Все для фронта – во славу Божью

Из истории Православия Украины в годы Великой Отечественной войны.

После изгнания оккупантов возрожденные обители активно включились в помощь фронту. Известно, что только в 1944 году в Фонд обороны было передано – Киево-Печерской Лаврой 30 тыс. рублей (братия была немногочислена, в период оккупации – 15-20 насельников), Днепропетровский Тихвинский женский монастырь – 50 тыс. Михайловский женский монастырь в Одессе (настоятельница – игуменья Анатолия (Букач, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне») собрал 100 тыс. рублей и большую партию медикаментов.

К середине ноября 1944 г. (по далеко не полным данным) духовенство и верующие Украины собрали на подарки в армию деньгами 1,5 млн. рублей и на 878 тыс. – продуктов и вещей. В помощь госпиталям передали почти 3 млн. и на 2,8 млн. необходимых вещей и питания. Около 400 тыс. рублей пошло на помощь детям и детдомам, свыше 700 тыс. – семьям воинов. Общая сумма пожертований превысила на то время 19,7 млн. рублей[1].

Со времени изгнания оккупантов, на освобожденных территориях Украинской ССР Церковь, по неполным данным, собрала в Фонд обороны 2693686 рублей[2].  Всего же за годы Великой Отечественной войны православные Украины  собрали в Фонд обороны 45 млн. руб. деньгами и натурпродуктами – из свыше 300 млн. пожертвований фронту от РПЦ в целом[3].

С именем благоверного князя на броне

30 декабря 1942 года Местоблюститель патриаршего престола, митрополит Сергий обратился к пастырям и членам приходских общин с призывом о сборе средств на постройку танковой колонны имени Дмитрий Донского. 5 января 1943 г., после обмена приветствиями между владыкой Сергием и председателем Совета Народных Комиссаров СССР был открыт банковский счет РПЦ, что означало начало процесса ее превращения в юридическое лицо и подготовки изменений в государственно-церковных отношениях. 23 февраля 1943 г. митрополит Сергий сообщил И.Сталину о собранных на постройку колонны 6 млн. рублей (всего впоследствии собрали 8 млн.)  и «большом количестве золотых и серебрянных вещей».

Средства собирали, как могли. Протоиерей прихода в с.Троицкое Днепропетровской области И.Ивлев, не имея средств в церковной кассе, благословил 75-летних прихожанок Марию Ковригину и Матрену Горбенко «просить Христовым именем на защиту дорогой Родины от насильников». Обойдя села в радиусе 20 километров, старушки собрали 10 тыс. рублей – помимо пожертований людей через сельсоветы.

8 марта 1944 года бывший Экзарх Украины, митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич) под Тулой передал в войска 40 боевых машин танковой колонны «Димитрий Донской». Из них сформировали два полка. 38-й отдельный танковый полк (19 танков Т-34) в составе 2-го Украинского фронта  освобождал Украину и Молдову в ходе Уманско-Ботошанской наступательной операции. По официальным данным, танкисты части  уничтожили более 1400 немцев, уничтожили или захватили 40 орудий, более 100 пулеметов, 38 танков (часть из них захватили целыми), 17 бронетранспортеров и более 100 автомобилей.  Участвовали в освобождении 47 населенных пунктов и форсировании Днестра. Почти все боевые машины были потеряны в ожесточенных боях, полк переформирован и под новым названием продолжил сражаться.

8 апреля 1944 г. полку за боевые дела присвоено почетное наименование «Днестровский», 49 военнослужащих отметили орденами и медалями. В боях погибло 10 офицеров и 21 солдат полка, причем 19 и з них вели до последнего бой и сгорели в танках. 516-й отдельный огнеметный танковый полк 1-го Белорусского фронта (21 машина из колонны «Димитрий Донской») завершил войну участием в Берлинской операции.

Спасая жизни

Откликаясь на призыв первосвященника РПЦ, в начале войны епископ Лука направил телеграмму председателю Президиума Верховного Совета СССР М. Калинину: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука». И хотя телеграмма попала лишь в краевой комитет ВКП(б), В. Войно-Ясенецкому разрешили приступить к врачебной практике.

Сам святитель с марта 1940 г., находясь в ссылке, работал хирургом в районной больнице Большой Мурты (130 км севернее Красноярска). В июле 1941 г. он уже приступил к операциям, а с 30 сентября профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя № 1515.

Пожилой, проведший 10 лет в тюрьмах и ссылках, ученый-епископ работал по 8-9 часов, делал 3-4 операции в день, что в его возрасте приводило к нервному истощению. Тем не менее, каждое утро он молился в пригородном лесу – в Красноярске на то время не осталось ни одной церкви. Жить приходилось в сырой комнате, питаться от госпитальной кухни ему не полагалось, однако выручали коллеги и персонал. Хирургический труд в Красноярске потребовал от престарелого, больного эмфиземой легких владыки Луки напряжения всех физических и духовных сил. Тем не менее, он работал с неизменной молитвой, спокойно, ровно, персонал не нервничал во время операций. К февралю 1943 г. профессор лично прооперировал 164 человека, в том числе и тяжелораненых в крупные суставы.

За три недели в 1942 г. профессор посетил семь госпиталей. Осмотрел 80 раненных. От умирающих воинов владыка не скрывал близости смерти, так как они могли пожелать христианской кончины. Об умерших молился дома, куда верующие принесли много икон.

В 1944 г. вышла в свет одна из основных научно-практических работ святителя-хирурга «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов»[4]. Как отмечается в работе, с 28 сентября 1941 г. до 12 февраля 1943 г. в Красноярском эвакогоспитале автор прооперировал 85 раненых в коленный сустав фронтовиков (29 из них поступили в тяжелом состоянии). Следует отметить, что с момента ранения до операции прошло от одного до четырех с половиной месяцев 

В книге проанализированы хирургические эпизоды 54 пациентов, из которых, благодаря мастерству хирурга, скончалось лишь трое. В своей «Автобиографии» профессор В. Войно-Ясенецкий отмечал: «Когда я обходил палаты по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами». Для сравнения: в среднестатистическом измерении из эвакогоспиталей глубокого тыла (туда попадали наиболее сложные пациенты), с 1 января 1943 г. в строй становилось 15% раненных.         

В январе 1946 г. постановлением Совета народных комиссаров СССР с формулировкой «за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений» владыке Луке (профессору В. Войно-Ясенецкому) была присуждена Сталинская (Государственная) премия первой степени в размере 200 000 рублей, из которых 130 тысяч он передал на помощь детским домам, детям, осиротевшим в годы войны, попросив об этом И.Сталина личной телеграммой.

Трудами в помощь армии отличился наиболее крупный из возрожденных в войну монастырей – Киево-Покровский. Во время оккупации там удалось восстановить работу амбулатории, где врачи, постоянно рискуя жизнью, выдавали киевлянам фиктивные справки о непригодности для отправки на работы в Германию. После освобождения столицы Украины  5-6 ноября 1943 года, в обители под руководством игуменьи Архелаи (Савельевой,1880–1957) организовали на средства сестринства большой госпиталь (1943–1945 гг.) на 100 коек, в лучших помещениях монастыря.

До 1948 г. работал лазарет, монахини до 1946 г. ухаживали за ранеными и внесли в Фонд обороны 70 тыс. рублей, собирали теплые вещи, туалетные принадлежности для госпиталей. Мать Архелаю наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Сама настоятельница, став сиротой, воспитывалась в монастырском приюте, с 1894 г. несла послушание в аптеке и больнице, созданными основательницей обители (1889 г.) Великой княгиней Александрой Петровной (супругой брата императора Александра ІІ, Великого  князя Николая Николаевича-старшего), перешедшей из лютеранства в Православие и принявшей со временем постриг. Ныне она прославлена как преподобная Анастасия.  Став в 1937 г. монахиней, с 28 марта 1942 г. и до смерти 23 октября 1957 г. мать Архелая служила настоятельницей. «Обладая сильной волей и особой проницательностью, – пишут о ней в наши дни, – смогла сохранить монастырские традиции в изменившихся исторических условиях».

Монахини монастыря в Домбоках под Ужгородом (основанного в 1931 году архимандритом (ныне – преподобным) Алексием Карпаторусским (Кабалюком) приютили и пять месяцев прятали и содержали (до прихода Красной Армии) 215 детей, спасшихся из горящего эшелона – их вывозили в Германию.

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук    

Примечания:

1. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 г.: Сборник документов. М.: Изд-во Крутицкого подворья, 2009. С. 352–353.
2. ОГА СБУ. Ф.9.Д. 74. Л. 105–106; Ф.1. Оп.12. Д.2.Л.90.
3. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 375. Л. 166; Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины.  Ф.4648.  Оп.3. Д.3. Л.71.
4. Войно-Ясенецкий В., проф. Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов. М. : Медгиз, 1944. 96 с.

Опубликовано: ср, 06/05/2020 - 10:15

Статистика

Всего просмотров 1,465

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle