Святитель Лука Крымский: жизнь как служение Христу и страждущим. Ч. 2

Фигура святителя Луки Крымского (Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого, 1877 – 1961 гг.) принадлежит к той знаменательной категории людей, которые духовно объединяют народы вопреки географическому положению, перипетиям исторической судьбы и скитаниям.

Продолжение. Начало здесь.

Получив неправедный приговор, владыка Лука с марта 1940 г., находился в ссылке, работал хирургом в районной больнице Большой Мурты (130 км севернее Красноярска). Осенью 1940 года ему разрешили выехать в Томск; в городской библиотеке исследователь изучал новейшую литературу по гнойной хирургии, в том числе на немецком, французском и английском языках, закончив второе издание «Очерков гнойной хирургии».

Откликаясь на призыв первосвященника РПЦ, в начале войны епископ Лука направил телеграмму председателю Президиума Верховного Совета СССР М. Калинину: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука». И хотя телеграмма попала лишь в краевой комитет ВКП(б), В. Войно-Ясенецкому разрешили приступить к врачебной практике.

Спаситель солдатских жизней

Мобилизации всех сил страны и коренной перестройки, в частности, медицинского дела потребовала Великая Отечественная война. На базе Красноярска к январю 1942 г. открылось несколько эвакуационных госпиталей на 10 тыс. коек, куда за 7 тыс. км поступали особо тяжелораненые фронтовики. Отметим, что советская военно-медицинская служба в годы Великой Отечественной вернула в строй 72,3% раненых и 90% заболевших воинов (в совокупности – 17 млн. человек)[1].

В июле 1941-го он уже приступил к операциям, а с 30 сентября 1941 года профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя № 1515. Пожилой, больной ученый-епископ работал по 8 – 9 часов, делал 3–4 операции в день, что в его возрасте приводило к нервному истощению.

Тем не менее, каждое утро он молился в пригородном лесу – в Красноярске на то время не осталось ни одной церкви. Жить приходилось в сырой комнате, питаться от госпитальной кухни ему не полагалось, однако выручали коллеги и персонал. Хирургический труд в Красноярске потребовал от престарелого, больного эмфиземой легких владыки Луки напряжения всех физических и духовных сил. Тем не менее, он работал с неизменной молитвой, спокойно, ровно; персонал не нервничал во время операций. К февралю 1943 г. профессор лично прооперировал 164 человек, тяжелораненых в крупные суставы (20 из них – в тазобедренные).

За три недели в 1942 г. В.Войно-Ясенецкий посетил семь госпиталей. Осмотрел 80 раненных. От умирающих воинов владыка не скрывал близости смерти, так как они могли пожелать христианской кончины. Об умерших молился дома, куда верующие принесли много икон[2].

В 1944 г. вышла в свет одна из основных научно-практических работ святителя-хирурга «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов»[3]. Анализируя обширный личный опыт оперирования запущенных огнестрельных ранений, профессор В. Войно-Ясенецкий писал: «Лечение тяжелых осложнений гнойной инфекцией ран суставов является одной из важнейших задач тыловых эвакогоспиталей. На первое место по тяжести течения и опасности для жизни надо поставить ранения коленного и тазобедренного суставов и крестцово-подвздошного сочленения»[4].

Как отмечается в работе, с 28 сентября 1941-го до 12 февраля 1943 г. в Красноярском эвакогоспитале святитель-хирург прооперировал 85 раненых в коленный сустав фронтовиков (29 из них поступили в тяжелом состоянии). Следует отметить, что с момента ранения до операции прошло от одного до четырех с половиной месяцев (!). В основном ранения были причинены осколками снарядов и минометных мин, а также пулями. Шесть человек были прооперированы – проведена немедленная ампутация бедра. В книге проанализированы хирургические эпизоды 54 пациентов, из которых, благодаря мастерству хирурга, скончалось лишь трое[5].

Следует отметить, что профессор очень чутко относился к страданиям больных и тяжело переживал случаи, когда медицина оказывалась бессильной: «Тяжело переживаю смерть больных после операции. Было три смерти в операционной, и они меня положительно подкосили… Переношу их все тяжелее и тяжелее…». Ученица святителя А. Беньминович писала: «Мы знали: каждая смерть,  в которой он считал себя повинным, доставляла ему глубокие страдания». «В делах, требовавших нравственного решения, Валентин Феликсович вел себя так, будто вокруг никого не было. Он всегда стоял перед своей совестью один», – вспоминала медсестра Ташкентской больницы М. Нежанская[6]

Богатый хирургический опыт послужил основанием для научных обобщений. По мнению ученого, высокая доля смертельных исходов (в медицинской литературе того времени указывалось до 25% в случае ранения в тазобедренную область. – Авт.) объяснялась невниманием к реальным физиологическим причинам осложнений такого рода. «При бесконечных нагноениях», как писал свт. Лука, прибегали к перевязкам, гипсовым повязкам, проводили дренаж гнойных ран (иногда оставляя трубку до 2 месяцев) и общее медикаментозное лечение, но гной лился буквально месяцами.

Профессор приходит к выводу – главное средство спасения таких больных – резекция суставов[7]. Он разработал новые методики операции и, в частности, резекцию суставов. Появилась новаторская хирургическая тактика при остеомиелите крупных суставов – резекция сустава с исходом в анкилоз, распил пяточной кости и другие. Кроме того, были научно описаны 11 вариантов распространения гноя в мягких тканях.

В книге освещены десятки случаев подобных операций, что делало работу свт. Луки незаменимым пособием военных хирургов. Разносторонний эмпирический материал проведенных операций и наблюдений за больными дал возможность ученому активно изучить проблему тяжелых форм огнестрельного остеомиелита, поражения крупных костей и суставов, заражения крови[8]. Параллельно ученый писал научные работы, делясь передовым опытом. В частности, в «Сборнике трудов эвакогоспиталей Воронежского военного округа» вышла его статья о раневом сепсисе.

Что касается результатов хирургической и научно-консультативной деятельности архиепископа Луки в Красноярске, то проверка во главе с главным инспектором эвакогоспиталей профессором Приоровым показала, что ни в одном из подобных медучреждений нет таких блестящих результатов лечения инфицированных суставов. И хотя в декабре 1945 г. опальный хирург был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», вряд ли это было адекватной оценкой его заслуг в деле спасения человеческих жизней.

В ответном слове после вручения ему награды в Тамбовском облисполкоме ученый заявил: «Я учил и готов учить врачей тому, что знаю: я вернул жизнь и здоровье сотням, а может быть, и тысячам раненых и наверняка  помог бы еще многим, если бы вы не схватили меня ни за что ни про что и не таскали бы одиннадцать лет по острогам и ссылкам. Вот сколько времени потеряно и сколько людей не спасено не по моей воле»[9].

Осенью 1943 года истек срок ссылки В. Войно-Ясенецкого. Народный комиссариат здравоохранения СССР назначил его на врачебную работу в Тамбовскую область, где располагалось 32 госпиталя на 25 тыс. раненых[10]. В конце этого же года вышло второе издание «Очерков гнойной хирургии».

Патриарх Сергий в феврале 1944 г. возвел владыку Луку (ставшего к тому же архиепископом и постоянным членом Священного Синода РПЦ) на кафедру архиепископа Тамбовского и Мичуринского. В феврале 1945 г. Патриарх Алексий І наградил архиепископа правом ношения креста с бриллиантами на клобуке.

Однако под давлением Совета по делам РПЦ и органов госбезопасности Патриарх Московский и всея Руси Алексий І вынужден был «проводить беседы» с донимавшим власть архиепископом. Он ценил владыку Луку, надеялся перевести его ближе в Москве. Однако конечным результатом давления режима стало назначение архиепископа на Симферопольскую и Крымскую кафедру РПЦ.

Табу на врачебную практику

Владыка Лука прибыл в Симферополь 26 мая 1946 года.  В Крыму ученый читал курс лекций для врачей по гнойной хирургии, сделал 5 докладов в Крымском хирургическом обществе, лично оперировал и консультировал врачей. Однако ему срывали лекции, требовали не выступать в церковном облачении, затем и вовсе запретили медицинскую деятельность. Свт. Лука проводил консультации на дому. Даже потеряв зрение (в 1958 г.), он ставил безошибочные диагнозы. 

Показателен случай с женой священника, отца Иоанна – секретаря епархии Надеждой Милославовой. Ряд врачей, осмотревших ее во время ухудшения самочувствия, не выявил ничего серьезного и не считал необходимым хирургическое вмешательство. Архиепископ Лука, внимательно осмотрев женщину, заявил, что она погибнет, если в течение двух часов ее не прооперировать. Операция выявила огромный, готовый лопнуть нарыв в брюшной полости, больная выздоровела[11]. Девочка Галина Филина, страдавшая саркомой головного мозга, была излечена сугубыми молитвами и коленопреклоненными прошениями владыки Луки. Галина впоследствии окончила мединститут, стала кандидатом медицинских наук и сотрудником Московского института сывороток и вакцин имени Менделеева[12].  «Это Бог исцелил вас моими руками. Молитесь ему», – неизменно говорил святитель-хирург Лука спасенным им людям. 

В 1949 году профессор начал работу над вторым (так и не законченным) изданием «Регионарной анестезии», а также над третьим изданием «Очерков гнойной хирургии», которое было дополнено профессором В. И. Колёсовым и издано в 1955 г. Тем временем, над непокорным архиереем сгущались тучи, агентура органов госбезопасности исправно пополняла донесениями дело оперативной разработки «Мракобес», заведенное на владыку Луку.

Как отмечалось о работе отделения «О» в докладе крымского УМГБ за апрель 1947 г., проповеди В. Войно-Ясенецкого в кафедральном соборе Симферополя (ныне – Свято-Троицкий собор, где выставлены для церковного почитания мощи святителя Луки) «пользуются большим авторитетом среди верующих и даже среди некоторой части медицинского персонала», число верующих растет, приходит «много студентов Симферопольского медицинского института и медицинских работников, которым Лука читал лекции о «гнойной хирургии». Приводились слова студентки П. Калашниковой: «Я сейчас чувствую себя настоящей христианкой». Студентка А. Белобородова (по свидетельству информаторов) говорила: «Мне очень понравилась церковь. Было очень много студентов из нашего института. Хор замечательный, особенно интересно было видеть нашего хирурга – лауреата Сталинской премии»[13].

В конце-концов, 6 мая 1947 г. начальник УМГБ по Крымской области генерал-майор Марсельский информировал областной комитет партии «о влиянии архиепископа Луки на студентов Симферопольского медицинского института и медицинский персонал». Сообщалось, что на основе информирования УМГБ, обком партии указал руководству медицинского института «впредь избегать пользоваться лекциями архиепископа Луки»[14]. После этого, как знаем мы теперь, профессор В. Войно-Ясенецкого окончательно потерял возможность нести свои фундаментальные знания и колоссальный хирургический опыт коллегам и будущим врачам.

Одновременно негативная или предубежденная информация о главе епархии шла в Москву и по линии уполномоченного Совета по делам религии в Крымской области – «реакционер и большой фанатик, стремящийся к разжиганию религиозности», «архиепископ Лука продолжает оставаться реакционером, которого в благоприятный момент при наличии надлежащего повода необходимо подвергнуть изоляции»[15]. Иначе говоря – не исключался новый арест.

Несмотря на постоянное давление представителей власти и обструкцию официальной медицины, падающее из-за помутнения хрусталика зрение, владыка Лука придерживался своего распорядка дня. В кабинете царила простая обстановка, много икон, портреты Сталина и патриарха покойной красавицы-жены кисти самого епископа. Утром – умывание с тщательным хирургическим мытьем пальцев «по Спасокукоцкому», зарядка. Чтение прессы и книг до обеда. После – отдых. С 16 до 17 часов прием больных. Вечером – прогулка вдоль берега речушки Салгир. Вечером до 23 часов усердно занимался с медицинской литературой и хирургическими атласами, писал проповеди[16].

