Великомученик Феодор Тирон: водораздел между миром и христианами

Что должно привлечь современного человека в житии святого с рассказом о чудесах, особенно учитывая, как сегодня довольно агрессивно навязывается материалистический взгляд на мир?

Ответить на данный вопрос можно напрямую и без обиняков – ничего. И проблема здесь, наверное, не в самой житийной литературе, а в нас – христианах. Даже если далекий от Церкви человек прочитает то или иное жизнеописание святого, он не встретит ничего подобного в реальной жизни. В субботу первой недели Великого поста Православная Церковь установила день почитания в честь вмч. Феодора Тирона. Житие его не очень большое, но в первую очередь привлекает внимание рассказ о чудесном явлении мученика Константинопольскому архиепископу Евдоксию и спасение христиан от вкушения пищи, кропленной идоложертвенной кровью. Заново излагать эту историю я не стану. Кто с ней не знаком, не поленитесь и перечитайте, это займет у вас не более пяти минут. Я же хочу поделиться мыслями, всплывшими в моей голове, когда я думал над выводами, которые можно извлечь из упомянутого эпизода жития вмч. Феодора.

В беседе с церковными людьми мне или моей супруге нередко задавали вопросы наподобие: «А каково это – быть священником (женой священника)?»; «А как вы решились принять сан, это же так сложно?» Мне иногда хочется ответить встречным вопросом: «А как вы решились стать христианами и ходить в храм?» Собственно, о чем это я? Мне кажется, что главный водораздел должен проходить не между священнической семьей и семьей мирянина, а между христианами и нехристианами, между жизнью с Христом и без Него. Именно на эту грань и указывает история спасения вмч. Феодором константинопольских христиан от вкушения идоложертвенной пищи. Попробуйте сказать современному номинальному христианину, что продукты в супермаркете осквернены языческим культом. Скорее всего, он просто покрутит пальцем у виска и спокойно пойдет наполнять корзинку. Только тех 2-2,5% от общего населения страны, реальных христиан, которых мы видим в воскресный день в наших храмах, такая новость заставит воздержаться от покупок.

Описанный пример, если угодно, пусть будет еще одним указанием на тот факт, что существенная разница должна быть не между образом жизни священника и мирянина, а между образом жизни христианина и нехристианина. Вспомните, что происходит во время Таинства Крещения. Восприемники или сам крещаемый (если он взрослый) отрекаются от сатаны и плюют на него. Многим, кто пришел на Крещение ради кумовства и еще каких-то суеверий, в этот момент бывает даже смешно. Они воспринимают это действие как некий религиозный атавизм или даже предрассудок. Но, как писал отец Александр Шмеман, пусть не смеются, они плюнули на самого диавола, и, уж поверьте, он вам этого никогда не простит. Только представьте, против кого воевать собирается христианин! Прп. Серафим Саровский говорил, что малейший из бесов обладает такой силой, что мог бы уничтожить всю землю, если бы только благодать Божия не препятствовала ему. А что уж говорить об их князе!

Естественно, что в одиночку человеку такое противостояние не под силу, потому мы и сочетаемся с Христом. Купель – это гроб, в котором крещаемый спогребается Спасителю, умирает для греховной жизни, о чем доходчиво пишет апостол Павел в читаемом во время Таинства отрывке. Вдумайтесь хорошенько в эти слова еще раз: «Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха» (Рим. 6:3–7). Как же мы все-таки не соответствуем тому образу христиан, который нам раскрывает новозаветное Откровение!

Мне кажется, что причина существенного выделения жизни священника как раз и кроется в том, что многие из нас (я говорю и о себе) все еще принадлежат этому миру в том смысле, что мир сильно затягивает и окружающие люди не видят в нас Христа. Да, идеал священнического служения нам хорошо известен, но он уже является составной частью идеала христианской жизни, а не чем-то совершенно иным.

Подумайте над сказанным, подумайте и над процитированными словами апостола Павла, а я еще добавлю пару своих мыслей. Когда меня поздравляли с хиротонией, то все говорили о тяжести и ответственности взятого креста, желали сил, крепости и т. п. Всё это имеет место, и на самом деле становится довольно страшно, когда ты понимаешь, что даже просто от твоего неправильного слова может зависеть вечность другого человека. Но вместе с тем, когда прошло какое-то время служения, я понял, что это не только тяготы, но и большое счастье. Счастье быть все время рядом с Христом, счастье говорить с Ним посредством молитвы, счастье осмысленности жизни, счастье иметь перед собой цель, далеко уходящую за пределы твоего земного бытия. Мне кажется, что всё это должно быть присуще не только тому, кто в сане, но и всякому христианину вообще, ведь у нехристиан ничего подобного нет.

Вмч. Феодор Тирон взошел на костер, потому что знал, что Христос рядом с ним, осознавал, что Он будет страдать вместе с ним, и был уверен, что примет его душу в Свои объятия тотчас, как она отделится от тела. Мне однажды сказали: вера строится на чувствах, но мне есть что возразить. Я согласен с тем, что мы остались в Церкви, так как в какой-то момент прошлого, в тех или иных обстоятельствах, сердцем почувствовали присутствие Бога, это было личное откровение Его нам, и мы приняли Его. Но вера постепенно должна взрослеть и переходить от чувств к знанию: в молитве, в Таинствах мы же в меру сил и возможностей познаем Бога. Кто сейчас решится сказать, что он не знает Бога? Мы же не просто верим в Его реальность, подобно тому как дети верят в Деда Мороза. Мы уверены, что Он существует, что всё, что сказано в Священном Писании, – правда. Уверены еще и в том, что Бог заботится о нас и каждый может входить в личное общение с Ним. Если бы не было этой уверенности, то мы молитвослов так никогда бы и не открыли и к Чаше не подошли. Думаю, что именно такой уверенностью обладал вмч. Феодор и все те, кто взошел на личную Голгофу. Это еще один признак отличия христиан от нехристиан.

Хотя этот текст, возможно, получился немного сумбурный, но мне давно хотелось поделиться высказанными мыслями, а в этот раз и повод подвернулся. А закончу я, пожалуй, замечательными словами свт. Тихона Задонского: «Явный знак светильника веры, горящего в сердце человеческом, есть духовная радость, ощущаемая в сердце, радость о Духе Святом, радость о Боге. Об этой радости говорится в Псалмах: ‟Сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому” (Пс. 83:3). Ибо где вера в Бога, там и любовь к Богу, где любовь к Богу, там и радость о Боге. Что любим, тому и радуемся».

Протоиерей Владимир Долгих

Теги

Опубликовано: пт, 19/03/2021 - 19:43

Статистика

Всего просмотров 2,148

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle