Победник Филмског фестивала у Кану 2021. године филм «Титан»: уметничко дело или манифест новог светског поретка?

На 74. филмском фестивалу у Кану, који се одржао од 6. до 17. јула 2021. године, филм «Титан» француске редитељке Жулиje Дукорну добио је главну награду — «Златну палму».

Фабула фильма такова. В результате автоаварии у главной героини киноленты Алексии в голове стоит титановая пластина, которая пустила метастазы в сердце. Это случилось в результате травмы, полученной вследствие аварии, пережитой в детстве. Алексия чувствует эротическую связь с автомобилями и совокупляется с ними, даже беременеет от них. Людей же, напротив, она убивает. Своих родителей, запертых в комнате, девушка сжигает заживо.

Потом Алексия меняет пол и становится «парнем». Некий капитан бригады МЧС Венсан Линдон провозглашает себя «богом», а Алексию, поменявшую пол, признает сыном и называет «его-ее» Иисус.

Вот такой сюжет картины. Кстати говоря, предыдущий фильм Дюкурно под названием «Сырое» повествует о девушке-каннибалке, страстно жующей человеческую плоть. Он тоже в свое время завоевал какие-то награды на Каннском кинофестивале, и о нем были восторженные отзывы некоторых кинокритиков.

Лично я оба эти фильма рекомендую не смотреть. Говорят, что на просмотрах и «Титана», и «Сырое» люди выходили из зала, им становилось плохо, к некоторым вызывали скорую помощь. Может, это «пиар-ход», может, и правда, исходя из сюжета картин.

Конечно, эти фильмы – патология. Они за гранью здравого искусства, которое, по словам Николая Некрасова, должно сеять разумное, доброе, вечное. Конечно, все эти черные и дикие фантазии не должны быть предметом искусства. Они – удел психиатрии.

Но интересно другое!

Почему эта патология побеждает на главном кинофестивале нашей планеты?

Ведь нужно понять, что кинолента – это не просто искусство. Это, как говорят в кинематографических кругах, «кинопроизводство». Т. е. одновременно и продукт искусства, и производство, подобное заводскому. Не случайно бюджеты кинокартин – огромные деньги, часто выходящие далеко за рамки десятков миллионов долларов.  И теперь, скажем так, жюри Каннского кинофестиваля сказало кинематографистам всего мира, что «Титан» – вот лицо будущего кинематографа, вот законодатель моды, вот на что нужно ровняться. И здесь «Титан» Дюкурно может стать такой «матрицей» для кинематографического конвейера, с которой будут снимать сотни копий, похожих на оригинал, несущих внутри себя его ген, и поливать телезрителей и кинозрителей этим антиискусством.

Для чего?

Если анализировать фильм «Титан» Жюлии Дюкурно, то можно прийти к выводу, что это не просто хаос «ужастиков» и «психопатологий». Это очень четко продуманный сценарий, в котором каждая сцена – это символ, знак. И все вместе – эти символы – увязываются в определенный кинопродукт, который можно определить как манифест некоего нового искусства «нового времени», «новой эры», «нового порядка».

В центре картины – союз человека и машины, технологий. Это попытка создания «нового существа» – киборга, биоробота, репликанта, если хотите. Но если в предыдущих образах кинематографа – все машины, копирующие человека, то здесь сам человек спускается на тысячу ступеней ниже, пытаясь максимально затемнить в себе образ и подобие Божие, соединяясь с машиной, с технологией, и «беременеет» от нее. Т. е. от этого союза рождается некий плод.

Причем этому «новому» человеку машины гораздо ближе, чем люди. Героиня картины людей просто убивает. Т. е. здесь мы видим уже символ уничтожения человечества, человечества прошлого. Настает новая эра – эра людей-машин. И в ней нет места полу, полы просто смешиваются. «Девушка-машина» становится «парнем», и, наконец, рождается новая религия, где она «бог».

Конечно, некие культурологи могут меня, как православного священника, обвинить в религиозном ригоризме, но, в принципе, многие кинокритики думают примерно так же, как я. Вот прямые цитаты.

«История безотцовщины и бездуховности, рассказанная Дюкорно то в патетическом, то в ироническом ключе, все же, несмотря на массу отвлекающих эксплуатационных маневров, вырастает до мифа, до библейского апокрифа.

Алексия – это, конечно, продвинутая Марианна, обновленная Мадонна, созданная не Рафаэлем, а macOS Monterey. В XXI веке мадонны вроде бы гендерно нейтральны, бисексуальны, но, как и две тысячи лет назад, интеллектуально девственны… Поиски Бога (отца) приведут к череде карикатурных убийств, немногим отличающихся от уморительной мясорубки «Очень страшного кино», правда, последствия этого спонтанного макабра будут уже далеко не забавой. Постмодерн кончился… Божественное отражается в богоборческом. Второе пришествие – это возвращение Терминатора. Второе пришествие – это феминистская реконкиста (Зинаида Пронченко. Священные моторы: «Титан» Жюли Дюкорно. Источник: kinoart.ru).

«Чтобы дать приз фильму Дюкурно фестивалю в Каннах, нужно было даже не «повзрослеть» (как выразился Венсан Линдон на завершающей Канны конференции), а стать ребёнком, животным, киборгом или сумасшедшим, то есть сломаться, слететь с катушек, сойти с ума. Так, это решение – не вне политики и не в рамках искусства, но оно эстетизирует политику и политизирует искусство, взывая к новому несвоевременному (сверх)человечеству, которое всегда еще не существует» (Анна Стрельчук. Рецензия на фильм Жюлии Дюкурно «Титан»: Вакхическая ярость. Источник: InterMedia).

«Кажется, что главная тема «Титана» – потеря человечеством целостной телесности. Раньше тело было храм, а теперь – инструмент… Когда Алексис молниеносно переквалифицируется в сына Венсана, но при этом продолжает беременеть, несмотря на все попытки кустарного аборта, она таким образом эксплуатирует человеческие ожидания от мужчины, хотя сама представляет из себя носитель для гибрида человека и машины – людей будущего, которые нас непременно победят. Раз уж не осталось никаких мужчин и женщин, так, значит, и к киборгизированному будущему мы уже точно готовы. Во всяком случае, именно это декларирует глубокомысленный и яркий фильм – лауреат «Золотой пальмовой ветви» 2021 года» (Егор Беликов. «Титан» из Канн – победитель внутренного сгорания: триумф боди-хоррора Джулии Дюкорно. Источник: daily.afisha.ru).

Это всё довольно ужасает. Поэтому у меня вопрос. Почему из всего многообразия фильмов, снятых на планете Земля, главным фильмом планеты признали именно этот фильм? Зачем его поставили законодателем кинематографической моды?

И хочется сказать: коронавирус физический – это не так страшно. Гораздо страшнее коронавирус духовный. А победа «Титана» в Каннах – это явный признак того, что общество наше мировое больно, больно тяжелой духовной болезнью. И болезнь эта проявилась и  прогрессирует. Так, к примеру, в 1969 году приз ФИПРЕССИ (международная организация, объединяющая кинокритиков и киноведов) в Каннах отдали фильму Тарковского «Андрей Рублев», а в 2021 году «Титану». Путешествие вниз – от кинематографического «плюса» до «синема-минуса». Что-то, значит, с нашим обществом сильно не так.

А если «Титан» – это манифест, то кто проталкивает этот манифест, чей он и зачем он нужен?

В современной поп-культуре четко и последовательно прослеживаются три темы, которые пытаются насадить людям в последнее время.

1. Смешение (синкретизм) религий.

2. Смешение полов.

3. Сращивание человека и машины. Когда человек впускает машину внутрь, и начинается потеря человеческой личности в угоду технологиям и некоему новому общественному устройству. Тем самым человек передает управление собой кому-то другому.

Все эти темы представлены в фильме «Титан». Поэтому это антиискусство – программное произведение для определенных сил, ведущих борьбу с христианской нравственностью, на которой держится мир. Всё это напоминает футуристические манифесты начала XX столетия (в некоторых из них, кстати говоря, звучали призывы физического уничтожения священнослужителей). Подобные манифесты тоже говорили о новом мировом порядке. И чем это закончилось? Первая мировая война, революции, голод, античеловеческие тоталитарные режимы с концлагерями и ГУЛАГами, Вторая мировая война – океаны крови и миллионы убитых, замученных людей. А начиналось всё с того, что человек захотел воздвигнуть из технологии новую Вавилонскую башню, перевернуть мир вверх тормашками.

Сейчас и технократическая Вавилонская башня есть, и попытка поставить мир с ног на голову наблюдается. Что дальше? Неужели история нас ничему не учит? Дахау, Освенцим, Бухенвальд, Соловки, Бутово, Карлаг – всё начиналось с потери морально-нравственного ориентира, который никогда нельзя терять, потому что он зиждется на краеугольном камне, «камень же  бе Христос» (1 Кор. 10:4).

Протоиерей Андрей Чиженко  

Социальные комментарии Cackle