Что самое важное в Великий Четверг?

Тайная вечеря и «переливание крови» в христианстве.

В Великий Четверг Церковь вспоминает события Тайной вечери. Надеюсь, христианам не нужно напоминать, что в этот день важны не чистый дом, чистый двор или чистое тело, а Христос. На Нем и сосредоточим наше внимание.

121 раз в Новом Завете в разных формах встречается выражение «во Христе», например: «От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением» (1 Кор. 1:30); «Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:23). Действительно, велика тайна соединения человека со Христом, тайна вхождения в Его Тело. До конца она нам еще не раскрыта и откроется лишь на Страшном суде: «В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас» (Ин. 14:20). Уникальность жизни и подвига Спасителя в том, что Он оставил нам не просто учение, не просто этику, не просто возможность стать добрее, Он оставил нам Самого Себя. Потому и цель христианской жизни состоит в том, чтоб не просто стать лучше или совершенней, но соединиться с Христом, тогда все остальное делается следствием этого соединения.

Во время прохождения земного поприща, если можно так выразиться, самым сильным средством для нашего вхождения в Спасителя и Его вхождения в нас является установленное Им на Тайной вечере Таинство Святого Причастия. В этом Таинстве мы приобретаем сродство с Христом. «Почему со всякой уверенностью примем это как Тело и Кровь Христовы, – вопрошает в четвертом тайноводственном слове свт. Кирилл Иерусалимский, – ибо в образе хлеба дается тебе тело, а в образе вина дается тебе кровь, чтобы, приобщившись Тела и Крови Христа, соделался ты Ему стелесным и скровным. Ибо таким образом бываем и христоносцами, когда Тело и Кровь Его сообщится нашим членам». Удивительная вещь: причастившись, Бог становится нашим, а мы Его. Из приведенных слов святителя становится ясно, что в Таинстве Евхаристии мы соделываемся родственниками Бога. Это невиданное и неслыханное дерзновение, но дерзновение, в котором первый шаг был сделан Самим Богом.

Здесь сразу вспоминается тот факт, что в ранней Церкви оглашенным и кающимся было разрешено читать какие угодно молитвы, кроме молитвы «Отче наш». И знаете почему? Потому что тот, кто еще не вошел в Церковь, не стал ее членом, не приобрел опыта соединения с Богом посредством Тела и Крови Христовых или был отлучен от Них, не имеет права называть Бога своим, обращаться к Нему как к своему Богу. Это не значит, что Господь не печется или не слышит тех, кто еще не стал частью Его Тела или отпал от Него, это значит, что такие люди еще не усыновлены Ему, не приобрели сродства с Ним, ведь в детях всегда течет кровь их отца.

Мне кажется, что в нашей повседневной духовной жизни мы утрачиваем остроту восприятия Христа. Поясню эту мысль примером. Участие в Таинстве Евхаристии стало для нас настолько привычным, что в этой привычке растворяется трепетность отношения к нему. Я ни в коем случае не призываю причащаться реже, а лишь хочу поделиться собственными ощущениями, наблюдениями и подтолкнуть к небольшому пересмотру своего отношения к Таинству. Так вот, попробуйте представить, какими будут наши действия в случае, если перед нашим взором явственно предстанет Спаситель. Скорее всего, нас обымет страх, мы со слезами и сильным чувством стыда от лицезрения собственной порочности припадем к Его ногам, будем целовать их и просить о прощении даже без малейшего намека на самооправдание. А теперь подумайте о том, что в Таинстве Причастия Христос становится к нам ближе, чем во время Своего пребывания на земле Он был по отношению к апостолам. Тогда Спаситель мог быть просто рядом, в пространственно-временном положении, мог уйти и быть дальше, в конце концов, Он умер и на Кресте, в Гробу оставалось лишь Его Тело. В эти моменты апостолов одолевало чувство растерянности и оставленности. Но у нас сегодня есть Таинство Евхаристии, и в нем Христос становится не просто рядом с нами, Он входит в нас, Его Тело соединятся с нашим телом, Его Кровь соединяется с нашей кровью. Если бы мы плакали и со страхом припадали к ногам Спасителя в случае Его явления перед нашим взором, то как тогда мы должны чувствовать себя, теснейшим образом соединяясь с Ним!

Участвуя в Таинстве Евхаристии, мы приобретаем то, чего нет в нас самих. Это процесс, сходный с процессом переливания крови. При определенных недугах больная кровь человека удаляется и замещается кровью здоровой. Наша кровь «заражена» смертью, потому она должна быть замещена той Кровью, в которой есть Жизнь. Свт. Игнатий (Брянчанинов) пишет, что Христос «сообщает Свет и Жизнь Своим причастникам, которые, приобщившись Божественному Свету и Жизни, сами делаются светом и жизнью».

Я сделал акцент на трепетном и осознанном подходе к Таинству Евхаристии, потому что в нем есть и обратная сторона. Прп. Симеон Новый Богослов пишет, что тот, кто не осознает, что получает иную, новую жизнь, причащается «только хлеба, а не Бога». «Хлеб этот для тех, которые не возвысились над чувственным, является простым хлебом, – продолжает он, – хотя таинственно он есть свет невместимый и неприступный. И вино таинственно есть свет, жизнь, огонь, вода живая. Итак, когда вкушаешь ты этот Божественный Хлеб и пьешь это Вино Радования, а между тем не ощущаешь, что зажил жизнью бессмертной, восприняв в себя светоносную и огненную силу… если не ощущаешь в себе, что испил Кровь Господню, как воду живую, то как можешь думать, что приобщился Жизни Вечной, приступил к неприступному Свету Божества, стал причастником вечного Света? Нет, брат мой, нет; ничего такого не совершается с тобою, так как ты не чувствуешь в себе ничего подобного. Но Свет этот светит на тебя, а ты слеп и не просвещаешься». В таком случае «переливание крови» не работает, ведь Жизнь входит в нас, а мы остаемся мертвыми.

Евхаристия не делает нас автоматически спасенными. Более того, при внутренней мертвенности, при отсутствии качественных перемен в нашем в сердце, а соответственно, и в нашей жизни, она становится для нас пагубной. Святитель Иннокентий Херсонский дает прекрасное наставление, когда говорит, что мысль о соединении со Христом должна стать правилом наших действий. Эта мысль должна удерживать нас от всего, что противно Спасителю. Мы же члены Его Тела, а Телом управляет Глава, и если мы не делаем того, что велит Глава, то перестаем быть членами. Каждый раз, отходя от Чаши, необходимо стремиться сохранить вошедшего в нас Христа и тут же готовиться к следующему соединению с Ним. Только такой «ритм» даст нам возможность хоть как-то уменьшить амплитуду наших падений и в конечном итоге достигнуть той блаженной вечности, где Жизнь бьет ключом. 

Протоиерей Владимир Долгих

Теги

Опубликовано: чт, 29/04/2021 - 11:52

Статистика

Всего просмотров 3,086

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle