Школьный буллинг и христианское воспитание

Как-то перелистывая памятные даты, я заметил, что 2 октября резолюцией Генеральной ассамблеи ООН установлен Международный день ненасилия, при этом в голове сразу всплыла тема школьного буллинга, размышлениями над которой мне и захотелось поделиться.

Для тех, кто не знает, что это такое, определимся со значением слова. На самом деле здесь нет никакого секрета: в переводе с английского bullying означает запугивание или травля, просто теперь это устоявшийся термин, применяющийся, как правило, в отношении проявления насилия в школе. Данная тема довольно специфична и относится, прежде всего, к области психологии и социологии. Однако же в нижеследующих рассуждениях я постараюсь придерживаться границ между данными светской науки и церковным пониманием проблемы. Мне кажется, что данная тема очень важна по той простой причине, что дети из верующих семей нередко выделяются на общем фоне, они немного другие, у них иные ценности и приоритеты, а потому они автоматически рискуют стать жертвами буллинга.

Поясню свою позицию немного подробней. Мы сегодня живем в довольно жестоком и эгоистичном обществе. Мне не раз приходилось сталкиваться и слышать об откровенном хамстве, чтобы не сказать хуже в отношении воспитателей и учителей, со стороны родителей. Дети же всегда копируют поведение своих мам и пап и, если они видят неуважение к педагогу, соответственно, будут транслировать такое поведение и в отношении своих сверстников. Если у старших нет культуры общения, нет желания разбираться в назревших проблемах, это значит, что, скорее всего, у них и во взаимоотношениях в семье далеко не все гладко. Дети-агрессоры, как правило, появляются именно в таких семьях. Из-за нехватки родительской любви и взаимопонимания формируется низкая самооценка, которую они и пытаются поднять за счет унижения других, стремятся быть в центре внимания, пытаются манипулировать и доминировать. На кого тогда вымещается вся накипевшая в их несчастных душах злоба? На того, кто выделяется, кто не такой, как все.

Сегодня приходится говорить о том, что в семьях часто вообще нет элементарной близости. Я много раз наблюдал картину, когда в выходной день в кафе сидит семья, при этом они даже не разговаривают друг с другом: папа – в смартфоне, мама – в смартфоне, дети – в смартфонах. Получается, что физически они близки, а ментально, душевно – далеки. Они не привыкли общаться, слушать и слышать близкого человека, потому стоит только в такую семью бросить «спичку», как тут же разгорится пламя ссоры. Ребенок, в силу того, что он младше всех, не может ответить и выместить накипевшее на старших, но сжатая в нем «пружина» ищет удобного случая, дабы как можно скорее разжаться.


В христианских же семьях, как правило, родители понимают опасности, которые таит в себе современный мир, а потому стараются всеми силами подготовить ребенка к адекватной реакции на них. Берем пример из жизни. Был случай, когда церковного ребенка начали травить в школе только за то, что он не играл в какую-то популярную игру и вообще не разбирался в ней. Мы все прекрасно осознаем пагубное влияние подобных игр на психику и воспитание детей. Так было и в той семье. Люди попросту приучили детей любить и читать книги, а в итоге этот, казалось бы, совершенно безобидный навык привел к тому, что в классе ребенок оказался изгоем. Это отнюдь не значит, что в данном случае родители поступили неправильно, но проблема, что называется, налицо.

В буллинге есть три группы участников: агрессор, жертва и наблюдатели. Адекватное христианское воспитание практически исключает выступление ребенка в роли агрессора, а вот об остальных «амплуа» нужно сказать отдельно.

Наблюдатели всегда являются самой большой группой участников травли. Постепенно они становятся перед выбором: либо перейти на сторону агрессора, либо выступить в роли защитника жертвы, но тогда они сами рискуют стать жертвой, либо проявить пассивность и остаться безучастными наблюдателями. Естественно, что второй вариант самый правильный, но для его реализации необходимы мужество и смелость, а они, как правило, могут проявиться в ребенке, если во взаимоотношениях с родителями все в порядке, если есть любящие мама и папа. Также важны правильные ценностные установки. Например, мы понимаем, что насилие в любом случае грех. Но насилие может осуществляться как месть, как получение удовольствия, для повышения той же самооценки, а может и способствовать прекращению другого насилия над слабым. В первых случаях насилие – это цель, а в последнем – средство.

Возможно, меня кто-то не поймет, но я действительно считаю, что с христианской точки зрения остановить насильника посредством применения к нему насилия – это иногда единственно правильное решение. Возьмем, к примеру, работу честного полицейского. Его служба явно сопряжена с риском нанести другому человеку (пусть и преступнику) вред, а может, и убить его. Но Церковь же при этом благословляет его на такую службу. Если полицейский всё же убил кого-то, то он все равно обязан принести покаяние, даже несмотря на данное ему благословение. Да, он явился заложником обстоятельств, встал перед выбором между большим злом и меньшим злом, и в таком случае нужно выбирать меньшее зло. Подобный выбор – следствие глубокой греховности нашего падшего мира, мира, где в общую «копилку» зла каждый из нас вкладывает свою «лепту», а потому такой полицейский-христианин обязан принести покаяние за содеянное. Если мы уверены, что посредством молитвы способны изменить волю насильника, то можно и помолиться, но если нет, то пассивность будет проявлением трусости, за которую нас наша совесть не пожалеет. Любое насилие – это всегда крайняя мера, но бывает и так, что по-другому не поступить. Мне кажется, что именно такие мысли стоит донести до наших детей.

Теперь нужно сказать о жертве буллинга. Травля бывает разных видов: физическая (пинки, побои и даже сексуальное домогательство), вербальная (насмешки, угрозы, оскорбления), социальная (исключение из коллектива), экономическая (вымогательство, порча имущества), кибернетическая (травля, скажем, в соцсетях или мессенджерах через анонимные аккаунты). Во всех случаях жертве наносится тяжелый психологический урон. Многие взрослые, кому пришлось в детстве пережить унижение, даже по прошествии нескольких десятков лет с содроганием вспоминают то время.

Психологи советуют, как правило, дать понять жертвам буллинга, что они не виноваты в том, что произошло. Следует постараться помочь ребенку обрести уверенность в себе, помочь выработать навык противостояния сложившейся ситуации. Я понимаю, что все это не является прерогативой христианского воспитания, но мне кажется, что все-таки правильные ценностные ориентиры, четкая и полноценная мировоззренческая позиция, т. е. всё то, что формирует внутренний мир христианина, могут как раз стать идеологическим стержнем, позволяющим церковному ребенку, попавшему в категорию жертвы, выйти оттуда с минимальным ущербом, а может, и даже полезным опытом. Естественно, что крепкая и любящая семья – это также залог психического здоровья ребенка. Не нужно сбрасывать со счетов и фактор молитвы, как со стороны родителей, так и со стороны самого чада. Помимо сугубо чувственного есть же и духовное измерение любого конфликта. Мы, как христиане, прекрасно понимаем, кто толкает агрессора на насилие, так вот, молитва здесь послужит и как средство защиты, и как средство утешения страдающего детского сердца.

Напоследок стоит сказать, что встречаются случаи, когда жертва травли впоследствии сама становится агрессором. Такой ребенок способен на действительно большое зло. Есть явление, именуемое скулшутингом, выражающееся в том, что подросток берет в руки оружие и убивает своих одноклассников и учителей. Не нужно обманываться: подобные преступления совершаются не только в США, но и у нас. Однако самое страшное как раз то, что практически во всех случаях скулшутинга убийцами становились жертвы буллинга – подростки, доведенные до отчаяния. Да, церковные дети действительно могут стать жертвами травли, но они точно никогда не станут скулшутерами. В этом плане христианское воспитание имеет явное преимущество.

С изложенными мною здесь мыслями кто-то может соглашаться, кто-то нет, но мне всё же хотелось поднять, как мне кажется, весьма важную проблему. Люди сегодня становятся более жестокими, а каждый, даже маленький христианин или христианка – это искорка во тьме, которую тьма всегда будет пытаться поглотить, но никогда не поглотит. Вот поэтому так важно уделять серьезное внимание воспитанию наших детей. А вдруг именно благодаря им где-то зажжется еще одна искорка, а может, и не одна.

Протоиерей Владимир Долгих

Опубликовано: пн, 05/10/2020 - 13:36

Статистика

Всего просмотров 1,654

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle