Классические доказательства бытия Бога. Телеологический аргумент. Часть 2

Продолжение, начало здесь.

Телеологический аргумент не ограничивается замечаниями, высказанными в первой части, потому обратим внимание на другие его стороны.

Для начала поговорим об аргументе от обусловленности. В принципе, данное рассуждение стоит на стыке космологического и телеологического доказательств, однако мы поместили его здесь, так как само понимание обусловленности в природе возникает от наблюдения за ней и осознания взаимозависимости всего, что нас окружает. Суть данного аргумента сводится к следующим тезисам [1]:

1. Существование всего, что нас окружает, обусловлено существованием чего-то еще.
2. Мир представляет собой систему законов и вещей, существующих в пространстве и времени.
3. Соответственно, необходимо, чтобы существовало что-то еще, что обусловило бы существование мира.
4. Это «что-то» не может быть ограничено пространственно-временными рамками.
5. Поэтому оно не ограничено ни пространством, ни временем, а такими свойствами может обладать лишь только Бог.

Главным возражением против данного аргумента может быть утверждение, что не обязательно обуславливающей причиной существования мира должен быть «кто-то», а может быть и «что-то». Конечной альтернативой здесь выступает либо случай, либо закон природы. Сам по себе случай может быть причиной чего-либо, однако только лишь в качестве промежуточного звена, но никак не первопричины. Ведь случай уже предполагает существование некоторых законов и материальной (или нематериальной) субстанции, действующей в соответствии с этими законами. Закон же природы, как мы отметили в первой части, является режимом, в котором действует материя, он не является творческой силой, не может обладать вневременностью и внепространственностью и сам по себе не способен создать ничего нового, а тем более обусловить существование мира.

Одним из самых популярных возражений против телеологического аргумента является утверждение, что целесообразность природы, которую религиозное мышление приписывает высшему Разуму, является лишь антропоморфизмом, отражающим донаучное представление о целесообразности. Подобное отношение к рассматриваемому нами аргументу, в принципе, является примером сциентистской мировоззренческой позиции, признающей лишь только эмпирический опыт и ограничивающей им познавательные способности человека. К примеру, в Новой философской энциклопедии, изданной в 2010 году, читаем следующее: «Антропоморфизм характерен и для религиозного мировоззрения, толкующего целесообразность как выражение божественного разума; он лежит в основе идеалистической телеологии, извращенно представляющей целесообразность» [2]. При этом автор указанных слов при объяснении смысла термина «целесообразность» ссылается на труды К. Маркса, Ф. Энгельса и В. Ленина, что демонстрирует его ограниченность определенной идеологией.

В качестве возражения на указанные замечания обратимся к трудам американского философа Норриса Кларка, утверждавшего, что телеологический аргумент может быть достаточно сильным, однако при условии его правильной формулировки. Он предлагает свое изложение этого доказательства, заключающегося в нижеследующих рассуждениях [3].
Начальное рассуждение. Мир предстает нашему взору как динамическая система, состоящая из множества активных элементов. Упорядоченность системы обеспечивается устойчивыми взаимосвязями сущностей этих самых элементов, которые мы называем физическими законами [4]. В такой взаимосвязанной динамической системе активный характер каждого компонента определяется взаимоотношением с другими, соответственно, любой из ее компонентов может действовать только при наличии других. Современная наука всё больше и больше говорит о том, что окружающий нас мир – это система, а не просто совокупность многих, не связанных между собой, наборов законов. В такой целостной, тесно взаимосвязанной системе действие одного элемента имеет последствия для целого и ни одна из ее частей не может быть понята, кроме как в отношении целого.

Аргумент

Шаг 1. Если мы наблюдаем такую динамически соединенную систему, как наша вселенная, то необходимо наличие адекватного объяснения единства системы как целого – т. е. каким образом каждая из ее частей коррелирует с остальными, формируя при этом законы, и как всё это связано с целым. Однако никакая часть системы не может быть достаточной причиной системы, поскольку ее наличие уже предполагает наличие и всех остальных частей, коррелирующих с нею. Таким образом, ни система как целое, ни ее части не могут быть объяснением своего существования. Единственная достаточная причина фактического существования системы должна быть логически независима от нее и находиться вне ее бытия и действия.

Шаг 2. Такая причина может лежать только лишь в области разума, так как необходимо учитывать множество различных сущностей, отделенных друг от друга пространством (часто огромным расстоянием во вселенной), и объединять их во всеобъемлющее единство унитарных законов, управляющих каждой частью системы в отдельности и всей системой в целом. Только идея может быть причиной такой динамически взаимосвязанной системы, и такая организационная идея может существовать лишь по разумной причине.

Еще одно основание, почему причина системы должна быть разумной, заключается в той идее, что ей необходимо соотнести все элементы системы друг с другом еще до того, как они получат бытие и вступят в действие. Одним словом, только разум может спланировать будущее состояние системы.

Вывод

У нашей вселенской системы должна быть единая, разумная, организационная причина – трансцендентный творческий Разум.
Сила телеологического аргумента заключается в его сцепке с аргументом космологическим. В первую очередь должен быть установлен тот факт, что вселенная имела начало (космология), а затем – что это начало возникло в результате установки Разумным Богом вполне конкретных целей (телеология).

Протоиерей Владимир Долгих

Примечания:

1. Подробнее см.: Taylor Richard. Metaphysics. 4th Edition. New Jersey: Prentice Hall, 1992. P. 69–76.
2. Фролов И. Т. Целесообразность // Новая философская энциклопедия (под ред. Степина В. С., Семигина Г. Ю.). Т. IV. М.: Мысль, 2010. С. 315.
3. См.: Clarke Norris. The One and the Many. A Contemporary Thomistic Metaphysics. South Bend: University of Notre Dame Press, 2001. P. 223–226.
4. Например, все атомы водорода во вселенной устроены так, что могут соединяться с любыми атомами кислорода в соотношении 2:1, и наоборот, все атомы кислорода могут соединяться с атомами водорода в соотношении 1:2 и т. п.

 

Опубликовано: ср, 24/08/2022 - 10:35

Статистика

Всего просмотров 707

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle