Языки

  • Русский
  • Українська

Православие в стране северного сияния

Каково служить православному священнику в стране северного сияния? Что общего в церковной истории норвежцев и славян?

Какими жестокими обычаями древние норвежцы (варяги) уподоблялись спартанцам и как христианизация Норвегии прекратила их? Почему современные норвежцы обращаются к священнослужителям исключительно на «ты»? Как объяснить, что в одной из наименее религиозных стран мира сегодня больше религиозных государственных праздников, чем в Украине, а сами религиозные общины получают дотации от государства?  Об этом и многом другом рассказывает иерей Александр Волохань, настоятель храма Святой княгини Анны Новгородской (Тронхейм), единственный православный священник на 10 городов всего севера Норвегии (а это расстояние 2000 км!).

– Отец Александр, Вы 12 лет служите священником в городе Тронхейме. Чем принципиально отличается служение православного священнослужителя в Норвегии от служения в любой другой европейской стране?

– Отмечу, в чём заключается особенность вообще служения в Западной Европе. Во-первых, это служение в неправославной среде, поэтому у нас здесь практически нет своих храмов. В Норвегии мы храмы в основном арендуем. Современное положение православных здесь напоминает библейские времена странствования ветхозаветных иудеев в пустыне, священнослужители которых служили в переносной скинии. Часто нам приходится расставлять и собирать свои иконы, подсвечники и прочую утварь.

Во-вторых, прихожане наших храмов – это преимущественно эмигранты, которые приехали в Европу в поисках лучшей жизни. Зачастую это люди не воцерковлённые, посещающие храм лишь по большим праздникам. Хотя были прецеденты, когда наши соотечественники крестились уже здесь, в Норвегии: обрести православную веру для них стало равноценным обрести собственную идентичность, найти оазис родной культуры и т. д. Есть норвежцы, которые приняли православие, но их не много. Эти люди стали православными благодаря семейной ситуации. Бывает, к вере норвежцев приводит и профессиональная деятельность: знакомство с православием происходит благодаря занятиям славистикой или изучением греческой, византийской культуры и т. д. Например, так православие принял один из профессоров русской филологии университета Осло. Бывает, к вере приводит чувство одиночества. Известно даже специфическое исследование профессора-социолога Берит Турбьорнруд из Осло, которая интерпретировала принятие православия одинокими норвежцами как проявление внутреннего или внешнего неблагополучия. Мне же кажется, напротив, человек таким образом нашёл для себя возможность преодолеть свой экзистенциальный кризис. Для него лютеранский принцип Sola fide («только верой») мог оказаться нерабочим, не избавил от внутренней пустоты, от которой избавила, например, включённость в активную литургическую и приходскую жизнь в Православной Церкви.

У Георгиевской часовни в Нейдне (неподалеку от г. Киркенес в Северной Норвегии), построенной преподобным Трифоном Печенгским, просветителем лопарей (саамов)

Часть наших прихожан не знает ни русского языка, ни церковнославянского. Тем не менее это не мешает им активно участвовать в богослужебной жизни Церкви. Так, для некоторых наших нерусскоязычных певчих мы пишем тексты церковно-славянских песнопений латиницей – для их полноценного участия в приходском хоре (они поют и на норвежском языке тоже). В своём служении использую норвежский язык (как язык Литургии, различных треб), хотя иногда приходилось использовать и греческие, румынские вставки, когда служили совместно с общинами румын или греков. Особенно часто совершаю обряд крещения на норвежском языке, так как зачастую приводят детей из смешанных браков, в которых отец и его родственники – норвежцы. Литургические тексты на датский (родственный норвежскому) язык были переведены еще в начале XX века. В частности, переводами занимался о. Йоханнес (Иоанн) Йохансен из храма Святого Николая в Осло. Он  служит уже около 40 лет (сейчас его община находится в юрисдикции Сербской Православной Церкви). Также переводы осуществлялись в приходе в честь равноапостольной княгини Ольги в Осло (РПЦ).

В-третьих, это служение в либерализированной среде, где придерживаются идеи  плюрализма ценностей и релятивизма. Потому отстаивание позиции как истинной – однозначно и в категоричной форме – может вызвать протест. Этот фактор нужно учитывать в миссионерском служении.

– Как воспринимают православного священника и мирян норвежцы?

– На восприятие священника норвежцами очень сильное влияние оказывает лютеранское понимание священства, в частности, лютеранская идея «всеобщего священства». Священник – фигура уважаемая, но ничем не отличающаяся  от остальных верующих, кроме как обязанностью проповеди и совершения Таинств (священник лишён статуса духовного отца, наставника и т. д.).

Сам норвежский язык в общении предлагает такие формы, которые не предполагают особой дистанции между собеседниками, в том числе священником и прихожанами. В частности, современные норвежцы вообще не используют обращение «Вы» (только по отношению к членам королевской семьи, а также в среде пожилых, консервативных норвежцев сохраняется такое обращение).

В этом смысле быть священником в Норвегии – в смысле просто «быть» (ходить по улицам и т. д.) – комфортно, здесь все уважают выбор друг друга, в том числе и религиозный. Но в смысле миссионерской деятельности, возможности достучаться до сердец людей в Норвегии быть пастырем достаточно трудно, так как православие, христианство не вызывают особого интереса. Однако всё-таки возможностей для православного священника нести Благую весть и здесь достаточно. В частности, возможность проповедовать школьникам. Для старшеклассников учебной школьной программой предусмотрен курс религиоведения. В первой половине XX века это был вообще практически христианский курс катехизации и подготовки к конфирмации, так как буквально до последних лет Лютеранская Церковь в Норвегии была государственной.

О. Александр у фрески: это изображение Феодора Варяга и сыан его Иоанна — христиан, ставших первыми известными мучениками на Руси за веру

В современной норвежской школе в рамках изучения религиоведения у ребят тема христианства занимает, наверное, всего лишь треть учебной программы, а остальное – другие религии. У школьников, как правило, есть задание-проект исследовать какую-то религию, посетить её общину, проинтервьюировать священнослужителя. Подобные проекты бывают и у студентов. Благодаря таким заданиям у меня есть возможность рассказать детям и молодёжи о Боге, о смысле жизни. Я могу показать, что религия – это не нечто нафталиново-музейное, атавизм, не просто обрядность, способ сохранения культурной, национальной идентичности, но то, что ставит тебя перед ключевыми вопросами жизни и помогает найти на них ответы.

– Православие в Норвегии представлено только Константинопольской и Русской Православными Церквями или есть ёще другие юрисдикции?

– Первый православный приход в Норвегии – это русский храм Святого Николая в Осло, появившийся в 1930-е гг.

Сегодня в  Норвегии есть приходы Константинопольской, Русской, Сербской, Румынской Православных Церквей. Значительное число сербских храмов, так как много сербов-эмигрантов оказалось здесь после начала войны в Югославии. У болгар, грузин нет своих приходов с духовенством. В Швеции представлен Антиохийский Патриархат – здесь же нет приходов этой юрисдикции.

В целом наших храмов немного, но есть даже одна православная монашеская мужская община – скит св. Трифона Печенгского. В скиту всего два пожилых  насельника – архимандрит Йоханнес Йохансен и дьякон Серафим, которые даже издают периодические издания (Tabor и Ortodoks Rost).

– По данным трех опросов WIN/Gallup International, проведенных в 2008, 2009 и 2015 гг., Норвегия оказывается на пятом месте в рейтинге наименее религиозных стран мира (примерно 21 %  религиозного населения), а по опросу издания The Telegraf в 2018 г. оказалась и вовсе на 4-м месте.  Как проявляется такой секуляризм в современной норвежской культуре (например, в законодательстве, в образовании, в повседневной жизни и пр.)?  Есть ли какие-то трудности христианского миссионерского служения в этом контексте?

– Все скандинавские страны – протестантские. Протестантизм переживает здесь кризис.

Я бы отметил парадокс норвежского современного общества. Вспомним слова из Послания ап. Иакова: «Вера без дел мертва» (Иак. 2:17). Так вот, добрые дела-то как раз у норвежцев есть, а сама вера переживает кризис. Здесь очень высокий уровень развития культуры социальной защиты граждан. Хотя проживание в Норвегии обходится дорого (Осло – один из самых дорогих городов мира). Государство активно заботится о безработных, бездомных, больных и т. д. Например, одинокой матери могут временно предоставить жильё и отменить налоги, содействовать в поиске работы. Здесь большие социальные пособия, бесплатное медицинское обслуживание беременных и детей, бесплатное образование, действует множество социальных центров. Норвежцы очень активно включаются в международные проекты гуманитарной помощи, например, сиротам, наркозависимым в других странах, жителям регионов с боевыми действиями, беженцам и т. д.

На фоне этого активно идёт процесс секуляризации. В 2008 г. началась поэтапная реформа отделения церкви от государства. Король перестал быть главой Церкви, утратил право назначать ее епископов, а все ее священнослужители уже не числятся на госслужбе. Из Конституции убрали норму, согласно которой не менее 50 % членов правительства должны быть христианами (лютеранами). Но секуляризм в Норвегии не достиг такого уровня, как в некоторых других странах. Например, показательно, что очень много государственных праздников, закреплённых законом, – религиозные: Рождество, рождественские каникулы у детей (так и называются), Пасха, пасхальные детские каникулы, Великий Четверг, Великая Пятница, Великая Суббота, второй день Пасхи, Вознесение, Пятидесятница и её второй день празднования. Также законодательно отмечена норма, что у людей другого вероисповедания может быть два выходных для возможности отпраздновать свои религиозные праздники. Знаково, что в Тронхейме главный праздник города – церковный праздник, День св. Олафа. Государство открыло и поддерживает финансово ряд паломнических центров. Более того, все зарегистрированные религиозные организации в стране получают дотации от государства. Раньше отчисления из налогов шли лишь на Лютеранскую норвежскую Церковь – теперь, по справедливости, распределяются на все религиозные организации. Также есть законодательная норма, устанавливающая, что 20 % от строительства здания для религиозных собраний, молитв общины оплачивается государством.

Отмечу, что и колокольные звоны здесь никого не смущают и свободно раздаются на праздники. Также мы свободно проводим крестные ходы, даже вокруг главного собора Тронхейма Нидаросдомен, где совершается коронация норвежских монархов. В приходе в Осло также имеют место крестные ходы.

В целом в Норвегии очень лояльно относятся к проявлению вероисповедания (я могу свободно носить крест как священник на улицах, девочкам-мусульманкам можно ходить в школу в хиджабе, то есть платке, на улице мусульманке могут и вовсе прикрывать лицо полностью и т. д.). Хотя, конечно, бывают и казусы (например, на государственном телеканале было разбирательство из-за того, что телеведущая вышла в эфир с крестиком и т. д.).

Но я не идеализирую ситуацию. Вера вытесняется здесь не только из сферы публичности, но и на периферию сознания.    

– Одна из особенностей приходской жизни в Норвергии – необходимость регистрации прихожан. Для чего это делается и как воспринимается паствой?

– Регистрация прихожан необходима для определения объема начисления дотаций религиозной общины. Законом охраняется её конфиденциальность и неразглашение данных. Необходимость регистрации воспринимается нашими прихожанами, конечно, без энтузиазма, но адекватно. Отказы достаточно нечасто встречаются.

– Уникальная страничка норвежской культуры – саамы, которые сохраняют в XXI веке верность язычеству, практикуют шаманизм. Встречали ли Вы саамов, принявших христианство, в частности православие? Как реагируют на их обращения члены общины сааамов?

– С православной миссией среди саамов, или, как их называли русские, «лопарей», неразрывно связано житие прп. Трифона Печенгского. Преподобный проповедовал среди представителей этого северного народа, крестил их в XVI в.
Однако лично у меня не было опыта проповеди саамам. Принявших православие саамов не встречал.

Сегодня их численность в стране невелика – примерно 60-10 000. Живут они в северной части Скандинавского полуострова (этот ареал распространён на Северную Норвегию, Северную Финляндию, Северную Швецию). Большинство норвежских саамов переселились сегодня в Осло. Они сохраняют свои традиции, например, имеют свой флаг, парламент с ограниченным кругом вопросов для рассмотрения (например, вопросы оленеводства и т. д.). Обязательно каждый саам имеет национальный костюм. Норвежцы вообще ценят  свой национальный костюм, не только саамы, – их надевают на особые события (например, крещение или свадьбу, на День Конституции и т. д.), это очень популярно.

– Христианизация Норвегии хронологически происходила чуть позже, чем в Киевской Руси. В чём заключалась особенность христианизации этого края и повлияла ли она на нынешнее положение христиан здесь?

– Известна культурная связь между варягами и Киевской Русью. Кстати, первые древнерусские мученики Фёдор и сын его Иоанн как раз были из варягов. Было даже мнение некоторых историков Церкви (П. А. Знаменского, например), что именно мужественное поведение этих мучеников в день кончины явилось одним из решающих аргументов для князя Владимира в выборе религии для своего государства.

Норвежский король О́лав I Трю́ггвасон (963–1000), основатель Тронхейма (997),  способствовал христианизации Норвегии и объединению её в единое государство, направил епископа крестить и Исландию. Продолжил христианизацию и увеличил её масштабы король Олав II Харальдсон Святой, который сам принял крещение во французском Руане. Его мощи были погребены в соборе Тронхейма, где впоследствии и короновались норвежские короли. Христианизация, как и в Киевской Руси, происходила с сопротивлением населения, по инерции верного язычеству. Именно вследствие такого сопротивления король Олав Святой погиб. Он распространял христианские ценности и  выступал с законодательными инициативами против сохранения языческих традиций, например, истребления младенцев-инвалидов. У варягов, как и у древнегреческих спартанцев, была традиция избавляться от детей с врождёнными физическими недостатками. Только варяги не со скалы сбрасывали таких несчастных детей, а оставляли в лесу на съедение диким животным. Король-христианин ввёл смертную казнь за такие убийства. Роль Олава II Святого в судьбе Норвегии трудно переоценить, тем не менее могила его неизвестна. Он был тайно перезахоронен в эпоху Реформации, которая в Норвегии проходила достаточно бурно. Норвегия к тому времени находилась во владении датских правителей. Идеи Лютера, ориентированные на бюргеров, здесь скорее насаждались сверху датскими правителями, чем поддерживались самими норвежцами, которые преимущественно были скотоводами. Особенно болезненно для местных крестьян проходило упразднение культа святых (в данном случае католических), он являлся крайне важным для них. Согласно реформе Церкви, пасторами назначались датчане, богослужение велось на датском языке, что, естественно, было встречено без энтузиазма со стороны норвежцев.

Св. Анна Новгородская

– Вы настоятель храма в честь св. Анны Новгородской, житие которой связано как с Украиной, так и с Норвегией. В  2008 г. в телепроекте «Великие украинцы» (аналог британского проекта телеканала BBC), согласно зрительскому голосованию, рейтинг возглавил князь Ярослав Мудрый. О его супруге, которая была не только праведницей, первой княгиней, принявшей монашеский постриг, но и одной из  влиятельнейших женщин Европы своего времени, в Украине, к сожалению, почти не знают. Расскажите об этой святой, о её благотворительной и культурной деятельности.

– Это принцесса Ингегерд, которая  была стар­шей до­че­рью швед­ско­го короля свя­то­го Олафа Шет­ко­нун­га (994–1022 г.). Она упоминается в скандинавских сагах и в одном русском источнике – «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского. Православие приняла с именем Ирина. Как варяжская принцесса, она была образована, наравне с мужчинами обучена военным искусствам, достаточно эмансипирована для своего времени. Ингегерд жила в эпоху вражды Швеции и Норвегии. Чтобы положить конец вражде между шведами и норвежцами, дала согласие сватавшемуся к ней норвежскому правителю Олаву II Святому (да и любила его, по некоторым данным). Но отец распорядился иначе и выдал её за русского князя Ярослава Мудрого, а за Олава Святого выдал свою младшую дочь, Астрид. Благодаря этому браку князь Ярослав получил значительный военный варяжский контингент. Согласно русскому источнику, князь полюбил свою жену. Она родила ему 10 детей: шестерых сыновей – Владимира, Изяслава, Святослава, Всеволода, Вячеслава и Игоря, трёх дочерей – Елизавету, Анастасию и Анну, ставших впоследствии жёнами правителей Норвегии, Венгрии и Франции. Ирина была одной из влиятельнейших женщин эпохи в Европе: киевский князь советовался с ней в принятии важных решений. Она заменяла его в период отсутствия в Киеве. Занималась врачеванием больных, согласно сагам. Вместе с детьми жила благочестиво. Покровительствовала строительству храмов (Св. Софии в Новгороде) и монастыря (Св. Ирины в Киеве). По Н. М. Карамзину, на старости переселилась в Новгород к старшему сыну, где приняла монашеский постриг с именем Анна.

Беседовала Анна Голубицкая

Опубликовано: ср, 20/02/2019 - 11:11

Статистика

Всего просмотров 70

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle