Языки

  • Русский
  • Українська

«Под колпаком» советской спецслужбы. Визиты антиохийских владык в Украину и органы госбезопасности. Ч. 2

Содержимое

Антиохийский Патриархат и советская госбезопасность.

К «жемчужине у моря»

Показательно, что РПЦ морально взвешенно подходила к международным контактам и при необходимости отказывала в щедрости. Патриарх Алексий отметал обвинения в «экспансионизме», подчеркивая: «Речь не идет об объединении православных церквей под эгидой Московской патриархии и превращении церквей восточного обряда в наднациональную централизованную организацию, по образцу Римско-католической церкви. Наша церковь не хочет быть инструментом никакой политической экспансии: принципом всегда было и остается уважение к  национальной индивидуальности»[1].

Между тем визиты Предстоятеля и архиереев Антиохийской Церкви в СССР стали довольно частыми. Так,  в июле 1951 г. Ее Глава посетил Москву по случаю празднования памяти преподобного Сергия, Радонежского чудотворца. 23 июля в Троице-Сергеевой Лавре Предстоятели пяти Автокефальных Православных Церквей, включая Антиохийскую, обратились к христианам всего мира с призывом к миру и предотвращению новой мировой войны, подписанию Пакта Мира, открытого для всех держав.

24 июля – 30 августа того же года Александр ІІІ (в сопровождении митрополита Эмесского Александра (Жихи) отдыхал на построенной в 1946 г. даче (летней резиденции) Патриарха Московского и всея Руси в Одесском Свято-Успенском патриаршем монастыре. Этот визит состоялся с согласия Совета Министров СССР. Для встречи архиереев в Одессу прибыл влиятельный в церковно-управленческих делах, пользующийся доверием спецслужбы, управляющий делами Московской Патриархии протоиерей Николай Колчицкий и  архимандрит Антиохийского подворья в Москве Василий (Самаха). По указанию Карпова для непосредственной организации приема из Москвы приехал сотрудник аппарата Совета по делам РПЦ.

Летняя резиденция Патриархов Московских в Одесском Свято-Успенском патриаршем монастыре

Уполномоченный по делам РПЦ при Одесском облисполкоме П. Благов обязывался информировать о пребывании гостей самого генерала Карпова, секретаря Одесского обкома КП(б)У, а также архиепископа Херсонского и Одесского Никона (Петина)[2]. Кроме того, как свидетельствуют типовые документы спецслужбы, в таких случаях соответствующие указания из МГБ СССР получало профильное подразделение областного Управления МГБ.

«Литерные мероприятия» для митрополитов

Возвращаясь к визиту антиохийских владык в Украинскую ССР, 23 мая 1953 г. заместитель главы МВД УССР генерал-лейтенант Петр Ивашутин (будущий многолетний начальник знаменитого «Аквариума» ­– Главного разведывательного управления Генерального штаба Советской Армии) утвердил «План мероприятий по обеспечению агентурного наблюдения» за делегацией иерархов. Агентурное наблюдение от МВД, УМВД по Киевской и Одесской областях должно было обеспечить изучение «настроений и связей» объектов слежки.

Основные агентурные мероприятия приходились на 1-е отделение 6-го (антирелигиозного) отдела 4-го Управления МВД (подполковник Савочкин). К разработке иностранцев привлекались негласные помощники «Птицын», «Омега» (Экзархат РПЦ), «Ораров» и «Лотосов» (Владимирский собор, Киевская духовная семинария) и другие. На 2-й спецотдел МВД УССР возлагалась задача обеспечения оперативно-технических мероприятий, в частности – установки «литеры «Н» (мероприятие «Николай» на чекистском сленге, то есть скрытое прослушивание) номеров в отеле, где проживали архиереи. Силами 7-го отдела МВД выставлялось наружное наблюдение за гостями и велось скрытое фотографирование, а милиция должна была провести «очистку» территории монастырей от «бродячих, кликушествующих и нищенствующих элементов»[3].

График пребывания гостей в столице оказался весьма насыщенным: они посетили Лавру, Введенский, Флоровский и Покровский женские монастыри, осмотрели городские достопримечательности и Андреевскую церковь XVIII ст. Были осуществлены совместные с Экзархом митрополитом Иоанном богослужения во Владимирском кафедральном соборе (украинские священники, отмечала агентура, жаловались на высокомерное отношение к ним московских иереев). Состоялся официальный прием владык Патриаршим Экзархом, встреча с Уполномоченным Совета по делам РПЦ в УССР Григорием Корчевым. Гости побывали на кондитерской фабрике им. Карла Маркса (где их сопровождали директор и резидент МВД «Полевой»). Им вручили подарки от Экзархата: серебряные с позолотой панагии, серебряные же подстаканники с хрустальными стаканами, альбомы видов Владимирского собора и по две коробки конфет.

Во время отсутствия иерархов сотрудники МВД скрытно обыскали их гостиничные номера (литерное мероприятие «Елена»), скопировав дневник митрополита Александра. Агентура добросовестно изложила на явках с ответственными сотрудниками МВД информацию о ходе визита, впечатлениях и высказываниях гостей. Так, митрополит Игнатий заявил, что убедился в лживости западной пропаганды о положении в СССР, где якобы «кругом шпионы». Гости интересовались положением православия в СССР, жизнью монастырей и материальным положением верующих. По словам митрополита Александра, он вынес «твердое убеждение, что русская православная церковь процветает, никем не преследуется и является центром православия всего мира… Теперь нужно говорить, что все дороги ведут в Москву».

В Одесском «раю»

В Одессе делегация, сопровождаемая конфидентом-архиереем «Петровым», посетила мужской и женский монастыри, Ильинский собор, дачу Патриарха, офтальмологический институт академика Владимира Филатова, имела беседу с этим  видным ученым («простым и доступным, талантливым и замечательным человеком, совершившим много чудесных исцелений», подчеркивали гости). Во время осмотра загородного образцового колхоза иерархи отметили, что советские люди перенесли много горя и трудностей, однако бодры и «чувствуют себя хозяевами своей Родины, такие люди всегда и везде побеждают» вопреки лжи зарубежной пропаганды.

Подробности пребывания церковной делегации в Одессе излагались в спецсообщении Одесского УМВД начальнику 4-го Управления МВД УССР полковнику Ивану Шорубалке (до того возглавлявшего Управление 2-Н МГБ, занимавшееся борьбой с вооруженным подпольем ОУН в Западной Украине)[4]. Гости побывали на даче Патриарха Московского, восторженно отзывались о Свято-Успенском монастыре как о «рае».

Особенно впечатлила их встреча с глубоко верующим человеком, всемирно известным офтальмологом, директором Украинского института глазных болезней, Героем Социалистического Труда, академиком В. П. Филатовым (духовным чадом архиепископа Симферопольского и Крымского Луки, профессора медицины, прославленного ныне как святитель и исповедник – его сын-ученый работал у Филатова). Отметим, что и сам выдающийся ученый и хирург с 1920-х и до смерти находился под постоянным агентурным доглядом спецслужбы по разработкам «Старик» и «Филатов»[5].

В Одессе гости посетили также Ильинский собор, женский монастырь, смотрели кинофильм «Падение Берлина». Агентура сообщала о высказываниях гостей об их встречах с Алексием І, обещавшем выделить Антиохийской Церкви помощь в $ 50 тыс.[6].

Накануне новых гонений

Илия (Карам), митрополит Ливанский

В августе того же года проводился комплекс агентурных мероприятий и наружное наблюдение за прибывшей в Киев делегацией Антиохийской Церкви и Ливанским митрополитом Ильей. Нередко информация КГБ об общении с представителями зарубежных Церквей носила острый характер. Как пример можно привести «Спецзаписку о враждебных проявлениях со стороны высшего духовенства», подготовленную в КГБ УССР заместителем начальника Одесского УКГБ полковником Юферовым 20 сентября 1954 г. Как сообщалось, 26 августа в Одессу из Москвы прибыли Патриарх Московский Алексий I и другие иерархи РПЦ, Патриарх Антиохийский и всего Востока Александр III (его поездка в СССР длилась с 17 августа по 12 сентября 1954 г.), митрополит Илия (Карам), а также влиятельный секретарь Предстоятеля РПЦ, дворянин по происхождению Даниил Остапов (1894–1975) с сыном Леонидом. И похоронен бывший келейник и доверенное лицо Патриарха в некрополе Свято-Успенского монастыря в Одессе.

На оперативную разработку восточного гостя Одесское УКГБ направило опытных агентов из епархии и Одесской духовной семинарии «Петрова», «Авилова», «Зайцева», «4711» и других. Александр III, сообщали источники КГБ, заявил о «полной свободе совести в Советском Союзе», где «столько народу молится, видно, что они искренне верующие. Для Америки Советский Союз страшен, они его боятся». «Я стою только за коммунизм», заявил Илья Карам в беседе с Алексием I. Однако, доносил «Петров», Патриарх, митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков) и Д. Остапов «своим поведением стремились создать обстановку, отрицательно влияющую на мнение о Советском Союзе Александра III и его митрополитов»[7].

В частности, Патриарх рассказал об активизации публикации в прессе антирелигиозных статей. Говоря о возрождении широкой антирелигиозной пропаганды, он отметил: «Если бы был Сталин, то он бы смог отклонить этот не вовремя поставленный вопрос». Местные же власти выслуживаются перед Центром, ведут «грубую агитацию» против Церкви, применяют репрессии и увольняют верующих учителей. Мнение Патриарха горячо поддержал и присутствующий академик В. П. Филатов. Митрополит Григорий (Чуков) с согласия Патриарха подготовил в адрес Г. Карпова «злобного характера письмо», выражавшее «протест духовенства против антирелигиозной пропаганды», доносили конфиденты[8].

При всей видимости чекисты Украины уже реагировали подобными негативными сводками на появившееся 7 июля 1954 г. постановление ЦК КПСС «О значительных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мероприятиях по ее улучшению», что знаменовало окончание временной либерализации в отношении к Церкви и развертывание печально известных «хрущевских гонений». Не случайно мишенью доносов стал и активный борец за свободу вероисповедания, председатель синодального Учебного комитета РПЦ, митрополит Григорий (Чуков, 1870–1955), сыгравший видную роль в развитии церковно-дипломатических отношений с ближневосточными Церквями и Александром ІІІ в частности[9].

Что касается сотрудников антирелигиозного отдела КГБ при СМ УССР, то «достижения» по линии разработки внешних церковных связей настолько окрылили их, что в недрах здания по улице Короленко, 33, стали вызревать куда более далеко идущие планы зарубежной активности. Однако это, как говорится, уже другая история…

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. Васильева О. Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943–1948 гг. М., 1999. Автореф. дисс. д-ра ист. наук. С. 10.
2. Онищенко А. Б. Церковная жизнь Одесской епархии конца 1940-х–начала 50-х годов // Церковь и время. 2011. Т. LVI. № 3. С. 171–190.
3. Оперативные мероприятия по отношению к антиохийским митрополитам во время их пребывании на территории Украинской ССР излагаются нами по: ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20. Д.8.
4. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20. Д. 8. Л. 35–42.
5. См. подробнее: Вєдєнєєв Д. В., Вєдєнєєв В. Д. Лікар і архіпастир: діяльність святителя Луки Кримського в контексті історії медицини і церковно-державних відносин у СРСР: історико-медичний нарис. К.: УФК, 2015. 72 с.; Вєдєнєєв Д.В., Вєдєнєєв В.Д. Соціокультурні погляди академіка В. П. Філатова у світлі невідомих документів радянських спецслужб (до 140-ї річниці з дня народження вченого) // Культура і сучасність. 2015. № 2. С. 9–15.
6. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20 Д. 8. Л. 40.
7. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20. Д. 8. Л. 190.
8. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20. Д. 8. Л. 188–193.
9. Михайлова М. Исповедник или князь Церкви? // Электронный ресурс.  Режим доступа: http://rusk.ru/st.php?idar=8457

Опубликовано: вт, 20/03/2018 - 11:34

Статистика

Всего просмотров 16

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle