Притча о сеятеле: четыре аспекта духовной жизни каждого из нас

Довольно часто в человеке нет какой-то перманентной стабильности. Это касается как внешней нашей жизни, так и внутренней.

На нас воздействует огромное количество факторов. Мы частенько метаемся, что-то вспоминаем, что-то забываем. Одних целей достигаем, другие – теряем. Постоянно боремся со своими недостатками, но в то же время нередко и проигрываем в этой борьбе. Падаем и встаем, радуемся и унываем. Двигаемся вперед, но при этом не выдерживаем искушения и все равно оглядываемся назад. Так и проходит наша жизнь. Потому, надеюсь, что я не погрешу, если скажу, что притча Христа «о сеятеле» (Лк. 8:5-15), которая читается в воскресный день 31 октября, целиком про нас.

Содержание притчи нам хорошо знакомо, тем более что Сам Спаситель ее растолковал. Напомним, что при засевании семенем, или Словом Божьим, возникает четыре различных условия для его возрастания: при дороге, на камне, между бурьяном и в плодородной почве. Соответственно, кажется, что ровно таким же образом возникает, возрастает или погибает вера в человеке, т. е. всех людей, услышавших Благую Весть, условно можно разделить на четыре типа ее усвоения в зависимости от «качества» души. Тогда возникает вопрос: а где в этом разделении, собственно, мое место? С одной стороны, мы все действительно сознательные христиане, потому должны воплощать в себе образ плодородной почвы. Но с другой – никто из нас не может назвать себя хорошим христианином и найдет в себе признаки гибели слова Божьего независимо от причин. Это как с темпераментом: не бывает ведь чистых сангвиников, флегматиков, холериков или меланхоликов, а каждый человек совмещает в себе, пусть и различных пропорциях, черты того или иного вида. Но если темперамент –это нечто врожденное, что мы не выбираем, то в отношении восприятия евангельских истин многое зависит от нас самих. Сохраняется острота, а оттого и тяжесть, и трагичность, и ответственность выбора.

Повторюсь, что притча «о сеятеле» целиком и полностью вся про нас, потому давайте остановимся на каждом случае попадания семени в определенные условия.

Итак, первое, о чем говорит Христос, что семя, упавшее при дороге, «суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись» (Лк. 8: 12). Неверующими мы себя не назовем, но только где реальные проявления нашей веры? Где результат веры? Если мы не относим себя к тем, кто «верит в душе», если такое отношение считаем профанацией веры, то должны как-то отличаться от общего суеверного населения нашей страны. Когда развалился Советский Союз и у людей образовался духовный вакуум, когда народ хлынул в храмы за крещением, освящением корзинок, домов и машин – началась массовая ролевая игра в религию не имевшая ничего общего с подлинной религиозностью. Сформировался целый пласт людей, которых мы стали называть «нецерковными», хотя в каноническом праве нет, и никогда не было такого термина. Им мы обозначаем нонсенс – крещеных людей, своей жизнью фактически засвидетельствовавших нахождение вне Церкви, ищущих, как сказал бы Клайв Льюис, «карманного» Бога, Которого можно «доставать» лишь в удобные для этого моменты. Но давайте еще подумаем, не коснулась ли эта ролевая игра и нас с вами? Насколько у нас правильно расставлены акценты в духовной жизни? Спаситель говорит, что диавол уносит слово Божье из сердца человека, а кто его туда пропустил? Мы не бесноватые, но в моменты осознанного совершения греха, когда мы отдаемся ему, проходим точку невозврата, теряем возможность сопротивления и контроля, на какое-то время действительно становимся одержимыми. Эти мгновения слабости являются мгновениями контакта со злом.

Иногда диавол может создавать для нас иллюзию нравственного и духовного прогресса, но он обязательно потребует за это плату, а ошибка начинается ровно в тот момент, когда в духовной жизни неправильно расставляются приоритеты. В Церкви мы бывает ищем какие-то варианты собственной реализации, закрываем детские душевные травмы, находим единомышленников и т.д., т.е. делаем многое, но не ищем Христа. Да, Он присутствует в нашей жизни, однако не на первом месте. И здесь снова хочется вспомнить Льюиса, сказавшего, что диавол может помочь нам избавиться от многих пороков, но взамен даст гордыню; он излечит от насморка, но взрастит раковую опухоль.

Следующее семя, упавшее в каменистую почву, относится к тем, «которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают» (Лк. 8:13). Разве не было у нас в жизни таких моментов? Разве мы можем сказать, что свет веры всегда освящал каждый момент нашего бытия? Как писал отец Георгий Чистяков, прослуживший немало лет в хосписе и сам умерший от онкологии, легко верить, когда ты идешь по полю, смотришь на прекрасную природу вокруг, на чистое небо и сочную зеленую траву, когда само мироздание «шепчет» о своем Творце. Но совсем другое дело верить, когда ты стоишь у гроба маленького, невинного ребенка, видишь отчаяние и неутешительные слезы его родителей. Это буря – буря, способная снести незакаленную веру, перевернуть ее и обратить в глубокую обиду на Бога и на весь мир. Но отец Георгий устоял, он писал, что никогда не ощущал такой близости Христа как во время столь трагичных похорон. Главное помнить, что через страдания мы не идем к Спасителю, стоящему за страданием, а преодолеваем страдания вместе с Ним. Только при таком отношении вера станет настоящим и твердым фундаментом нашей жизни. Искушения могут быть разными, но даже при относительно небольших проблемах мы нередко опускаем руки. Чувство страха, нервозности или тревоги будто парализует не столько тело, сколько ум. В такие моменты усилить бы молитву, а мы, наоборот, только «проседаем». Мысли о проблемах заполняют голову, а решимости сконцентрироваться, взять себя в руки и сделать то, что нужно не хватает. В такие моменты, пусть и временно, но мы все-таки теряем веру.

Следующее семя падает среди терний, это относится к тем, «которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода» (Лк. 8:14). Здесь, думаю, что каждый уже отчетливо видит себя. Если в предыдущем случае веру потрясают какие-то более или менее серьезные испытания, которые действуют продолжительный срок, но нечасто, то повседневного «бурьяна» хватает всегда. Мы еще люди традиции, но мы еще и члены современного общества, потому идеи модерна и постмодерна не могли в нас никак не отразиться. В модерне был удален трансцендентный слой мира, удалена сфера духа и остались лишь утилитарные цели и устремления. В постмодерне человек полностью оторван от своих культурных, народных, исторических и духовный корней. Он вброшен в мир, где ничего не ценно, где последнюю и единственную ценность сохраняют лишь его собственные желания, не зависимо от их качества и содержания. Об этом писал еще в начале XIX века немецкий философ Макс Штирнер, названный «апостолом эгоизма». Но тогда он был одинок в своих идеях, а сегодня их воплощение можно наблюдать буквально повсеместно. Даже утилитаризм перестал быть целью, а превратился в промежуточное звено на пути к самому грубому гедонизму, т.е. общественная польза стала ценной лишь настолько, насколько она способствует достижению удовольствия. Мы многое критикуем в современном мире, но давайте не будем лукавить и признаемся, что каждому из нас хочется пожить хорошо, и как только мы нашей «хотелке» даем волю, она разрастается до довольно крупных размеров. Как только купишь одно, сразу хочется другое, как только достигнешь одного, тут же хочется большего. Житейские желания, не освещенные духовным опытом, приводят к забвению о вере. В этом мы постоянно каемся, но все равно постоянно возвращаемся к одному и тому же.

Наконец, семя, упавшее в плодородную землю, относится к тем, кто «услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении» (Лк. 8:15). Это жизнь под «прожектором» Евангелия. Это «прожектор» не «полицейского» Бога, выискивающего в нас недостатки, а «прожектор» любви, которую можно принять лишь добровольно. Вокруг непроглядная, но такая манящая и комфортная тьма. До времени в ней можно безболезненно спрятаться, но платить все равно придется. Жизнь в евангельском свете трудна, некомфортна, требует постоянных усилий и трудов, но это жизнь свободного человека. Бремя свободы нелегко, но оно того стоит. В конце концов, сохраняя слово Божье и принося плоды по силе, мы однозначно обретем разрешение всех наших проблем, утешение горестей, растворение болей и долгожданный мир в Боге и с Богом.

Протоиерей Владимир Долгих

Теги

Социальные комментарии Cackle