Архиепископ Лука произнес свою последнюю проповедь в Прощеное воскресенье 1960 г. 11 июня 1961-го, в день Всех святых, в земле Российской просиявших, В. Войно-Ясенецкий скончался в 6 ч. 45 минут. «Не роптал, не жаловался. Распоряжений не давал. Ушел от нас утром…» – писала личный секретарь владыки[17].

От благодарных потомков

Для увековечивания памяти святителя-хирурга сделано немало. Российском национальном медико-хирургическом центре имени Н.И. Пирогова создана клиника гнойно-септической хирургии им. В.Ф. Войно-Ясенецкого (Архиепископа Луки) и поставлен ему памятник. Красноярский государственный медицинский университет носит имя профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого. Имя хирурга присвоено городской больнице Тамбова. Памятник свт. Луке установлен в г. Симферополе, при доме, где он жил, воздвигнута часовня, а на территории Свято-Троицкого женского монастыря действует музей о жизни и деятельности святителя-хирурга со множеством принадлежавших ему вещей.

Установлены памятные доски в клиниках Красноярска и Тамбова, в военном госпитале Симферополя. Функционирует церковь в Одесском национальном медицинском университете и часовня святителя Луки в 3-й городской больнице Одессы.

На корпусах Киевского национального медицинского университета имени А.А. Богомольца установлены памятные доски свт. Луке. Экспонаты, повествующие о деятельности славного выпускника архиепископа Луки Крымского, представлены в музее истории этого учебного заведения. Образ святителя-хирурга занял достойное место в Портретной галерее  выдающихся ученых Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца, созданной  в 2009 году. 

Все дети профессора пошли по его стопам и стали медиками. Сыновья  Михаил и Валентин (1913–1992, видный патологоанатом) – доктора медицинских наук; Алексей– доктор биологических наук, дочь Елена– врач-эпидемиолог. Внуки и правнуки тоже стали учеными. Кандидат медицинских наук Войно-Ясенецкая Ольга Валентиновна (1942–2001) стала создателем Одесского областного патологоанатомического бюро, Войно-Ясенецкий Алексей Михайлович – профессор-уролог, директор Центра урологии. Правнучка Татьяна – врач-реаниматолог.

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. Подвиг медиков в годы Великой Отечественной войны/ Электронный ресурс. Режим доступа : http://1941-1945.at.ua/forum/8-1153-1.
2. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия. М. : Образ, 2007. С.7.
3. Войно-Ясенецкий В., проф. Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов М. : Медгиз, 1944. 96 с.
4. Войно-Ясенецкий В., проф. Поздние резекции…С.3
5. Там же. С. 10–11.
6. Там же. 3 января.
7. Там же. С.6.
8. Бараев Т.М. «Приидите ко мне, все труждающиеся и обремененные»… С.35.
9. Год со святителем Лукой Крымским…  13 ноября.
10. Бараев Т.М. «Приидите ко мне, все труждающиеся и обремененные»… С.87.
11. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-хирург…  С. 53–58.
12. Там же. С. 97
13. ОГА СБУ. Ф.13. Дело 51. Т.2.  Лэ 117.
14. Там же. Л. 119.
15. Год со святителем Лукой Крымским : церковный календарь-дневник. Симферополь : Родное Слово, 2013.3 декабря; часть докладов опубликована в книге : Крымская епархия под началом святителя Луки (Войно-Ясенецкого) : сборник документов. Симферополь : Н.Ореанда, 2010.
16. Год со святителем Лукой Крымским... 10–11 декабря.
17. Год со святителем Лукой Крымским...  24 декабря. 

Теги

Опубликовано: пт, 12/06/2020 - 15:10

Статистика

Всего просмотров 722

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle