Языки

  • Русский
  • Українська

«Умственная пища» от Джозефа Батлера для православных, не разучившихся думать

Содержимое

Сегодня, в XXI веке, люди не любят читать и учиться, а точнее, весь наш интеллектуальный труд, как правило, служит лишь утилитарным[1], а иногда и чисто гедонистическим[2] целям.

Большинство уже утратило вкус к умственному труду, серьезная и сложная информация, заставляющая задуматься над серьезными вещами, потеряла свою самодовлеющую ценность. К сожалению, православный, церковный народ здесь не исключение. Мы закрываемся в своих удобных и комфортных «коробочках» и, чувствуя собственное избранничество и уникальность, отворачиваемся от мира, ради спасения которого Господь и создал Свою Церковь на земле. Есть общечеловеческие и общехристианские темы, такие как существование Бога, нравственный закон и т. п. Они могут послужить той отправной точкой, с которой начинается разговор с миром. Хорошим примером являются идеи английского философа-моралиста и епископа Джозефа Батлера, родившегося на свет 18 мая 1692 года.

Как и у всякого мыслителя, в рассуждениях Батлера есть как достоинства, так и недостатки. Больше всего он известен своей критикой именно эгоистических и гедонистических теорий. Помня наставление апостола Павла: «Все испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фес. 5:21), – попробуем разобраться в позитивных сторонах идей философа.

Пожалуй, каждый человек, хоть немного верящий в Бога, сталкивался с проблемами или испытаниями в жизни, причина которых остается закрытой. В духовном плане такое положение нередко приводит к ропоту и обидам на обстоятельства, других людей и Всевышнего. Лучшим решением в подобной ситуации является стремление покрыть все молчанием, терпением и благодарностью, ведь любые попытки разобраться могут окончиться ничем: «Наиболее мудрый и наиболее образованный человек не может понять дел Бога, методов и планов Его промысла в создании мира и в управлении им. Творение абсолютно и целиком за пределами наших максимальных способностей», – утверждал Батлер в одной из своих проповедей. Его мысли перекликаются со словами пророка Исайи: «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших» (Ис. 55:8–9). Батлер говорил, что знания о тех или иных вещах мы получаем уже из следствий, а потому истинные причины нередко «полностью остаются во тьме нашего неведения». Лишь частое повторение наблюдаемых явлений позволяет нам создавать описание некоторых явлений: «Каждый открываемый секрет, каждое открытие убеждают нас в бесчисленных фактах, остающихся еще спрятанными, о существовании которых мы прежде даже не подозревали».

Часто мы не способны изменить обстоятельства и условия жизни. В этом плане свобода человека, понятая исключительно во внешних категориях, приводит к порабощению страстями, в то время как подлинная внутренняя свобода позволяет изменить свое отношение к навязанной нам необходимости. Для нас, христиан, это особенно важно, ведь противоположное отношение к жизни чревато самообманом, о чем так ясно писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «Терпеливое несение ‟креста своего” есть истинное зрение и сознание греха своего. В этом сознании нет никакого самообольщения. Но признающий себя грешником и вместе с тем ропщущий и вопиющий с креста своего доказывает тем, что он поверхностным сознанием греха лишь льстит себе, обманывает себя».

Религиозность, по мнению Батлера, как раз и заключается в покорности и подчинении Божественной воле, а наша жизнь в мире искушений, страданий, трудностей и неведения является школой этой самой покорности Богу, и не будет «ни в какой мере абсурдным предположить, что вуаль наброшена на некоторые истоки бесконечной силы, мудрости и доброты, созерцание которых могло бы, тем или иным образом, слишком сильно поразить нас; цели лучше отбираются и реализуются, если они скрыты от нашего сознания. Всемогущий окружен тьмой по причинам и целям, о которых мы не имеем и малейшего представления».

В этих размышлениях Батлера содержится также ответ на довольно распространенные возражения против религии, основанные на убежденности, что идея любящего Бога входит в прямой конфликт с наличием страданий в мире, и здесь он, конечно же, выступает как апологет: «Наше незнание является ответом на многие вопросы, вызванные возражениями против религии, особенно те, что возникают при кажущихся зле и неправильностях в устройстве природы и управлении миром». Мы сколько угодно можем рассуждать, сидя в удобном кресле, о мировом зле и его противоречии идее благого Творца, но добра от этого не прибавится. По-хорошему, не нужно заглядывать туда, что нам не дано постичь. Помимо мировых катаклизмов и войн есть еще зло, творящееся рядом – нищий, больной, голодный, отчаявшийся, унывающий, опечаленный, заблудившийся и запутавшийся, расстроенный и просто страдающий ближний. Даже малейшее уменьшение зла увеличивает количество добра, ради которого и стоит жить и бороться. «Поскольку устройство природы, методы и намерения Провидения в управлении миром выше нашего понимания, мы должны смириться с незнанием и заниматься тем, что на уровне наших способностей и что составляет реальную обязанность», – писал Джозеф Батлер.

Здесь мы подошли к теме сострадания, которое, по Батлеру, является наиболее важной страстью наряду с любовью к Богу. Он говорил, что сострадание приводит к желанию облегчить горе страдающего и представляет собой «настоящую скорбь и небезразличие к страданиям наших ближних».  Сострадание Батлер видел в заложенной в человеке способности к эмпатии, т. е. в возможности нашего воображения соотнести горе другого человека с самим собой, представить себя на месте страждущего. Этот процесс хотя и доставляет определенное удовлетворение, связанное с осознанием отсутствия этих страданий у сострадающего, но при этом внушает и осознание собственной уязвимости в отношении той беды, которая превратилась в горе у объекта нашего сочувствия. Вполне уместно здесь будет вспомнить и слова святителя Иоанна Златоуста: «Не чуждайся сострадания потому, что сам далек от несчастья. Когда твой ближний терпит зло, ты должен его несчастье считать общим. Разделяй с ближним слезы, чтобы облегчить печаль его; разделяй радость, чтобы упрочить веселие, укрепить любовь и самому раньше его получить пользу, – плач делает милостивым, а радость очищает от зависти и недоброжелательства».

Невольно повторяя мысли святителя Иоанна, Батлер делает интересный вывод о том, что сострадание – это не только добродетель (или моральная страсть), но и важный элемент благосостояния (конечно, речь идет не о материальном благосостоянии). Важность сострадания заключается в том, что человек с жестоким сердцем, человек, лишивший себя способности к состраданию, будет менее счастлив, ведь жестокость ограничивает степень и диапазон доступного счастья.

Последнее, о чем хотелось бы сказать, рассматривая идеи Батлера, – это его взгляд на совесть. Еще прп. Иоанн Кассиан Римлянин писал: «Бог, сотворив человека, напечатлел в его природе знание закона – совесть». Батлер указывает, что совесть обладает уникальным авторитетом среди всех жизненных принципов человека, ей присущ авторитет, благодаря которому она должна направлять все другие принципы, а не наоборот. Любому разумному человеку следует прислушиваться и подчиняться совести. Совесть автономна и беспристрастна, так как дает оценку моральности или аморальности поступка или явления вне зависимости от вознаграждения или наказания. Добавим, что праведного Суда Божьего никому не получится избежать, ведь, по мнению Батлера, закон совести наиболее доступен человеку, «наиболее близкий и непосредственный, наиболее определенный и известный». Независимо от обстоятельств, целей, намерений, выгоды или убытка совесть «постоянна, надежна и непоколебима».

В определенной степени заслугой Батлера является внекофессиональность взглядов, что привело к популяризации его идей среди представителей различных религиозный, философских течений, а также светской интеллигенции. В разговоре с миром всегда существует целый ряд мировоззренческих предубежденностей и барьеров, которые нужно преодолеть всякому христианину, стремящемуся достигнуть сердца слушающего, и в этом плане идеи англиканина Джозефа Батлера могут быть куда полезнее чтения православной беллетристики.

Протоиерей Владимир Долгих

Примечания:

1. Утилитаризм – принцип оценки всех явлений только с точки зрения их полезности, возможности служить средством для достижения какой-либо цели.
2. Гедонизм – этическая позиция, утверждающая наслаждение как высшее благо и критерий человеческого поведения и сводящая к нему всё многообразие моральных требований.

Опубликовано: пт, 17/05/2019 - 18:09

Статистика

Всего просмотров 965

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle