Служение женщин в Церкви – что нам об этом известно?

Что нам известно о служении женщин в Церкви? Сегодня уход за храмом лежит преимущественно на женских плечах и, в большинстве случаев, этим их служение Церкви ограничивается. Однако так было не всегда.

Под 7 августа в православном календаре мы видим имя св. Олимпиады диаконисы, потому, пользуясь случаем, давайте сделаем интересный исторический экскурс и посмотрим, какие должности и обязанности были у христианок в прошлом.

Служение женщин, в той или иной форме, известно еще с апостольских времен. Наиболее известная женская должность как раз имела название диаконис, функции которых заключались в присмотре за порядком в женском отделении храма во время богослужений, наставление женщин, помощь им и священнослужителю при принятии таинства крещения, исполнение поручений епископа и пр.

Если обратиться к истории формирования женских церковных должностей, то принято разделять их на два периода – служение вдов (примерно до середины III века) и служение диаконис (последующее время). Однако был еще и переходной период, когда параллельно существовали обе должности.

Есть мнение, что первое упоминание об определенном служении женщины относят к словам апостола Павла в его послании к Тимофею: «Диаконы также должны быть честны, не двоязычны, не пристрастны к вину, не корыстолюбивы, хранящие таинство веры в чистой совести. И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, допускать до служения. Равно и жены их должны быть честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем» (1 Тим. 3, 8-11). Мы видим, что в последнем стихе идет речь о нравственных качествах женщины, скорее всего диаконисы, избранной на служение в Церкви. О вдовах Иопии идет речь в Деяниях: «Петр, встав, пошел с ними; и когда он прибыл, ввели его в горницу, и все вдовицы со слезами предстали перед ним, показывая рубашки и платья, какие делала Серна, живя с ними» (Деян. 9, 39). Есть упоминание о жаловании от Церкви, получаемом вдовицами – также в послании к Тимофею: «Если какой верный или верная имеет вдов, то должны их довольствовать и не обременять Церкви, чтобы она могла довольствовать истинных вдовиц». (1 Тим. 5, 16), – и это жалование свидетельствует об определенных женских обязанностях, так как материальные средства получали лица, занимающие иерархические церковные должности. Обязанности вдов были обусловлены теми функциями, которые женщина выполняла в обществе и семье. В первую очередь – это присмотр за детьми, как родными, так сиротами, находившимися на церковном обеспечении (1 Тим. 5, 4, 10), а также прием странников, помощь бедствующим и т.д. В целом, в ранней Церкви благотворительность была одним из основных форм служения людям и в данном случае женщины задействовались повсеместно.

В последующее время о служении вдов пишут сщмч. Поликарп Смирнский, Ерма, сщмч. Игнатий Богоносец, Лукиан, Ориген, Тертуллиан, Климент Александрийский и др. В «Строматах» Климента есть упоминание не только о благотворительных функциях женщин, но и о миссионерских, как апостольских помощниц: «Апостолы отдавали все свое время служению, однако брали с собой женщин, скорее в качестве сестер, нежели жен, для того, чтобы они помогали им нести проповедь и женщинам, проникая беспрепятственно туда, куда доступ мужчинам был закрыт». В принципе, то положение, которое занимали вдовы в Церкви, Троицкий С. В. – исследователь данной темы – охарактеризовал следующими словами: «Вдовы были церковнослужительницами в тот период, когда Церковь почти не знала церковнослужителей. Но, принадлежа к клиру, они не приравнивались к священнослужителям. Поэтому, когда клир противопоставляется мирянам, вдовы упоминаются после лиц иерархических, но, когда речь идет об иерархии в узком смысле, о вдовах упоминания нет».

Интересно подчеркнуть, что одной из обязанностей диаконис была помощь во время крещения, и именно этот фактор послужил причиной отделения от вдов должности диаконис. Просто некоторые вдовы выполняли функции благотворительности, а другие – богослужебные, т.е. собственно церковнослужения. Со временем чин вдов потерял свое иерархическое значение и превратился в благотворительное учреждение.

Первым письменным памятником, упоминающим чин диаконис, является Дидаскалия (Учение двенадцати апостолов) – апокриф, написанный в III-IV веках. Как раз в нем содержаться сведения о том, что во время крещения женщин именно диаконисы помазывали их елеем. От вдов диаконисы унаследовали функции наставничества (в особенности опять же катехизации перед крещением), посредничества между женщинами и иерархическими лицами, ухода за больными, а также поддержания внешнего порядка в храме. Нужно сказать, что если служение вдов было, в первую очередь, благотворительным, а потом литургическим, то служение диаконис – наоборот – сначала литургическим, а затем благотворительным.

Несмотря на свое древнее происхождение, нужно сказать, что в Константинопольской Церкви, чин диаконис просуществовал до XI века. В свою очередь Русская Церковь несколько столетий была частью Церкви Константинопольской, а потому переняла от нее многие богослужебные традиции и церковное устройство, в том числе и чин диаконис. В Русской Церкви диаконисы со временем трансформировались в просфорниц. Интересно, что диаконисам и просфорницам запрещалось воторобрачие, причем, решением Святейшего Синода, в качестве узаконенного правила эта традиция стала лишь в 1733 году. В общем, эта дата стала последним упоминанием чина диаконис в историографии Русской Церкви. После этого были две попытки восстановления чина диаконис. Первая связана с именем преп. Макария (Глухарева) – просветителя Алтая и основывалась на нуждах миссии. Вторая – с именем священника Александра Гумилевского и обусловлена желанием великой княгини Елены Павловны создать общину диаконис в основанном ею Крестовоздвиженском храме города Санкт-Петербурга. За реализацию этого проекта и взялся отец Александр, однако особенностью данной затеи был тот факт, что он попытался объединить «три разнородных института – институт католических сестер милосердия, институт протестантских диаконис и древний институт диаконис православных». В силу разных причин обе попытки оказались неудачными.

Вкратце нужно также упомянуть о такой неиерархической женской должности как старицы. В послании к Титу апостол Павел повелевает «чтобы старицы также одевались прилично святым, не были клеветницы, не порабощались пьянству, учили добру; чтобы вразумляли молодых любить мужей, любить детей, быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми, покорными своим мужьям, да не порицается слово Божие» (Тит. 2, 3-5). Из приведенного отрывка видно, что в функции стариц, в силу их почтенного возраста и жизненного опыта, входила обязанность наставлять молодых женщин. Есть мнение, что малоимущие старицы получали материальную помощь от Церкви. Характеризуя их положение еще один исследователь Постернак А. отмечает, что «в христианских общинах старицы пользовались почтением за свою благочестивую жизнь и преклонный возраст… Старицы имели право наставлять более молодых женщин, но нет оснований делать вывод, что данная обязанность являлась их особым церковным и, тем более, священническим служением».

Как видим, в прошлом служение женщин в Церкви было гораздо более разнообразным. Сегодня эта проблема касается не только женщин, но и мирян вообще. Какие-то формы служения, в силу объективных причин, уже не восстановить, однако появляются и новые формы. Все это говорит о том, что, не впуская порочность этого мира, нужно быть все же открытым ему, дабы Евангельскую весть услышало как можно больше людей, и помощь мирян, как мужчин, так и женщин здесь может быть неоценима.

Протоиерей Владимир Долгих

Опубликовано: пт, 06/08/2021 - 10:07

Статистика

Всего просмотров 1,510

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle