Великая Среда – предательство как вершина зла

Что может быть хуже предательства? Кто-то, возможно, скажет, что тяжелая болезнь или смерть, но едва ли с этим можно согласиться.

Великая Среда – это день, евангельские события которого хорошо известны многим, даже далеким от Церкви, людям. Да, женщину, помазавшую миром Христа (Мф. 26:6–13), вспомнят не все, но про предательство Иуды знает и тот, кто никогда не открывал Священное Писание (Мф. 26:14–16). Предательство можно смело назвать самым страшным преступлением, особенно когда оно относится к Богу.

Даже в человеческих отношениях вероломство, коварство или измена воспринимаются настолько тяжело, что вражда, посеянная ими, остается если не навсегда, то многие года. И дело здесь не способности или неспособности простить, а в том, что утраченное доверие крайне трудно восстановить, да и человек, решившийся на предательство, находится в настолько порочном состоянии, что его изменение в лучшую сторону – дело совсем нелегкое.

В отношениях же с Богом ставки повышаются многократно. Не зря Клайв Льюис, защищая христианскую доктрину ада, говорит, что даже во всяком уголовном кодексе высшая мера наказания предусмотрена за самое тяжелое преступление. А что может быть хуже, как отвернуться от Того, кому мы обязаны буквально всем, Кто не только подарил нам жизнь, но и не оставил после совершенного и совершаемого предательства, Кто всё время заботится о нашем спасении, Кто, несмотря ни на что, продолжает нас любить, да так, что, и воплотившись, взошел на Крест.

Давайте вдумаемся в одну мысль. Мы помним, что грехопадение началось с Евы, но коль пала одна часть человечества, то допустимо говорить, что не могла не пасть и другая, ведь наши прародители были одним целым. Ева первая идет в смерть, а за ней в смерть идет и Адам. В итоге смерть становится нормой, неотъемлемой частью человеческого бытия. Но бессмертный Господь из невероятной любви к Своему творению идет в смерть за Адамом для того, чтоб и его, и всех его потомков вырвать оттуда. Это находит выражение в кратких словах Христа относительно женщины, помазавшей Его миром: «Она приготовила Меня к погребению» (Мф. 23:12). Такая маленькая фраза, но сколько в ней глубокого и довольно страшного смысла: ради нас Господь идет умирать! Каким же тяжелым тогда является предательство!

Ни для кого не секрет, что среди церковных людей и священнослужителей можно встретить всяких. К сожалению, порочная жизнь проникает и туда, где ее, казалось бы, должно быть минимум. Бывает, что безнравственно живут те, кто должен быть учителем нравственности. Но всякий раз, когда мне приходится сталкиваться с подобными явлениями, когда сомнения начинают свое вкрадчивое отравление души, я задаю себе вопрос: а к Христу претензии есть?

Конечно, нет. Никто так не говорил, как Он, никто так не учил, как Он, никто и никогда не совершал таких чудес, как Он, и, в конце концов, никто не воскресал, как Он. В Церкви я нашел Христа, и этого достаточно. И вот, когда задумываешься о поступке Иуды, то понимаешь, что ведь он был непосредственным свидетелем всех слов и действий Спасителя. Да, он не дожил до Воскресения, но ведь он собственными глазами видел воскрешение четверодневного Лазаря, знал, что Христос абсолютно чист и непорочен. Пусть он разочаровался в своем Учителе, так как не получил желанного им земного блага, но ведь в Спасителе невозможно разочароваться как в Человеке, как в образце нравственности. В таком случае можно было бы просто оставить апостольство и уйти, но нет, он решается на самое страшное – предательство. «И смотри, как велика злоба Иуды, – пишет свт. Иоанн Златоуст, – когда Он произвольно приступает к предательству, когда делает это из-за денег, и притом денег столь незначительных…  О, безумие! Как ослепило его совершенно сребролюбие! Несмотря на то, что часто видел, как Иисус проходил среди толпы и не был удерживаем, как являл многие доказательства Своего божества и силы, Иуда думал удержать Его, и несмотря на то, что Иисус столько раз повторял ему и страшные и кроткие слова, чтобы разрушить злой его умысел. Даже и на вечери не переставал заботиться о нем, но до последнего дня беседовал с ним об этом». Весь трагизм происшедшего Церковь с самых ранних времен своего существования зафиксировала в традиции соблюдения поста по средам.

Покаянный путь Великого поста для нас уже закончился, но, даст Бог, жизнь продолжится и у нас еще будет сколько-то времени для подготовки к вечности. Сейчас нас ждет восшествие с Христом на Голгофу, мы с замиранием сердца будем вслушиваться в чтение Страстных Евангелий, затем наступит Пасхальная радость, а за ней всё та же жизнь, в которой у каждого есть возможность как оказаться у ног Спасителя, так и в роли очередного «Иуды». И здесь важно помнить, что нет ничего хуже предательства, тем более предательства Бога. Из тяжелой болезни и даже смерти можно извлечь пользу, но из предательства – никогда. Это вершина зла, действие, в основании которого лежит древнейший грех гордыни. Богоотступничество – это конец всякой жизни. «Разумная душа, будучи отделена от Бога, – пишет свт. Григорий Палама, – не только становится инертной в отношении благой деятельности, но и сама по себе становится деятельной в дурном отношении, жительствуя, несчастная, до такой степени беспорядочно (а затем также продолжая жить и в разделении с телом), что, наконец, во время суда, вместе с телом, в неразрешимой и невыносимой связи, будет предана вечному мучению, уготованному для диавола и Ангелов его; потому что и все они – мертвы, хотя и деятельны на зло, – потому что они справедливо были отвержены от Бога, Который есть Сама Жизнь».

Мы часто обращаемся к житиям святых и Самого Христа, дабы брать пример с них, учиться, просить о помощи. Но иногда стоит перед своим взором держать образ Иуды, дабы его страшная участь удерживала нас от предательства Господа в словах и поступках, пусть даже и в кажущихся незначительными. 

Протоиерей Владимир Долгих

Теги

Опубликовано: ср, 20/04/2022 - 10:27

Статистика

Всего просмотров 2,269

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle