Почему Авраам назван «отцом верующих»?

Смысл выражения «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность» (Иак. 2:23).

Традиционно мы называем Авраама отцом всех верующих, тем самым не только приводя его в пример веры, но и видя в лице Авраама своеобразный эталон христианской веры. Причём особенно примечателен тот факт, что в пример веры, в том числе и христианам, верующим новозаветного времени, ставится ветхозаветный праведник. Что же такого важного в вере Авраама?

Заявляя о совей вере, мы обыкновенно утверждаем, что веруем в Бога. То есть имеем уверенность в его существовании, в совершённом Им деле нашего спасения, в Его промышлении о нас. О вере же Авраама Писание говорит несколько иначе: «веровал Авраам Богу». На первый взгляд, разница невелика, если не сказать – ничтожна. Но это лишь на первый взгляд.

Впервые мы читаем об Аврааме в 11-й главе Книги Бытия, где он упоминается в родословии Сима. Но уже 12-я глава начинается призывом Бога, обращённым к Аврааму: «пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе» (Быт. 12:1). Если кому-то покажется, что этот призыв – обычный в ряду многочисленных призывов Бога, обращённых к Его избранникам и встречающихся во многих священных книгах, то спешу возразить: это далеко не так.

Примерное время жизни Авраама – XIX в. до н. э., время, когда люди жили глубоко племенным сознанием. Ясно, что суровую жизнь проще проживать вместе, а столь суровую, сколь жизнь на Ближнем Востоке того времени, и подавно: засушливый климат, дефицит воды, необходимость много и тяжело трудиться. Кроме того, стычки, конфликты и войны между племенами и городами, разбойники, промышлявшие всюду, где можно было хоть чем-нибудь поживиться… И вот Аврааму, богатому скотоводу, главе семейного клана, принадлежащего к племени арамеев, Бог велит уйти с насиженного мета, оставить своё племя и идти вместе с семьёй, роднёй и рабами через Сирию в землю Ханаанскую. То есть, с учётом всех вышеперечисленных реалий, ещё и перейти в разряд бродячих семей, какие во множестве странствовали по территории Ближнего Востока, промышляя, кто скотоводством, кто наёмом на работу или в армию, а кто и вовсе – разбоем. Но одно дело – немногочисленное семейство, относительно готовое к тяготам кочевой жизни, и совсем другое – более трёхсот человек, живших доселе оседлой жизнью. Конечно, сказать, что опыта кочевой жизни у Авраама не было вовсе нельзя: из Писания нам известно, что отец Авраама – Фарра, привёл своё многочисленное семейство в Харран из Ура Халдейского. Но единичное, пусть даже и длительное, путешествие – это ещё не бродячая жизнь. Кроме того, мы не знаем, каких потерь могла стоить Фарре столь небезопасная инициатива. В любом случае, подвигая Авраама на непростое и опасное странствование, вынуждая его отделиться от племени, тем самым ставя себя в куда более уязвимое положение, нежели прежде, Бог призывает его к самоотвержению, с одной стороны, и полному доверию к Себе, с другой.

И Авраам поверил. Не просто в Бога, как подавляющее большинство из нас, а Богу. Полностью положился на Него, без малейшего сомнения поверил Ему. Так же, как без малейшего сомнения верит и доверяет младенец своему отцу, который, играя с ним, подкидывает его вверх и ловит полностью расслабленным, радостным и смеющимся. А ведь младенцы, как известно, особенно пугливы. И даже такие пустячные вещи, как шум воды в сливном отверстии ванны, лай собаки во дворе или просто резкое движение взрослого, легко способны его не только серьёзно напугать, но и стать весьма травмирующим впечатлением. А тут ребёнка подбрасывают на высоту, многократно превосходящую его собственный рос. Подбрасывают резко, а порой и неожиданно. И – никакого страха, ни испуга, ни напряжения. Ребёнок знает, что отец, подбросив, обязательно поймает его, и в итоге то, что могло бы напугать, вынуждает заливаться смехом. Бог позвал Авраама в неизвестность, и Авраам не испугался её, веруя, что Бог пребудет с ним.

Авраам отправился в своё странствие, не сомневаясь и не страшась ни разбойников, ни болезней, ни падежа скота, ни диких зверей. Отправился, ни минуты не усомнившись в обещании Бога произвести великий народ от него, семидесятипятилетнего старика, мужа бесплодной Сарры. И вот эта по-детски непосредственная вера, вера не столько в Бога, сколько Богу, который, как мы хорошо знаем и из Писания, и из жизни, верен всякому Своему слову и обещанию, и вменилась в праведность Аврааму и сделала его «другом Божиим».

Плоды веры Авраама нам хорошо известны. Он благополучно достиг земли Ханаанской, не потерпел ущерба ни от разбойников, ни от болезней, ни от хищников, не понёс потерь, отбивая Лота у шумеро-эламского войска. Ему неоднократно являлся Господь, в точности исполнивший каждое Своё обетование. Для нас же он стал образцом веры. Бесхитростной и искренней, твёрдой и непоколебимой. Веры преображающей и спасающей. Веры подлинно христианской, несмотря на то, что жил Авраам чуть менее чем за две тысячи лет до Рождества Христова.

Протоиерей Владимир Пучков

Опубликовано: пт, 09/07/2021 - 11:40

Статистика

Всего просмотров 1,410

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle