Языки

  • Русский
  • Українська

Личные отношения с Богом. Как их построить?

Содержимое

ФОМА

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы. Недавно в рубрику пришло письмо с вопросом, как управлять гневом.

Читала у некоторых священников, что очень важно выстроить личные отношения с Богом. Как это понять? В чем эти отношения заключаются, и как их построить? Спасибо.

Инна

Отвечает протоиерей Павел Великанов:

Личные отношения с Богом. Как их построить?

— Отец Павел, что бы Вы прежде всего ответили нашей читательнице?

— Я бы ответил так. Цель любой религии — это спасение человека. Другой вопрос, каким образом в той или иной религии это спасение достигается. Христианство утверждает, что спасение мы обретаем только через связь с Христом, потому что в Нем произошло примирение между всем человечеством и Богом. Примирение не как отказ от предъявления тех или иных претензий, а примирение именно как восстановление отношений, полноценного общения человека и Бога.

Не просто так в Библии, когда речь заходит об отношениях между человеком и Богом, используется образ супружества. В Ветхом Завете пророки обвиняли Израиль в том, что он «блудодействует» с чужими богами, то есть использовался образ супружеской измены. А в Новом Завете апостол Павел говорит об отношениях между Христом и Его Церковью как об отношениях между женихом с невестой.

Почему так активно используется образ супружества? Именно потому что ничто так глубоко не затрагивает все стороны человеческой жизни, как брачные отношения. В супружестве люди соединяются не только внешне, но и образуют единство тела, души, духа. Личные отношения мужа и жены невозможно выстраивать по чьему бы то ни было приказу, их невозможно регламентировать какими-то внешними правилами. И, к примеру, невозможно себе представить, чтобы некая толпа мужчин и некая толпа женщин хаотически перемешались и каждая пара из этой толпы образовала бы семью. Понятно, что процесс нахождения второй половины для каждого человека очень непростой, иногда долгий, иногда быстрый, но в любом случае это вопрос личного определения человека, личного переживания.

Говоря об отношениях между человеком и Богом, мы предполагаем, что эти отношения тем более являются личными, интимными — в этом нет ничего зазорного, ведь в конечном итоге для каждого человека есть только два бесспорных факта: то, что есть сам этот человек, и то, что есть Бог.

 

— Каковы признаки личных отношений человека и Бога?

— Прежде всего эти отношения характеризуются тем, что они живые. Вот давайте подумаем, с какими сложностями чаще всего сталкиваются супруги, и попробуем провести параллель с отношениями человека и Бога. Давайте возьмем такой пример: один супруг может предъявлять ряд требований, с которыми другому супругу будет некомфортно, и на фоне этого могут возникнуть недопонимания, конфликты и так далее.

Применима ли подобная ситуация к отношениям человека и Бога? Отчасти да, ведь Церковь, можно сказать, предъявляет человеку ряд требований в виде целой системы обрядов и правил. Элементарно: если ты православный человек, то ты должен как минимум два раза в неделю приходить в храм на богослужение — на вечернюю службу в субботу и на литургию в воскресенье. Это вроде бы само собой разумеющееся, и если человек по каким-то причинам не приходит на службы, то возникает вопрос, а имеет ли он вообще право именоваться христианином. Вроде бы все тут понятно: у человека, которому дорог Христос, которому важно причащаться, быть на службе, быть частью церковной общины, даже мысли не возникнет пропустить воскресную службу.

Но если мы попытаемся посмотреть на эту ситуацию с точки зрения личных отношений между человеком и Богом, то иногда мы можем увидеть моменты, которые сильно отличаются от нашей универсальной, прекрасно работающей модели. Например, я знаю одного человека, который ходит в храм крайне редко, только тогда, когда его «припечет» так, что он уже не может туда не пойти. Когда я спросил у него, почему, он мне объяснил, что между ним и той средой, с которой он сталкивается на его приходе, не выстраиваются добрые, доверительные отношения, и потому он чувствует себя там нежеланным гостем, чужим человеком и выходит из храма не наполненным, а наоборот, опустошенным. Видимо, в данный момент мера его веры недостаточна для того, чтобы возвысится над этой ситуацией и спокойно ходить в храм. Тогда я задал человеку следующий вопрос: «Но без Бога же плохо жить. А что же вы тогда делаете по выходным?» — «Я хожу в лес». Он уходит в лес от своей семьи, от своих дел. Нет, не как язычник — искать там какие-то источники энергии: просто в лесу его душа настолько растворяется и сливается с окружающей природой, с творением Божиим, что именно там он ощущает реальность и близость Божественного действия.

 

Личные отношения с Богом. Как их построить?

 

Я ни в коем случае не противопоставляю нахождение в храме такому вот природному действию. Но для конкретного человека на данном этапе его духовного возрастания такое времяпрепровождение оказывается более действенным. И я думаю, было бы глубоко ошибочным ломать этого человека об колено и заставлять ходить в храм так же часто, как это делают люди с многолетним церковным стажем, получающие от службы реальную духовную помощь.

Поэтому когда мы говорим о выстраивании личных отношений человека с Богом, то прежде всего, мы говорим о нашем умении ощущать присутствие Бога и находить те средства, которые помогают это ощущение поддерживать.

Святитель Феофан Затворник многократно говорил, что самое главное — это «внутрь-пребывание», состояние, когда ум опускается в область сердца и следит, чтобы оно всегда находилось в мирном состоянии и чтобы в нем всегда было место для памяти о Боге и о внутреннем предстоянии перед Ним.

Надо понимать: все остальное выполняет лишь инструментальную функцию. Все наши молитвенные правила, все наши обряды ценны лишь постольку, поскольку помогают человеку развивать и удерживать это состояние. А вот когда они, напротив, мешают нам, когда в результате жесткого, формального исполнения этих правил внутри нас возникает напряжение, когда мы отказываемся понимать наших близких, идти на какие-то уступки, мотивируя это своими высокими религиозными требованиями — грош цена такому следованию правилам.

Поэтому я бы хотел обратить внимание на два важных момента: надо научиться слушать и слышать самого себя и свой контакт с Богом. И надо понимать, какой инструментарий помогает именно тебе обретать Бога в большей полноте, более чисто.

 

— Когда мы выстраиваем личные отношения с Богом, как не впасть в излишний романтизм или расхлябанность? И нет ли опасности начать пренебрегать установленными Церковью правилами?

— Я думаю, надо иметь внутри себя четкий критерий, руководствуясь которым мы можем не впасть в состояние прелести, самообмана или такого духовного самовозбуждения, когда чувство благодати, приятного нахождения рядом с Богом превращается в настоящий морок, под действием которого человек ничем не будет отличаться от любого религиозного фанатика. Апостол Павел многократно призывает христиан к тому, чтобы они проверяли сами себя, в Духе ли они ходят. В его посланиях мы можем увидеть слова: кто Духа Христова не имеет, тот [и] не Его (Рим 8:9) или уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал 2:20).

Эти слова иногда кажутся нам какой-то недостижимой высотой, доступной лишь избранным единицам — святым или монашествующим. Ничего подобного! Такое утверждение равносильно мысли о том, что сыграть произведение Моцарта может лишь один из миллиона музыкантов, и поэтому максимум, которого может достичь человек, который начинает играть на пианино — это выучить гаммы, а вот если ему крупно повезет, на склоне своих лет он сможет сыграть и какую-то простую пьеску. Если бы так было на самом деле, то никто бы даже не пытаться этому учиться. И если ребенок после семи лет в музыкальной школе не может сыграть хотя бы вчерне любое произведение, то вопрос: а чему его вообще учили в музыкальной школе?

Но почему-то, когда мы говорим о нашей духовной жизни, нас ни сколько не удивляет, что, пробыв в церкви десятки лет, мы не видим никаких конкретных плодов духовного возрастания. Хотя, казалось бы, за спиной столько служб, столько причастий — да из нас благодать должна так и точиться! И получается такая ситуация: мы годами, десятилетиями с благоговейным видом ходим в храм, а на деле мы настолько формально, автоматически исповедуемся и молимся, что никакого реального отношения с Богом за все это время мы не установили.

 

— А что можно считать плодом личных отношений с Богом?

— Все то, что приобретает человек, когда в его жизни появляется кто-то еще. Вот жил человек один, как-то более или менее понятно, привычно, но не счастливо — и вдруг в его жизни появился кто-то другой. Что меняется? Во-первых, в его душе появляются совершенно другие переживания, которых раньше не было. Во-вторых, жизнь его становится более сложной, ведь теперь он думает не только о том, как угождать себе, но и о том, как угождать тому, кто является объектом его внимания, его влюбленности. Ему приходиться в чем-то себя ограничивать, урезать, но в то же самое время он получает от объекта своей любви и обратный ответ в виде душевного тепла, расположения, ласки, нежности и так далее.

 

Личные отношения с Богом. Как их построить?

 

То же самое происходит и в религиозной жизни.

С одной стороны, когда человек обретает Бога, он обретает достаточно много новых задач, которые надо решать. Но в то же время Бог, все эти, с позволения сказать, трудозатраты человеку компенсирует. Прежде всего, конечно, не какими-то материальными, житейскими благами. Обратный ответ Господь дает нам в виде Своего Духа — как определенной тональности, определенного настроя, при котором все остальное начинает представляться в новом виде.

У человека, обретшего Бога, внешние обстоятельства могут вообще никак не поменяться. Но если меняется тональность его собственного сердца, если человек настраивается на действие в нем Духа Святого, то мир вокруг него преображается и расцветает. И тогда человек понимает, что даже в самой непростой житейской ситуации он может быть счастлив, потому что находится с Богом.

 

— Должны ли быть у личных отношений между человеком и Богом какие-то границы?

— Это очень важная тема. Разумеется, эти границы должны быть. Очень часто происходит так, что человек, воцерковляясь, отказывается от самого главного и одновременно самого тяжелого дара — свободы. Ведь если Бог есть, то ему самому теперь ни о чем заботиться не надо. Не надо принимать важные решения, не надо нести ответственность за свои поступки — потому что есть Бог, на Которого все это можно спихнуть. Но поскольку Бога никто не видел, а вот зато батюшка рядом, то вся ответственность за свою жизнь очень быстро и легко перекладывается на духовника.

Вот первая ошибка, которая происходит в плане нарушения границ: человек отказывается от самого себя и отдает себя полностью, без остатка, целиком в руки того, кто не является ни самим этим человеком, ни Богом. Благо, если этот духовник на самом деле исполнен Духа Святого и Господь подсказывает ему, как правильно поступать, как наставлять своих духовных чад. Но беда, если за такое руководство берется человек молодой, неопытный, а зачастую еще и с большими амбициями, который совершает откровенно глупые и неправильные поступки, но надеется, что Господь все компенсирует, покроет, исправит. К сожалению, бывают очень печальные, трагические последствия такого духовничества.

Противоположная крайность — это когда человек выстраивает слишком жесткие, непроницаемые, неизменяемые границы, по сути вытесняя Бога из своей жизни в маргинальную область: я всю неделю или весь месяц живу так, как хочу, но есть один день, который я посвящаю Богу, я в этот день прихожу в храм и на определенное количество часов становлюсь православным человеком. Тем самым я отдаю Тебе, Господи, то, что Тебе от меня надо. Но за пределы этого, пожалуйста, лезть не смей: я живу в том режиме, в каком хочу, и даже не собираюсь прислушиваться к Тебе, мне это все неинтересно. Так что не надо вмешиваться, иначе я вообще от Тебя уйду.

Да, это тоже определенный формат личных отношений человека и Бога, но этот формат не созидательный, не живой.

 

— А что же тогда является нормальным, правильным форматом отношений?

— Чтобы ответить на этот вопрос, я бы предложил посмотреть на образ художника. Какой художник является самым успешным, правильным? Тот, в котором совмещается несколько навыков. Первый и самый главный навык — это способность воспринимать мироздание, внешний мир, сохраняя свой собственный взгляд на него. Когда художник берется за кисть, то он изображает мир таким, каким он проходит через его личность. И мы эту личностность неизбежно видим на картине, именно она придает тот самый вкус, ту самую соль изображению, без этой личностности эта картина ничем не будет отличаться от фотографии.

Точно так же и христианин должен учиться узнавать Бога во всем том, в чем он живет. Это совершенно необязательно должно быть напрямую связано с богослужениями, с соблюдением или несоблюдением постов, с какими-то другими внешними постановлениями. Бог действует и присутствует везде, и для человека все что угодно может становиться источником этого божественного вдохновения.

Можно обретать это действие Духа в общении со своими близкими, в домашней работе, да и просто в радости о том, какие зеленые листья сейчас, хотя скоро уже осень. Все пропитано Богом — все бытие, вся наша жизнь! Даже беды, даже горести — во всем действует один и тот же Бог. И когда человек научается узнавать Бога, то между ним и Господом начинается очень интересный диалог: человек общается с Богом своими поступками, своими мыслями, своими пожеланиями, а Бог отвечает человеку всем тем, что посылает ему в жизни. Богу не надо учиться подстраиваться под нас, потому что Он занимается этим беспрестанно. А вот нам следует учиться подстраиваться под Господа.

Возвращаемся к нашему художнику. Второй важнейший навык — это владение техникой. На одном только вдохновении далеко не уедешь. Если художник не умеет держать кисть, не понимает, как правильно смешивать краски, если у него не отработан глазомер, ничего выдающегося он не сделает. Если говорить о духовной жизни, то «технологии» наших отношений с Богом нас учит Церковь. Это и есть Ее поле работы, потому все то, к чему Церковь нас приучает — внешние обряды, устав жизни, требования в пищевом рационе, в утренних и вечерних молитвах, в посещении храма и так далее — это и есть та самая «технология» спасения, которая помогает человеку выстроить правильные отношения с Богом, а не заниматься какой-то самодеятельностью.

 

— А давайте на конкретном примере разберем? Вот мы говорим, что утреннее и вечернее молитвенное правило способствует правильным отношениям с Богом. Почему это так? Почему не молитвы своими словами?

— Потому что это — классические произведения. Точно так же ребенку, который поступает в музыкальную школу, не дают импровизировать: даже самого гениального ребенка сначала учат и дают заниматься с классическими произведениями, адаптированными для конкретного класса. Потому что таким образом развивается его слух, отрабатывается техника игры, и ученик начинает понимать оттенки, гармонию, особенности музыки, все, что раньше он не слышал, не понимал. Точно так же, когда мы читаем молитвы, написанные некогда святыми людьми, славословия, в которых заложены глубокие смыслы, в которых имеется правильная тональность, то мы тоже приобретаем некий новый навык и понимание того, о чем мы вообще, оказывается, можем молиться.

Личные отношения с Богом. Как их построить?

А если человек начнет наполнять свою духовную жизнь личным содержанием до того, как приобретет этот многовековой молитвенный навык, это искусство духовной жизни, то его наполнение неизбежно будет носить уродливые, гротескные формы, он будет попросту заново изобретать велосипед, опять и опять сталкиваясь с типичными ошибками, которых можно было бы избежать, зная элементарную «технологию».

 

— Но часто же бывает такое, что мы вычитываем правило абсолютно автоматически, невнимательно, рассеянно, и это может длиться вообще месяцами, годами.

— Да, да, да. Вот если человек замечает за собой, что молитва превратилась для него в формальность, я бы такому человеку посоветовал на какое-то время прекратить молится уставными молитвами из молитвослова. Вернемся к той же самой музыке. Бывает, что ребенок не хочет заниматься, и родителям приходится заставлять его самыми разными ухищрениями и манипуляциями. Все это имеет смысл только в том случае, если вы видите, что в результате вашего родительского давления в ребенке все-таки пробуждается желание заниматься, и хоть он и не хотел садиться за пианино, но потом увлекся так, что вместо обговоренных 30 минут самозабвенно просидел за музицированием целый час. Значит, ребенку просто было лень трудиться, хотя на самом деле, этот труд ему и нравится. Но если вы видите, что ребенок постоянно занимается лишь от звонка до звонка и потом с огромным облегчением бросает инструмент — значит, никакого смысла в этом нет и не будет. И мы знаем множество примеров, когда люди, вырастая, всю жизнь потом ненавидят тот инструмент, на котором его заставляли играть в детстве.

Так вот, если молитва для нас превратилась исключительно в формальность, то она не нужна ни нам, ни тем более Богу. Молитва перестает быть пустой тратой времени только тогда, когда в нас все равно, несмотря на всю формальность и внешность молитвы, происходит хоть какое-то оттаивание, отогревание нашего сердца.

Я думаю, что у каждого человека в том или ином периоде его духовного взросления обязательно случаются периоды, когда он переживает некий кризис, в том числе и в своей молитвенной практике. Как раз, если этого нет, если человек пришел в Церковь и ничего кроме утреннего, вечернего правила, правила ко причащению в его жизни нет, то мне кажется, этот вариант не вполне жизнеспособный. Это точно так же, как если бы супруги жестко придерживались только тех ритуалов, которые сформировались у них за дни их первого свадебного путешествия, ни больше, ни меньше — и вот мы с вами пришли к тому, с чего начинали. Значит, люди не любят друг друга, а их отношения — это просто форма, за которой ничего не стоит.

 

— Мы с Вами говорим о выстраивании личных отношений с Богом, а ведь многие рассуждают так: «У меня личные отношения с Богом, мне Церковь для этого не нужна»…

— Да, личные отношения с Богом очень важны, но давайте не забывать, что у нас проблемы с личностью. Как я уже сказал, как только начинается самость, нас постоянно бросает в крайности: мы то полностью отказываемся от себя, своей воли, перенося всю ответственность на духовного отца, то пытаемся заново изобрести велосипед, уходя от многовекового церковного опыта. Некоторые люди настолько уверены в собственной правоте: им виднее, они лучше знают, как надо общаться с Богом, а все эти ваши молитвенные правила, многочасовые службы, обряды — это так, отжившее, ненужное. Ошибка такого мышления заключается в том, что человек, считая, что выстраивает с Богом личные отношения, на самом деле сам отстраняет, вытесняет Его из своей жизни.

Личные отношения с Богом. Как их построить?

У священноисповедника Романа (Медведя) есть такие слова: главная задача пастыря — так воспитать человека, чтобы он мог самостоятельно предстоять Христу.

Личные отношения человека с Богом вовсе не в том, чтобы самостоятельно выбирать, читать ему сегодня вечернее молитвенное правило или не читать, идти в субботу на всенощное бдение или не идти. А в том, чтобы предстоять Христу. Здоровые личные отношения — это когда человек, воспитывая в себе личность, открывает себя для восприятия Бога.

Беседовала Дарья Баринова

ФОМА

Теги

Опубликовано: вт, 04/09/2018 - 13:42

Статистика просмотров

Всего просмотров: 313
За сутки: 2
За два дня: 5
За последнйи час: 2

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle