Почему много званых, но мало избранных?

Слово архимандрита Маркелла (Павука), духовника Киевских духовных школ.

Как можно понять из евангельской притчи о званых на свадебную трапезу (см. Мф. 22:1–14), причина этого банальна: от служения Богу нас отвлекает житейская суета. Если мы начинаем Ему служить, то даже не хотим снять старую грязную одежду, сотканную из сладких страстей, и одеться в новое белое одеяние бесстрастия. 

За двухтысячелетнюю историю Церкви человеческий разум придумал множество самооправданий, чтобы избежать этой светлой одежды.

С начала основания Церкви возникли так называемые гностические секты, которые хотели смешать христианство с язычеством. С ними успешно боролся святитель Ириней Лионский. Он указал на Книги Святой Библии, которым можно доверять, потому что они боговдохновенны и утверждены авторитетом Священного Предания.

Однако дальше, в IV веке, появляется Арий, который будто был строгим аскетом, но начал учить, что Христос не Сам Бог, а только Его высшее творение, и таким образом отвергал возможность достижения высшей цели христианства – обожения. Этому учению смело противостал святитель Афанасий Александрийский, который убедительно доказал, что именно Бог стал человеком, чтобы человек стал богом по благодати.

Чуть позже Несторий попытался обесценить подвиг Божией Матери по очищению Себя от страстей и даже начал называть Ее не Богородицей, а Христородицей. Чтобы отстоять православное учение, святитель Кирилл Александрийский сумел побудить других отцов Церкви к тому, чтобы на Вселенском Соборе было утверждено учение о двух природах во Христе: Божественной и человеческой. Но со временем монофизиты стали утверждать, что во Христе только одна Божественная природа, а монофилиты – что одна воля. Поэтому на IV Вселенском Соборе было принято во Христе две природы, которые сочетаются между собой неслитно, нераздельно и неразлучно. А VI Вселенский Собор утвердил учение о двух волях во Христе. Наибольший вклад в борьбу с этими ересями сделал преподобный Максим Исповедник, который, отстаивая две воли во Христе, говорил: «Бог спасает нас не без нас». То есть каждый человек должен сам прилагать волевое усилие, чтобы поменять старую страстную одежду на беспристрастие.

Еще одной попыткой оправдать несвадебную одежду званого на свадебную трапезу была ересь иконоборчества. В этой ереси, которая отвергала изображения святых икон, сконцентрировались все предыдущие неправды. Одним из тех, кто успешно боролся с ней, был преподобный Иоанн Дамаскин. Он обратил внимание верующих на сам факт боговоплощения, то есть, так как Бог стал Человеком, которого все могли видеть, то, соответственно, стало возможным и иконописание. Кто отвергает иконописание, тот отвергает догмат о боговоплощении и все другие догматы Церкви. Больше всего страдали от этой ереси монахи, активно защищали иконопочитание не только словами, а самим образом своей жизни – попыткой стать подобными образу Христа.

После Великого раскола 1054 г. между Восточной и Западной Церквами последняя, ​​вместо борьбы со страстями и получения нетварного Божественного света, начала склоняться в рационализм. В XIV веке с этой ересью отважно боролся святитель Григорий Палама. Он аргументированно доказал, что тот свет, который видели апостолы в момент Преображения Господа на горе Фавор, имел нетварное Божественное происхождение, поэтому каждый христианин имеет возможность обожиться, то есть одеться в светлую свадебную одежду, чтобы не быть брошенным в беспросветную адскую бездну.

В ХХ веке безбожники вообще хотели уничтожить веру среди нашего народа и так не дать никому из людей одеться в беспристрастие, но их безумный замысел, благодаря тысячам мучеников и исповедников, не удался.

Сейчас нет такого жестокого гонения на Церковь, которое было в ХХ веке или в первые века христианства, за исключением некоторых стран Африки и Азии. Но через интернет активно пропагандируется какое-то новое христианство без Креста. Оно не признает конфессиональных различий, пытается легализовать богопротивные расколы, ратует за пересмотр церковного календаря в сторону уменьшения количества и строгости постных дней, пытается полностью обесценить высокое священническое служение, заменив его функции современной популярной психологией. В конечном итоге это новая попытка проникнуть на свадебную трапезу без светлой свадебной одежды. Однако мы знаем из притчи, чем такой эксперимент закончится.

Поэтому, дорогие братья и сестры, не будем слишком поглощаться житейской суетой, не будем слушать тех, кто хочет максимально упростить христианство, словно заботясь о людях, которые еще не вошли в Церковь. Не будем пренебрегать постными днями, сокращать наши молитвы, переводить их с церковнославянского языка на русский или украинский. Лучше помощью Креста самоотречения постараемся снять с себя старую страстную одежду и одеться в светлое одеяние беспристрастия, от которого рождается подлинное милосердие, любовь, радость, мир, чтобы войти в нем вместе с избранными на свадебную трапезу в Царстве Небесном. Аминь!

Теги

Опубликовано: ср, 16/09/2020 - 19:42

Статистика

Всего просмотров 1,769

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle