Новая волна захватов храмов началась? Что и почему происходит в селе Красносёлка

Дело даже не в храме, считает благочинный Бершадского округа, главная задача «ПЦУ» – камня на камне не оставить от истинной веры.

Приезд Константинопольского патриарха Варфоломея в Украину ознаменовался не только политическими плясками вокруг визита, который симпатизирующие «ПЦУ» СМИ окрестили «символическим и самым значительным в истории страны», он также вызвал реакцию со стороны православных христиан, которые не признают раскольников и остаются верными канонической Украинской Православной Церкви.

Также визит главы Фанара стал своеобразным спусковым крючком для приверженцев «Православной церкви Украины», которые, поддерживаемые произволом местных властей, похоже, вновь приступили к захватам храмов, где десятилетиями молились верующие УПЦ.

Первым тревожным звоночком стал захват Иоанно-Богословского храма Тульчинской епархии УПЦ в с. Красносёлка Винницкой области. 3 сентября 2021 года рейдеры вошли в него буквально под защитой полиции, прибывшей для «обеспечения правопорядка».

По словам жителей Красносёлки, раскольники воспрянули духом после оказанной поддержки местной власти и «пришли делить» созданное верующими УПЦ.

Сам захват храма и церковного дома, где проводились богослужения канонической Церкви, прокомментировал благочинный Бершадского церковного округа Тульчинской епархии УПЦ протоиерей Олег Мураховский: «Пастырь заходит в дом через дверь, а вор ломает эти двери и входит через окна. Вот, мы были свидетелями этого пророческого высказывания».

Благочинный Бершадского церковного округа Тульчинской епархии УПЦ
протоиерей Олег Мураховский

После неудачных попыток захвата со стороны «ПЦУ» с 2019 года, храм был опечатан до вынесения решения судами о его принадлежности. Почти два года верующие Украинской Православной Церкви проводили богослужения в прихрамовом доме, с захвата которого и начали свои действия раскольники 3 сентября 2021 года. Окна и двери во временном храме были выбиты, а по словам местных жителей, перед храмом развернулись настоящие военные действия: агрессивно настроенные активисты «ПЦУ» оскорбляли верующих канонической Церкви, называя их предателями, сепаратистами, «дурными Матронами», угрожали физической расправой.

О минимальном уважении к своим же односельчанам со стороны «ПЦУ» речь вообще не идет. Да и о каком уважении можно говорить, если раскольники, почувствовав поддержку власти после неудачной попытки захвата церкви в 2019 году, в буквальном смысле выгнали на улицу из церковного дома предыдущего настоятеля храма отца Павла с двумя детьми и беременной матушкой?

«Каждый день встречали его на улице. Были и угрозы. Не выдержали морально и уехали», – резюмирует произошедшее протоиерей Олег Мураховский.

Место настоятеля Иоанно-Богословского храма принял иерей Андрей Козюк и буквально с первых дней своего служения в Красносёлке стал подвергаться оскорблениям со стороны сторонников «ПЦУ».

«На днях как раз разговор у нас был с раскольниками на эту тему, где они заявили: «Мы вас не трогали, мы толерантно себя вели», на что отец Андрей им напомнил: «У меня два сына и младшая дочь. Приезжаю на службу, а ваш староста снимает штаны прямо у храма и голый зад ребенку показывает. Это ваша порядочность?» – так описывает священник поведение раскольников в селе. 

Настоятель Иоанно-Богословского храма с. Красносёлка
иерей Андрей Козюк

«Многим сельчанам угрожали, многих пугали, многих свободы волеизъявления лишали. Начинал всю эту историю принуждений и запугиваний бывший председатель сельсовета – ярый поклонник «ПЦУ». Было такое, если в селе кто-то умирал, в сельсовете не давали заключение о смерти, пока родные не скажут, какая конфессия будет провожать в последний путь: если капеллан (представитель «ПЦУ») – без проблем, но, если священник УПЦ – заключение о смерти выдавали на 2-3 день, когда будет уже тяжело хоронить усопшего.

Сторонники «ПЦУ» настаивают, что постройка Иоанно-Богословского храма – их рук дело, но здание возводилось силами бывшего сахарного завода. Был завод, и он спонсировал, то есть людям платили за то, что они ходили на стройку. Сейчас эти люди кричат: «Вот, это мы строили», но это была их работа. Сахарный завод просто выписывал разнарядку, они ходили и получали за это зарплату.

Люди же, которые участвовали именно своими силами и финансами, остались на нашей стороне. И сейчас получается, что совсем чужие люди зашли в храм», – рассказывает благочинный.

Дело даже не в самом храме или владении им, главная задача «ПЦУ» – выжить из села Украинскую Православную Церковь, камня на камне не оставить от истинной веры.

Оказалось, что возле храма находятся два церковных дома: новый, построенный не так давно, и старый, в котором сделали евроремонт. Когда в 2019 году остро стал вопрос о владении Иоанно-Богословским храмом, между «ПЦУ», канонической Церковью и полицией была достигнута договоренность, что сам храм никто не трогает, пока идут суды. Община УПЦ осталась в доме, где раньше жил настоятель, а сторонники «ПЦУ» забрали церковный дом, где была воскресная школа – новый с хорошим ремонтом. Оба дома расположены в одном дворе, лишь по разные стороны храма.

«За два с половиной года у них не было ни одной литургии», – отмечает отец Олег.

Захват Иоанно-Богословского храма в с. Красноселка

«Они («ПЦУ» – прим. ред.) готовились перед самым приездом Варфоломея устроить захват. Опять же не получилось, потому что на коррупции поймали старосту села. На собрании депутатов единогласно решили снять старосту с должности, поэтому и организация захвата не получилась. А уже 3 сентября в нашем церковном доме начали окна ломать. Я сразу позвонил начальнику полиции, на что он ответил: «Да нет, в селе все нормально, туда не надо ехать, там все хорошо». Я его спросил: «Если там все нормально и нет ничего, то почему два экипажа полиции с самого утра охраняют храм? Мы сейчас собираемся и едем туда разбираться, что там происходит», на что получил ответ: «Не надо ехать, я сам все решу».

Когда мы подъехали к храму, полиции там было человек 60, наверное. Все ближайшие районы съехались. То есть, они ждали, что будет какое-то серьезное противостояние или драка. Раскольники продемонстрировали нам «право власності на майно та на комплекс будівель», хотя, насколько мне известно, ни на храм, ни на дом никаких документов – ни техпаспорта, никакой другой документации – нет, это самострой. Поэтому в свое время мы не могли узаконить его. Как в «ПЦУ» получили право собственности – тайна великая.

На данный момент у нас идут суды и служить нам сейчас, в принципе, негде. Мы будем искать хотя бы временный дом», – подытожил протоиерей Олег Мураховский.

Елена Сухинина

Сюжет канала ВИТРАЖИ: О вере в красках

Социальные комментарии Cackle