Святитель Лука Крымский: жизнь как служение Христу и страждущим. Ч. 1

Фигура святителя Луки Крымского (Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого, 1877 – 1961 гг.) принадлежит к той знаменательной категории людей, которые духовно объединяют народы вопреки географическому положению, перипетиям исторической судьбы и скитаниям.

Святого почитают и обращаются к нему за молитвенной помощью в Украине и России, очень чтят в Греции и на Балканах. Возле раки с его мощами в Свято-Троицкому соборе преклоняют головы паломники со всего мира.

Верховной Радой Украины 6 июля 2011 года принято постановление «О почитании памяти Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого (святителя и исповедника Луки), православного святого, ученого, врача-хирурга, подвижника, архиепископа Крымского и Симферопольского», которое дополнительно стимулировало изучение жизни и деятельности, увековечивание молитвенного и научного подвига святителя. В этой статье речь пойдет о самоотверженной медицинской деятельности святого, память которого православные чтут 11 июня.

Вера и наука

Сложно кратко показать многогранность земного пути святого – доктора медицинских наук, профессора, единственного священнослужителя Русской Православной Церкви, ставшего лауреатом Государственной (тогда – Сталинской первой степени) премии в сфере науки за 1946 год. Почти 40 лет служения в епископском сане. Десятилетия хирургической практики, тысячи спасенных жизней, в том числе – раненых воинов в годы Великой Отечественной войны. Более 100 серьезных научных работ, разработка оригинальных методов анестезии и оперирования. Около 1250 текстов проповедей, богословско-философский труд «Дух, душа и тело» и работа «Наука и религия» как кредо человека, никогда не противопоставляющего эти понятия.

Исповеднический путь владыки Луки – это 11 лет тюрем, допросов, пребывания на грани жизни и смерти, ссылки в сибирскую глушь и Заполярье по четырем сфальсифицированным уголовным делам.

Его классические труды по хирургии и сейчас изучают будущие врачи, а церковное почитание святителя ведется в Украине, России, Греции, Балканских странах. Сам святитель не одобрял попыток противопоставить свои ипостаси как архипастыря и врача: «Не пробуйте разделить хирурга и епископа, – призывал он. – Образ, разделенный надвое, неизбежно окажется ложным». В работе «Наука и религия», других трудах он аргументированно доказывал абсурдность спекулятивно-атеистического противопоставления Веры и Науки: «Наука без религии – небо без солнца. А наука, облачённая светом – это вдохновенная мысль, пронизывающая ярким светом тьму этого мира». Приводил примеры выдающихся ученых-естественников, чьи глубокие открытия в деле исследования природно-физического мира подвигли их к глубокой религиозности – настолько необъяснимо сложными и гармоничными представали процессы мироздания…

«Святитель Лука, – писал кандидат медицинских наук, военный врач Т.Бараев, – изначально строил мировоззренческие позиции на христианской морали, опираясь на веру в Бога и глубокую религиозность»[1]. 

Тернистый путь «мужицкого доктора»

Будущий выдающийся хирург и архипастырь Русской Православной Церкви появился на свет 27 апреля 1877 года в Керчи, в семье провизора (перешедшего затем на государственную службу). В конце 1880-х гг. семья Войно-Ясенецких (в ней было трое детей) перебралась в Киев и проживала на Крещатике.

Валентин еще в детстве выявил немалые способности к живописи, вплоть до того, что решил после гимназии поступать в Петербургскую академию художеств. Однако глубокие раздумья и стремление приносить пользу «страдающим людям», привели его на юридический факультет. Некоторое  время получал уроки в частной художественной школе в Мюнхене. В конце-концов, душевные поиски романтического юноши (под разумным влиянием директора народных школ Киевского учебного округа) завершились переходом на медицинский факультет.

В  Киевский университет святого Владимира Валентин Войно-Ясенецкий поступил в 1898 г.[2]. Во время учебы на медицинском факультете серьезно увлекся анатомией (тут пригодился талант художника для анатомических зарисовок и лепки моделей костей и внутренних органов). С 3-го курса он стал специализироваться на кафедре топографической анатомии, созданной учеником Н.Пирогова, деканом медицинского факультета В.Караваевым[3].  По словам самого ученого, он «страстно увлекся изучением операций на трупах». Первый серьезный опыт хирургической деятельности пришлось приобретать во время русско-японской войны 1904–1905 гг.

По окончании в 1903 г. университета Валентин отказался от научной деятельности, объявив о желании стать «мужицким» земским врачом, помогать бедным. Начался нелегкий путь служения людям на медицинском поприще, что позволило В. Войно-Ясенецкому приобрести огромный опыт практической хирургии. Впоследствии, во время ссылки в Сибирь в 1920-е годы, ему даже пришлось делать полостную операцию крестьянину перочинным ножом, а рану зашивать женским волосом, причем нагноения не было[4].

В январе 1904 г. по распоряжению Главного управления Российского общества Красного креста на базе Киевской Мариинской общины сестер милосердия был сформирован отряд из 5 врачей, 15 медсестер и 30 санитаров для госпиталя на 200 коек. С ним В. Войно-Ясенецкий отправился под Читу. Там он познакомился с медсестрой Анной Ланской, с которой вступил в брак (была верной помощницей хирурга, умерла от туберкулеза в октябре 1919 г.; заботиться о детях помогала операционная сестра София Белецкая – человек глубокой веры и душевной чистоты). Начинающий хирург проштудировал классический труд француза Ф. Лежара «Хирургическая помощь в неотложных случаях», сам оперировал на костях, черепе, суставах, стал заведующим хирургическим отделением.

В дальнейшем В.Войно-Ясенецкий работал хирургом и главным врачом земских сельских больниц в Симбирской, Курской, Саратовской, Черниговской губерниях (1905–1917 гг.). В сентябре 1908 года стал врачом-экстерном Московской хирургической клиники профессора П.Дьяконова.
Понимая несовершенство тогдашней общей анестезии, вредность для организма применяемых веществ, молодой хирург сосредоточился на проблеме местной (регионарной) анестезии. Он изучил книгу немецкого профессора Г.Брауна «Местная анестезия» и пришел к выводу о возможности «временно прерывать проводимость тех нервов, по которым осуществляется болевая чувствительность в области операции» (отсюда иное название – «проводниковая анестезия»).

Работая в Институте топографической анатомии и оперативной хирургии (1909–1911 гг.), В.Войно-Ясенецкий разрабатывал новейшие методы блокады нервных стволов. В анатомическом театре профессора П.Карузина изучил 300 черепов и нашел оптимальные пути анестезии ветвей тройничного нерва. Проштудировал около 500 научных работ на немецком и французском языках (последний он учил с нуля). За 8 месяцев в целом был собран материал для диссертации. В 1915 г. в Петрограде вышла его книга «Регионарная анестезия» (прекрасно иллюстрированная самим автором), в 1916 г. защищенная Валентином Феликсовичем как диссертация. О самой научной работе его оппонент, известный хирург А.Мартынов сказал: «Мы привыкли к тому, что докторские диссертации обычно пишутся на заданную тему с целью получения высших назначений по службе и научная ценность их невелика. Но когда я читал Вашу книгу, то получил впечатления пения птицы… и высоко оценил ее»[5]. Варшавский университет присудил диссертации премию имени Хойнацкого в 900 рублей золотом.

Характеризуя значение регионарной анестезии, ученый отмечал: «На смену прежним неуклюжим и примитивным способам послойного пропитывания анестезирующим раствором всего, что надо резать, пришла новая, изящная и привлекательная методика местной анестезии, в основу которой легла глубоко рациональная идея прервать проводимость тех нервов, по которым передается болевая чувствительность из области, подлежащей операции»[6].

Однако научная работа не давала достаточно средств для обеспечения семьи. В 1911–1917 гг. довелось трудиться хирургом, главным врачом больницы на 50 мест в Переяславе-Залесском под Москвой, а с 1915 года – и в военном лазарете. Помогать больным приходилось в условиях плохой обеспеченности медикаментами, инструментами, низкой квалификации младшего медицинского персонала. Зато врач получил разносторонний опыт.

Во дни общественных потрясений

Накопленный опыт позволил получить по конкурсу должность (март 1917 г.) главного врача городской больницы Ташкента. Однако с конца 1917 года начинаются трагические события гражданской войны, жертвами которой массово становились и священнослужители. Бесчинства и убийства священнослужителей бандитствующими элементами начались в 1917 году до прихода к власти большевиков.

В конце 1918-го – начале 1919 года Войно-Ясенецкого впервые арестовали по клеветническому доносу, и только вмешательство знавшего врача «видного партийца» спасло ожидавшего скорого расстрела Валентина Феликсовича[7].

В 1920 г., при создании Ташкентского университета, В.Ф. Войно-Ясенецкого избрали профессором кафедры топографической анатомии и оперативной хирургии медицинского факультета. Продолжалась и хирургическая практика. В конце этого же года произошло знаменательное событие. Врач выступил на епархиальном собрании, его доклад произвел сильное впечатление на верующих. После собрания  к нему подошел правящий архиерей, архиепископ Ташкентский и Туркестанский Иннокентий[8], и убежденно сказал: «Доктор, вам надо быть священником!». Как вспоминал впоследствии свт. Лука, эти слова он воспринял как Божий призыв и ни минуты не размышляя ответил «Хорошо, Владыка! Буду священником, если это угодно Богу!»[9].

Врач-священник продолжал продуктивно трудиться по специальности. На первом научном съезде врачей Туркестана (23–28 октября г.) он выступил с четырьмя большими докладами, поделившись с коллегами богатейшим хирургическим опытом, поведал о собственных наблюдениях и выводах о хирургическом лечении туберкулеза и гнойных воспалительных процессов коленного сустава, сухожилий рук, реберных хрящей. Профессор-медик рассказал о своем способе операции при абсцессах печени. Пытаясь изучить механизм возникновения нагноительных процессов в реберных хрящах после сыпного тифа, Войно-Ясенецкий совместно с врачом-бактериологом Гусельниковым проводил исследования, которые позволили ему с трибуны I-го съезда врачей Туркестанской республики в октябре 1922 года пророчески предсказать, что «в будущем бактериология сделает ненужными очень многие отделы оперативной хирургии». Он предложил немало идей использования климата Средней Азии в лечебных целях. 

Впервые в республике Войно-Ясенецкий сообщил о поразительных результатах лечения костного туберкулеза, достигнутых солнцелечением в высоких горах. Оценив местные природно-лечебные ресурсы, он пришел к выводу, что близкие к Ташкенту горы замечательно приспособлены для лечения солнцем, а в Аральском море возможно лечебное купание.

Блестящий мастер хирургических операций на органах зрения, предложивший свою оригинальную методику удаления слезного мешка, он обратился к делегатам съезда с призывом, направленным на действенную борьбу с распространенной среди местного населения трахомой – основной причиной слепоты: «Было бы делом огромной важности организовать очень кратковременные курсы для врачей, на которых они познакомились бы с производством разреза роговицы… слезного мешка и пересадкой слизистой на веко. Эти 3 операции вполне доступны каждому практическому врачу в самых глухих углах».

Оба предложения профессора Войно-Ясенецкого нашли свое отражение в резолюции I-го научного съезда врачей Туркестана: профессорам Турбину и Войно-Ясенецкому было поручено составить краткое практическое руководство для врачей по глазным болезням[10].

31 мая 1923 г. отца Валентина тайно рукоположили во епископа. Архиепископ Иннокентий выбрал ему имя одного из апостолов, евангелиста Луки – художника и врачевателя.  Патриарх Тихон утвердил епископскую хиротонию владыки Луки. Через три дня последовал первый арест органами госбезопасности, сопровождавшийся травлей в газетах. Будучи обвинен в шпионаже, В. Войно-Ясенецкий получил три года ссылки в Красноярский край.

Отбыв ссылку, в 1926–1930 гг. епископ Лука (посетив родителей в Черкассах) продолжил работу в Ташкенте. Однако «вольная» оказалась недолгой. 23 апреля 1930 г. последовал новый арест епископа Луки. Несмотря на серию голодовок, в апреле 1931 г. Особое совещание (внесудебный орган) при НКВД СССР постановило сослать его в Северный край. Пробыв почти год в лагере «Макариха» под Котласом, ученый попал в ссылку в Архангельск. Там ознакомился с методиками лечения народной медицины, а также овладел новым методом лечения гнойных ран. Его вызывали в Ленинград, где глава партийной организации Сергей Киров (один из ведущих лидеров ВКП (б) предлагал ответственные должности в медицинской науке в обмен на отказ от священного сана. Это условие святитель не принял[11].

В 1934–1937 гг. профессор трудился в районной больнице Андижана, Ташкентском институте неотложной хирургии. Тут его и застал пик массовых незаконных репрессий, одним из основных объектов которых стала Православная Церковь. В период «Большого террора» органы НКВД завели во всесоюзном масштабе оперативную «разработку» по «делу церковно-монархического заговора». 23 июля 1937 г. в рамках сфабрикованного дела арестовали и епископа Луку.

Подследственный никого не оговорил, не дал ложные показания на других людей (ряд священников и епископов, проходивших по этому делу, дали под давлением ложные показания на свт. Луку и других лиц, что их все равно не спасло – они были расстреляны в декабре 1937 года). К нему применяли непрерывные многодневные допросы, лишение сна, побои (т. н. «конвейер»). Одна из пыток длилась с 23 ноября по 5 декабря 1937 г. вызывая галлюцинации и изнеможение. В таком состоянии чекисты заставили подследственного подписать протокол с «признанием» в участии в «контрреволюционной нелегальной организации». 13 февраля 1940 г. Особое совещание при НКВД СССР постановило сослать его в Красноярский край сроком на 5 лет за «участие в антисоветской организации».

Настольная книга хирургов

Главным научным и научно-практическим трудом свт. Луки считается книга «Очерки гнойной хирургии», выдержавшая пять изданий[12]. Ее довелось заканчивать в тюремной камере во время одного из очередных арестов. В 1929 г. автор направил рукопись на рецензирование. Научную работу  опубликовали лишь осенью 1934 г. тиражом 10200 экземпляров. С введением в СССР персональных научных степеней, в декабре 1936 г. Народный комиссариат здравоохранения Узбекской ССР утвердил В.Ф. Войно-Ясенецкого в ученой степени доктора медицинских наук с учетом 27 лет хирургической работы.

Показательно, что новаторский научно-медицинский труд, автором которого выступил профессор, зачисленный властью в политически неблагонадежные личности, архиерей, в любой момент способный стать жертвой репрессивного безбожия, попал в глухую информационную блокаду со стороны официальной науки. Только профессор Салищев в журнале «Хирургия» опубликовал небольшую доброжелательную рецензию[13].

Из предисловия к первому изданию книги становится понятным, на каком колоссальном опыте хирургической работы в экстремальных условиях сельских больниц и амбулаторий основана монография профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого. «Чрезвычайно тяжелый путь земского хирурга-самоучки, – отмечал автор в предисловии к первому изданию «Очерков…», – научил меня весьма многому». Этим автор хотел поделиться с коллегами. Начинающим хирургам, в частности, он стремился показать, что «топографическая анатомия является важной основой для диагностики гнойных заболеваний и выработки плана оперативного лечения», тем более что, как заметил автор, университетских знаний ему явно не хватало для диагностики и терапии гнойных заболеваний[14].

При этом свт. Лука выступил талантливым продолжателем дела и учения Николая Ивановича Пирогова (1810 –1881) – выдающегося российского хирурга и анатома, педагога, создателя первого атласа топографической анатомии, основоположника отечественной военно-полевой хирургии (попечителя Киевского учебного округа, долгое время жившего и умершего в Украине).

Вклад автора в развитие теории и практики хирургии, значение «Очерков…» подчеркнули авторы предисловия к третьему изданию – видные советские хирурги А. Бакулев и П. Куприянов[15]. Труд профессора В. Войно-Ясенецкого, как отмечали они, привлек к себе общее внимание широтой охвата предмета и глубоким клиническим анализом заболеваний с анатомо-физиологических позиций. До выхода книги, подтверждали именитые врачи, «пожалуй, никому не удалось провести с такой последовательностью анатомо-топографический принцип в изучении нагноительных процессов, т.е. тот принцип, который был впервые выдвинут великим Н.И. Пироговым». Изложенная автором новаторская методика оперативного лечения, в основу которой положен «богатейший личный опыт автора», как отмечали рецензенты, особенно важен при неуспехе антибактериальной терапии гнойных поражений[16].

Развитая усилиями упомянутых и других видных ученых топографическая анатомия выросла в научно-прикладную дисциплину, раздел анатомии человека, изучающий послойное строение анатомических областей. И сейчас она имеет прикладное значение для медицины, является теоретической основой для оперативной хирургии. Топографическая анатомия изучает строение человеческого организма по условно выделяемым известным частям тела (голова, шея, туловище и конечности), каждая из которых дифференцируется на относительно небольшие анатомические области, и уделяет особое внимание взаимному расположению анатомических образований и их проекций на поверхность тела, таким образом, являя собой топическую основу физикальной диагностики как таковой.

«Очерки гнойной хирургии» были написаны в результате 30 лет наблюдений (1916–1946), когда отсутствовали антибиотики и основным методом лечения флегмон являлся хирургический радикализм, обеспечивающий удаление гнойных масс и дренаж раны. Работа над очерками началась, фактически, еще до революции 1917 года. Книга представляет собой анализ многочисленных историй болезни, случаев операций. Пациентами,  преимущественно, были крестьяне из российской глубинки и Средней Азии, раненные времен Первой мировой и гражданской войн.

«Очерки…» содержат 39 глав, в каждой из которых описаны те или иные виды операций, вплоть до онкологических (саркома). Автор систематизировал и опыт применения местной анестезии, высказал суждения о перспективных направлениях углубленного исследования гнойной инфекции: последователи «изучат морфологию, биологические и физико-химические свойства гноя, создадут новую науку – пиологию, подобно гематологии исследующую биохимические и физиологические процессы, происходящие в гнойном очаге и во всем организме больного», изучат «паталогическую анатомию гнойных заболеваний», хемотерапевтические и биологические способы лечения[17].

Следует упомянуть о вопросах врачебной этики, рассматриваемых в книге, в частности, психологических аспектах хирургической деятельности. «Приступая к операции, – писал свт. Лука, – надо иметь в виду не только брюшную полость, а всего больного человека, который, к сожалению, так часто у врачей именуется «случаем». Человек в смертельной тоске и страхе, сердце у него трепещет не только в прямом, но и в переносном смысле. Поэтому не только выполните весьма важную задачу подкрепить сердце камфарой или дигаленом, но и позаботьтесь о том, чтобы избавить его от тяжелой психической травмы: вида операционного стола, разложенных инструментов, людей в белых халатах, масках, резиновых перчатках – усыпите его вне операционной. Позаботьтесь о согревании его во время операции, ибо это чрезвычайно важно».

Ученый в целом сформулировал основные принципы гнойной хирургии:
Применение адекватного обезболивания, достижение полного и своевременного опорожнения гнойника для радикального лечения;
Широкое вскрытие гнойных очагов и дренажирование;
Достижение полного гемостаза;
Комплексная послеоперационная терапия;
Полный покой прооперированного больного[18].

Свт.Лука в издании своей капитальной работы усматривал глубоко духовное предназначение. «Очерки гнойной хирургии» были угодны Богу, – писал он, – ибо в огромной степени увеличили силу и значение моего исповедания имени Спасителя в разгар антирелигиозной пропаганды».

Архипастырь считал, что его научные изыскания сами по себе привлекают к Православию интеллигенцию. Как сообщила радиостанция Би-Би-Си, уже после войны группа французских юношей и девушек перешла в Православие, указав в декларации, что совершила это под влиянием примера и трудов православных ученых – академиков Павлова, Филатова и самого профессора, архиепископа Луки[19]. Тот же выдающийся офтальмолог В.Филатов[20] писал свт. Луке: «Научное творчество у меня останется, но разве оно спасет меня, если я буду осужден душевно»[21].

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. Бараев Т.М. Приидите ко мне, все труждающиеся и обремененные (В.Ф.Войно-Ясинецкий (Святитель Лука) и военно-врачебное дело). Одесса: Фаворит, 2011. С.4.
2. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-хирург: Житие архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). М. : Даниловский благовестник, 2006. С. 10–13.
3. Караваев Владимир Афанасьевич (8 июля 1811 – 3 марта 1892) – известный хирург, один из основателей медицинского факультета Университета святого Владимира, его декан в 1843–1847 годах.
4. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия. М. : Образ, 2007. С. 4.
5. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). «Я полюбил страдание…». М., 1995. С.21-22.
6. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-хирург… С.17–18.
7. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-хирург…. С.21.
8. В 1912–1923 гг. епископ Туркестанский и Ташкентский. Расстрелян в декабре 1937 г.
9. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). «Я полюбил страдание…». М., 1995. С.30.
10. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-хирург… С.28–29.
11. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-хирург… С.48–49.
12. Нами использовано 3-е издание книги: Войно-Ясенецкий В.Ф., проф. Очерки гнойной хирургии.  Л.: Медгиз, 1956. 631 с.
13. Бобров О.Е. У каждого своя Голгофа. Донецк: Заславский А.Ю., 2009. С. 55.
14. Войно-Ясенецкий В.Ф., проф. Очерки гнойной хирургии… С. 6.
15. Бакулев Александр Николаевич (7 декабря 1890 – 31 марта 1967). Советский ученый-хирург, один из основоположников сердечно-сосудистой хирургии в СССР, доктор медицинских наук, профессор, президент АМН СССР. Академик АН СССР.  Заслуженный деятель науки РСФСР (1946). Герой Социалистического Труда (1960).
Куприянов Петр Андреевич  (7 февраля 1893–13 марта1963 г.). Советский хирург, академик АМН СССР (1944), генерал-лейтенант медицинской службы (1945). Лауреат Ленинской премии (1960), Герой Социалистического Труда (1963). В годы войны – главный хирург Северного и Ленинградского фронтов.
16. Войно-Ясенецкий В.Ф., проф. Очерки гнойной хирургии… С. 1.
17. Войно-Ясенецкий В.Ф., проф. Очерки гнойной хирургии… С.2.
18. Бараев Т.М.  «Приидите ко мне, все труждающиеся и обремененные... С.64.
19. Год со святителем Лукой Крымским : церковный календарь-дневник. Симферополь : Родное Слово, 2013. 26 июня.
20. Филатов Владимир Петрович (27 февраля 1875 –  30 октября 1956 ) – выдающийся советский офтальмолог. Лауреат Сталинской премии, академик АМН СССР (1944) и АН УССР (1939), Герой Социалистического Труда.
21. Бараев Т.М. «Приидите ко мне, все труждающиеся и обремененные»… С.9

Теги

Опубликовано: чт, 11/06/2020 - 10:28

Статистика

Всего просмотров 2,602

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle