Почему Вход Господень в Иерусалим – самое трагичное торжество в году?

Странное чувство, открываю я речи известных святых на Праздник Входа Господнего в Иерусалим и вижу там обращения к верующим, которые как нельзя актуальны для современности.

Каждый год на Вербное воскресенье за стенами наших храмов происходит одно и то же действие: скапливается народ с букетами и вениками из различной растительности для ее освящения. Вот и свт. Амвросий Медиоланский обращается: «Вы ныне с бо́льшим, против обыкновенного, усердием собрались в церковь». Казалось бы, за усердие и похвалить нужно, но у святителя дальше следуют такие слова: «Поскольку же, не зная цели и значения того, что делаете, вы останетесь без пользы, то я считаю нужным повторить ныне прочитанное Евангелие». Вот как, приходится пришедшим в храм людям даже о евангельских событиях, которым посвящен праздник, напоминать. Ради чего тогда все это усердие, на что оно направлено, если не на Христа? Свт. Амвросий жил в IV веке, но, по всей видимости, дальше ситуация особо не изменилась, как в отношении времени, так и в отношении места. Переносимся мы в Иерусалим в начало VII века и слышим свт. Софрония: «Время уже перестать спать. Возвысим ум к Богу, не угасим духа, светло возжем светильники наши, переменим одеяние души, будем держать вайи, как победители; с народом воскликнем, как народ; с детьми восхвалим, как дети: Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне (Мф. 21, 9)!». Сорок дней поста прошло, Страстная седмица впереди, а, получается, кто-то из пришедших в храм еще спит!

Оставим в стороне тех, для кого Вход Господень в Иерусалим – это просто ветки, кропленные святой водой; двор храма, но не сам храм; удовлетворение религиозных потребностей, а не общение с Христом.
Спят не только они, спим и мы. Пост фактически подошел к концу. Страстная седмица – по настроению, по смысловому наполнению, по содержанию, по напряженности чувств – совершенно особое, отличающееся от Четыредесятницы, время. Вот и получается, что Вербное воскресенье – это некая граница. Для меня оно всегда было наполнено раздирающими, антиномичными чувствами.

Ты ощущаешь себя частью той толпы, которая устилала Христу дорогу ветвями и одеждой. Толпа эта встречала земного Царя, Владыку, Который, вроде как, должен был принести им политическую власть. Получается, что все торжество, которое создавал вокруг Христа народ, было основано не просто на ложных, а на порочных ожиданиях. Так быстро люди забыли все, что им говорил Господь, чему учил, как исцелял больных и воскрешал мертвых. Жажда земной власти и удовлетворения земных жизненных потребностей перевесили в сердцах вечность. И вот среди этих людей стою я, именующий себя христианином, но все еще привязанный к земле, ярким свидетельством чего являются все недоделанные в посту обязательства или неумение, нежелание хорошенько потрудиться. Каждый раз, берясь за какую-то духовную работу, мне все время не хватает решимости выполнить ее, что называется, по максимуму, с полной отдачей, без оглядки, без саможаления и самооправдания, хоть в малом поступить как апостолы – оставить все и последовать за Христом.

Подумать только, сколько Он уже сделал для меня, сколько сказал, чему научил! А мне и этого недостаточно, я все равно стелю Ему под ноги одежды и ветви с мыслью о земном, с привязанностью к земному, с оглядками назад. Прав тогда свт. Амвросий, что мне нужно напоминать о Евангелии, хотя оно и не раз уже было прочитано. Прав и свт. Софроний, что пора бы проснуться, хотя и сорок дней поста прошло.

С чем я вступаю в Страстную седмицу? Не стану ли сам подобным засохшей, проклятой смоковнице? Буду ли допущен на Тайную Вечерю? Хватит ли сил не отречься от Христа, когда от этого будет зависеть моя репутация, карьера, заработок, здоровье или, наконец, жизнь? Как смогу молиться с Христом в Гефсиманском саду? С чем буду стоять у Его Креста? Вся радость Вербного воскресенья омрачается честными ответами на эти вопросы, подобно тому, как все торжество ликующей толпы построено на недоразумении, на непонимании и ложных надеждах. Сейчас она кричит: «Осанна Сыну Давидову», – а через несколько дней, с раздражением и ненавистью будет требовать распятия Христа.

Страшно от того, что я побежден своими страстями и я их раб (2 Петр. 2, 19), а ведь ради освобождения меня от этого рабства и грядет на Страдания и вольную Смерть наш Спаситель. И только одно это осознание вызывает раздирающие чувства в душе. Ты вместе с толпой кричишь: «Благословен грядый во Имя Господне», видишь входящего в Иерусалим Царя, проникаешься окружающей радостной атмосферой и тут же понимаешь началом Чего является все это торжество. Стоящие рядом с тобой израильские вожди сейчас все еще надеются на политическую власть, на отмщение врагам, но пройдут считанные дни и они повернут народ против Христа. Именно в эти дни Спаситель и раскрывает, что будет с тем, кто не узнает в Нем Царя Небесного, кто пройдет мимо или восстанет против Него. Он говорит, что дом их будет пуст, храм их будет пуст – т.е. опустеет душа, превратится в пустыню.

Вся жизнь человека превращается в пустыню, когда она отрывается от Единственного Источника Жизни. Всякий раз, когда мы даем слабину в своих трудах, эта пустыня расползается внутри нас. Иногда мы чувствуем ее очень явственно и называем опустошенностью. Потому что только Господь может превратить человеческую жизнь в цветущий сад, только Он может наполнить вечным все временное. Владыка Антоний Сурожский говорит, что Бог настолько велик, что перед ним нет ничего ни великого, ни малого, подобно тому, как перед лицом искренней и чистой любви, даже глобальные мировые события теряют свою значимость, а незначительные слова становится самыми важными.

Спаситель никогда не искал ни власти, ни признания, ни славы. В течение всей Его жизни это было единственное торжество и в нем Он тихо восходит к Своей Смерти. В центре христианской веры стоит неудача, земной крах. И Христос ничего не отвечает ликующей толпе, а кротко проходит мимо. В этот день только Ему воздают почести, отвернувшись от земных владык, народ только Его восхваляет как Царя. Это краткое мгновение говорит нам о том, что подлинная власть не у тех, кто взял ее силой, подкупом или унаследовал от отца – их прах уже давно переварила матушка Земля. Подлинная власть у Того, Кто учил только любви, свободе и подчинению высшему Божественному Закону.

Наверное, нет более трагичного Праздника, чем Вход Господень в Иерусалим. Подумайте над тем, что было сказано. Кто я в этих событиях: член толпы или все-таки друг Господень, временами отворачивающийся от Него, предающий Его, но все же готовый взойти с Ним на Голгофу. 

Протоиерей Владимир Долгих

Опубликовано: Fri, 23/04/2021 - 23:06

Статистика

Всего просмотров 2,171

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle