Как избавиться от жадности?

Объясняет протоиерей Владимир Долгих.

Если открыть Священное Писание, мы не найдем там слова «жадность», хотя это не значит, что Книга Откровение не обличает данный порок. Святые отцы также своим вниманием не особо жаловали этот термин. А вот словари часто понятие «жадность» определяют с помощью таких синонимов, как корыстолюбие, скупость, алчность.

Всё это говорит о том, что порок жадности неоднороден и включает в себя ряд дополнительных категорий. Именно поэтому борьба с жадностью должна являть собой борьбу с тем её проявлением, которое свойственно каждому отдельному человеку. Выскажем несколько замечаний по каждому из них.

Алчность и корыстолюбие

Эти два порока очень схожи и подразумевают жажду наживы, стремление к личной выгоде. Обратимся к Священному Писанию. Сущность и устремления алчных людей хорошо описывает пророк Амос: «Выслушайте это, алчущие поглотить бедных и погубить нищих, – вы, которые говорите: ‟когда‐то пройдет новолуние, чтобы нам продавать хлеб, и суббота, чтобы открыть житницы, уменьшить меру, увеличить цену сикля и обманывать неверными весами, чтобы покупать неимущих за серебро и бедных за пару обуви, а высевки из хлеба продавать”» (Ам. 8:4–6). Десятая заповедь Декалога также направлена против алчных людей, её еще называют граничной заповедью между Ветхим и Новым Заветами. Первые девять заповедей говорят о том, чего нельзя делать, а десятая – несколько раз повторяет: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего» (Исх. 20:17), – таким образом, она относит грех не только к сфере поступков, но и к сфере внутренних пожеланий и устремлений. Корыстолюбивый же человек, как говорит Псалтирь, «ублажает себя» (Пс. 9:24).

Эти пороки касаются не только области личной жизни человека, но наносят значительный урон ближнему, поэтому мы видим, что за них Господь гневается, поражает (Ис. 57:17) и даже мстит (1 Фес. 4:6). Получается, что алчность и корыстолюбие настолько отвратительные и пагубные грехи, что о наказании за них говорится прямо как в Ветхом, так и в Новом Завете. Уже сам этот факт должен заставить удержаться от совершения подобных преступлений тех, кто склонен к ним.

В противостоянии страстям важно помнить один святоотеческий аскетический принцип: каждый порок искореняется противоположной ему добродетелью. Но, как мы знаем, грех всегда начинается с помысла, поэтому прп. Исаак Сирин, а за ним и  наш соотечественник – прп. Нил Сорский указанный принцип переводят в сферу ума. Они говорят, что если мы заметили помысел, наполненный алчностью, жадностью к количеству вожделенного предмета, то его стоит тут же заменить добрым помыслом. Интересно, что в качестве доброго помысла преподобные подразумевают не мысль о милосердии или милостыне, а возбуждение в себе памяти о злосмрадности, которая нас наполнит тут же после удовлетворения страсти. Здесь нужно сделать одно пояснение. Если человек разглядел в себе порок и задумался над борьбой с ним, значит, у него имеется греховный опыт, который его тяготит и от которого он хочет избавиться. Пусть каждый вспомнит сам себя. Пока страсть не удовлетворена, она выглядит привлекательной и сладостной, но как только мы пойдем у нее поводу, то нас тотчас накрывает чувство духовной грязи и сожаления о содеянном. В такие моменты совесть нас просто испепеляет, но по прошествии некоторого времени острота её «взора» притупляется, и страсть снова набирает силу. Мы больны грехом, а потому не способны сразу, усилием воли остановить действие страстей, однако у нас остается память – память о том, как было плохо, когда в прошлый раз мы снова пошли на поводу у собственного порока. Именно это воспоминание преподобные отцы и предлагают нам извлекать из своего ума в качестве замены страстного помысла. Таким образом, греховный опыт может быть, так сказать, переработан и использован во благо.

Скупость

От алчности и корыстолюбия она отличается тем, что направлена не на приобретение наживы, а на скрупулезное сохранение того, что уже есть. Часто в основании скупости лежит маловерие. Мы забываем, что у нас все волосы на голове сочтены (Мф. 10:30), а потому пытаемся себя как-то обезопасить, перестраховаться, особенно когда вокруг постоянно происходят если не кризисы и войны, то обрушивается карантин. Но давайте прислушаемся к словам ап. Павла: «При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9:6–7). Скупость борется противоположной ей щедростью. И пусть у нас не получается отдавать какие-то материальные средства искренне, пусть даже 100 гривен, от утраты которых наша жизнь никак не изменится, мы все равно жертвуем через силу – пусть сначала и так, но делиться, помогать неимущим нужно продолжать, ведь иначе грех не победить.

Если постоянно копить на «черный день» и никак этому накопительству не препятствовать, то оно «сожрет» нас. У христиан скупость в этом плане иногда проявляется особым способом. Я был свидетелем, как из-за разговоров о конце света и последних временах некоторые православные начинали заготавливать нескоропортящиеся продукты и прочие продовольственные товары. Тогда у меня возникал вопрос: «А зачем всё это? Получается, что в случае голода, когда вокруг будут страдать люди, мы будем тихонько, из-под полы, есть заранее заготовленную гречку?». О том, что это не по-христиански, думаю, и говорить не стоит.

Сребролюбие

В разговоре про жадность о нем нельзя было не упомянуть, так как ап. Павел сребролюбие называет «корнем всех зол» (1 Тим. 6:10), – поэтому «любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Еф. 5:5). Здесь мы снова возвращаемся к разговору о подмене злых помыслов добрыми, только теперь в их роли выступают грозные апостольские слова. Вообще, обращение к Священному Писанию помогает бороться с любыми страстями. Оно не только дает пищу для размышлений, отвлекает ум от греховных наклонностей, но еще и каким-то особым, таинственным образом благотворно влияет на душу. Свт. Иоанн Златоуст как-то сказал: «Удивляюсь тем, кто не пренебрегает деньгами. Это признак души, исполненной крайней лености, души... не представляющей себе ничего великого», – получается, что привязанность к деньгам напрямую связана с тем, чем мы наполняем свой ум, именно поэтому, как я уже сказал, простое чтение Библии уже само по себе может изменить человека. Только нужно помнить наставление прп. Максима Исповедника о том, что в священных текстах необходимо четко различать букву и дух, ведь только в таком случае оно может принести пользу.

К этому стоит добавить, что не следует пренебрегать также чтением святоотеческой и прочей литературы, способной хоть сколь-нибудь нас заставить задуматься над глубокими и важными темами. Если свой ум всё время развлекать просмотром фильмов, перелистыванием лент в соцсетях, компьютерными играми, то и результат борьбы со страстями будет нулевым. А если наш ум все время, пускай и такими внешними способами подстегивать к горнему, то шаг за шагом мы начнем замечать начавшиеся в нашей душе изменения. Господь ждет действий, активности, Он придет на помощь тому, кто борется, Он поддержит, подскажет, направит, но Он никак не будет помогать тому, кому все равно, кто готов потерять блаженную вечность ради мимолетных и временных удовольствий, кому эта помощь попросту не нужна.

Жадность рождается от духовной пустоты, потери смысла, ненаполненности жизни целями, уходящими за горизонт смерти. Упомянутые здесь способы борьбы с жадностью несложны в теории и «механике» осуществления. Сложность всегда связана с волевым усилием, но всякий раз, хотя и понемногу подтачивая страсть, мы рано или поздно одолеем её.

Опубликовано: пн, 09/11/2020 - 13:14

Статистика

Всего просмотров 2,378

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle