Сретение. Что мы о нём не знаем?

Рассказывает протоиерей Владимир Долгих.

Ровно через сорок дней после Рождества Христова Православная Церковь отмечает Сретение Господне. События праздника описал евангелист Лука, и они нам всем хорошо известны. В этот раз же хотелось сказать несколько слов о том, какие не совсем очевидные смыслы мы можем извлечь из, казалось бы, знакомого сюжета.

Точнее, нельзя назвать евангельское повествование лишь сюжетом. Просто поучительными для нас могут быть и какие-либо иные художественные или исторические события, о которых мы узнаем из различных произведений. Каждая прочитанная книга, безусловно, оставляет свой отпечаток в нашей душе и в нашем сердце, но все же к ним мы относимся несколько отстранённо. С Евангелием так нельзя, ведь Евангелие – жизненно как никакой другой письменный памятник. Каждое событие, каждое действие в нем описанное, помимо исторического, имеет еще эсхатологический и/или сотериологический слой. Этот слой, возможно, не всегда очевиден, но дабы докопаться до него сильно долго копать не нужно. Для искренне ищущего человека Бог не станет глубоко прятать смыслы, но позволит прикоснуться к ним всякому, кто просто постарается одним движением руки «отодвинуть шторку».

В контексте разговора о событиях Сретения Господнего мне хотелось бы сказать о двух вещах.

Встреча

Для человека бывает нет ничего радостней, чем встреча с любимыми людьми после сколь-либо длительного расставания. Мы готовимся к ней, ожидаем с нетерпением, переживаем. Но не такой ли должна для нас быть встреча с Богом? Не так ли, или еще больше, мы должны стремиться всеми силами приблизить к себе момент свидания с Тем,
Кому обязаны не только собственной жизнью, но и жизнью наших родных? А что в реальности получается? Часто просто «за шиворот» себя тянешь, то на молитву, то на богослужение в храм, то на чтение Священного Писания, то даже к Чаше.

Хорошо когда, пусть и через силу, но ждешь встречи с чем-то важным. Но ведь, если задуматься, вся наша жизнь соткана с постоянных встреч и расставаний. Мы суетимся из-за них, но все они лишь маленькие промежуточные этапы на пути, который закончится встречей со смертью. Более того, мы постоянно живем в предожидании встречи с неизвестным будущим. Мне довольно часто приходится слышать жалобы и тревоги относительно того, что нам ждет впереди. Хотя кто-то по своей наивности, возможно, и очаровывался некой «стабильностью» жизни, но события последних нескольких лет довольно доходчиво продемонстрировали, насколько хрупок наш мир, и насколько мир хрупок в нем. Ни правды, ни смыслов, ни разрешения мучительных вопросов, недоумений или беспокойств мы здесь не найдем. И в этом для нас весьма поучительны события Сретения.

Только вдумайтесь в этот таинственный и удивительный момент. Ветхие, уже иссохшие руки старца Симеона принимают Богомладенца. Он – старый, увядающий человек обнимает Того, Кто обнял Собой всю вселенную. Симеон держит сорокадневного Ребенка и, называя Его Владыкой, как бы испрашивает разрешения умереть. Он жил этой встречей с Богом. Он жил не чем-то временным, преходящим, а Тем, Кто наполнит смыслом все его бытие, превратившееся в одно сплошное «накануне».

А какой встречи ждем мы? Встречи со счастьем, что на планете, в стране или в личной жизни все вот-вот наладится, и мы сможем насладиться благоденствием. Может все-таки не стоит тратить силы, хоть душевные, хоть интеллектуальные, хоть физические на эти «ветряные мельницы»? Может, стоит, хотя бы ненадолго, задержать взгляд на старике и Младенце и, через осмысление всего вокруг нас происходящего, готовиться к самой главной встрече, где место Симеона займем мы?

Чуть повзрослев, в нашем теле начинают действовать разрушительные процессы, которые в конечном итоге приведут к смерти. Однако, при увядании тела, душа должна в противоположном направлении возрастать к моменту встречи с Владыкой вселенной. Необходимо, чтоб тело, израсходуя свое «топливо» на вещи важные и существенные создавало плодотворную почву для вызревания души. Святитель Николай Японский, в беседе со своим викарием владыкой Сергием (Тихомировым), незадолго до собственной кончины как-то метко подчеркнул, что телом человек не ограничивается. Если б человек был только тело, то он берег бы его и ничего не делал такого, что нанесет вред телу. Сам святитель, будучи старцем, с больным сердцем и астмой никак не мог, даже по рекомендации врачей, оставить своих дел, хотя они лишь усугубляли недуг. Потому он и отметил, что хотя тело и одряхлело, но душа никак не хочет с этим мириться. Душа не знает старения и увядания, тело – это ее инструмент, орудие, потому ей и нужно давать возможность пользоваться этим орудием, пока от него есть какая-то польза. Только в таком «симбиозе», в строго отведенное нам время, у нас то и есть возможность подготовиться к самой главной встрече.

Посвящение

Христос был первенцем, а как мы помним из событий, бывших еще при Моисее, первенцы из каждого колена должны были отдаваться на служение Богу. Все переменилось когда, при получении Синайского законодательства, древние евреи соорудили золотого тельца, которому поклонились все, кроме представителей колена Левия. В итоге единственное сохранившее верность колено, стало коленом священников и левитов, а за всех остальных первенцев приносилась жертва. Здесь для нас важны не столько причины, сколько сам факт посвящения ребенка Богу. Иосиф и Дева Мария, естественно, не могли не выполнить этого закона.

Сегодня мы живем в пропитанном эгоизмом мире. Вся наша, так называемая, культура взращивает нарциссов. Потребительское отношение к жизни, бесконечные селфи, накопление лайков, подписчиков – что это как не инструменты взращивания эгоистов. А ведь если человек хоть немного увлекся виртуальным миром, то он уже принял его правила игры. Да, что там говорить, ведь и зрелые люди часто рожают детей лишь «себе на утешение». Получается, что даже в такой, казалось бы, неэгоистичной сфере как семья, находиться место для эгоизма. О том, чтобы посвятить ребенка Богу, да еще и с малых лет, сегодня уже и речи быть не может.

«Все мое, и тело мое, и дом мой, и деньги мои, и машина моя, и хобби мои, и дети мои… все мое», – примерно так выглядит мир современного человека. Святитель Григорий Богослов как-то говорил, что Богу нужно отдать хотя бы то, что и так будет отобрано. Мысль сама по себе краткая, но очень глубокая, предлагаю каждому еще отдельно над ней подумать. От себя же еще добавлю, что наполняемость жизни человека во многом заключается в умении служить, отдавать и, в своем высшем проявлении, полностью посвящать себя Богу. Господь всегда возвращает с торицей, а потому в самоотречении ради Него мы уже предвосхищаем блаженную вечность, которая тогда, более двух тысяч лет назад, коснулась участников сретенских событий. Внимательно вчитайтесь в слова святителя Феофана Затворника: «Мы все призваны не к мысленному только представлению сего блаженства, а к действительному его вкушению, потому что все призваны иметь и носить в себе Господа и исчезать в Нем всеми силами своего духа. И вот, когда достигнем мы сего состояния, тогда и наше блаженство не ниже будет блаженства тех, кои участвовали в Сретении Господнем».

Встреча Симеона и Христа – это не просто встреча старца и Ребенка – это еще и встреча смерти с Жизнью, встреча человечества с Богом. Когда ты становишься не просто сторонним наблюдателем событий Сретения, то перед их лицом растворяются практически все вопросы, исчезает одиночество, бессилие, страх старения, предстоящей разлуки души и тела.

Теги

Опубликовано: пн, 15/02/2021 - 09:33

Статистика

Всего просмотров 573

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle