Грешно ли чувствовать себя счастливым?

Отвечает протоиерей Владимир Долгих.

Чувство счастья, как и всякое человеческое чувство, достаточно субъективно. Если оценивать его отстраненно, безотносительно к его содержанию, то с уверенностью можно сказать, что в таком чувстве греховного ничего нет. Вся проблема заключается в том, что мы считаем счастьем, ищем ли его постоянно, привязаны ли к нему и т. п.?

Я, наверное, не открою большой секрет, если скажу, что большинство людей, пожалуй, за счастье почитает земное благополучие. Здесь имеется в виду не только и не столько материальный достаток, хотя и он в данном случае также важен, сколько добрые отношения в семье и на работе, возможность реализации, друзья, дети, здоровье, как собственное, так и родных и т. д. Это все прекрасно, и за все нужно благодарить Бога, но как тогда быть со словами Христа: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15:18-19), – и в другом месте: «Будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10:22). Возникает вопрос: если мое понимание счастья заключает в себе лишь земные блага, то как же тогда Крест и Голгофа? Ведь они также должны быть в жизни христианина? Без этого никак не спастись.

Подчеркну, что сами по себе земные блага, которыми мы обладаем, греховными не являются. Если в текущий период жизни Господь нас ими одарил, то не стоит их как-то отвергать или воспринимать чувство счастья как однозначно порочное. Но при этом нельзя и забывать, что нас окружает большое количество страждущих людей, помощь которым является важнейшей христианской добродетелью. Будучи счастливыми, нельзя с завистью смотреть на тех, кто живет лучше нас, а от того еще больше привязываться к земным благам и удовольствиям – это удел больных душ. Здоровая душа свой обзор всегда обратит на того, кому хуже. Если в нас есть хоть небольшая способность к эмпатии, если мы на личном опыте знаем, каково это, когда больно, то и спокойно наслаждаться собственным благополучием не сможем.

Для того чтобы оценить содержание собственного чувства счастья, стоит задать себе вопрос: буду ли я также счастлив, если моих близких или меня самого постигнет тяжелая болезнь? Думаю, что большинство ответит отрицательно. Это говорит лишь о том, что счастье мы как раз понимаем в земном контексте. Я ни в коем случае не призываю специально искать какие-то проблемы в своей жизни, но и не стоит забывать, что наше текущее счастье достаточно хрупкое, и может рассыпаться в одно мгновенье. Не зря ведь свят. Феофан Затворник писал: «Душевная и телесная жизнь, при благоприятном течении, дает что-то похожее будто на счастье; но это бывает мимолетный призрак счастья, скоро исчезающий». А вот у свят. Иоанна Златоуста есть другое, также весьма характерное наставление: «Бог не оставляет людей навсегда ни в несчастии, чтобы они не изнемогли, ни в счастии, чтобы они не сделались беспечными, но различными способами устрояет их спасение».

Можно быть счастливыми и в борьбе, и в противостоянии, и в скорбях, и в испытаниях. И за это все необходимо благодарить Бога, но это счастье уже совершенно иного рода. Более того, когда человек занят трудом, будь то физическим, умственным или духовным, ему попросту некогда отвлекаться на мысли о том, счастлив он или нет. Когда есть цель, средства и желание достижения цели, то они полностью поглощают ум и устремления человека, который не позволяет себе такую роскошь как мысли о счастье. Свят. Григорий Богослов в своих «Песнопениях таинственных» передал нам занимательный диалог: «Один златолюбец где-то сказал: “Желаю тебе лучше каплю счастья, нежели бочку ума”. Но мудрец возразил ему: “Для меня лучше капля ума, нежели море счастья”».

Не стоит также как-то специально искать счастье. Как бы нам ни хотелось его достичь, нельзя забывать, что мы – христиане, а потому, прежде всего, нам необходимо искать Царства Божия, ведь все остальное и так приложится (Мф. 6:33). Поиск счастья чреват совершением новых грехов и приобретением новых страстей, которых у нас и без того в избытке. Потому свят. Иоанн в одной из бесед на Евангелия от Иоанна сказал: «Счастье легко может обольстить и развратить людей невнимательных».

Каждый наш поступок, каждое желание мы должны оценивать не с позиции человеческой, ведь по-человечески можно многое оправдать, а в свете перспективы вечности. В вечности ведь не бывает оттенков, там все «черно-белое»: либо добро, либо зло; либо любовь, либо эгоизм; либо Бог, либо диавол; либо спасение, либо погибель. Поэтому все наши желания и устремления необходимо идентифицировать вот такой вот «лакмусовой бумажкой». Здесь я привел лишь несколько высказываний святых отцов, но и этого достаточно, чтоб понять, что в большинстве своем земное счастье они рассматривают если не негативно, то довольно сдержанно. Вот, к примеру, свят. Василий Великий пишет, что «богатство, здоровье, блистательную жизнь» нельзя расценивать как добро по природе, ведь они не только легко изменяются в противоположное, «но и обладателей своих не могут сделать добрыми». Как видим, проблема здесь не в самих земных благах, а в отношении к ним.

Подводя итог этому небольшому размышлению, хотелось бы снова сказать, что в чувстве счастья нет ничего греховного, если мы не упиваемся им, не «трясемся» над объектами или субъектами своего счастья боясь их потерять и умеем искренне благодарить Бога за то, что имеем. Не стоит как-то специально искать счастья, нужно просто жить, быть честными и искренними перед своей совестью, перед Богом и перед людьми. Нужно уметь довольствоваться тем, что есть, и не забывать о тех, кому гораздо хуже нас, радоваться каждому новому дню, но и помнить о хрупкости земного благополучия.

Теги

Теги: 

Опубликовано: пн, 08/02/2021 - 09:56

Статистика

Всего просмотров 2,039

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle