Мученики Маккавеи – святые, превратившие смерть в свою собственность

Как же далеки мы бываем от понимания настоящего подвига, как легко мы можем его не только принизить, но и опошлить.

Практически каждый человек в нашем народе слышал о таком празднике, как Первый Спас. Собственно само название практически ничего не говорит о его сути, а большинство людей даже не утруждает себя необходимостью разобраться, что к чему. Еще 14 августа Православная Церковь чтит память семи мучеников братьев Маккавеев, их учителя Елеазара и матери Соломонии. В этот день светские интернет-ресурсы и новостные сюжеты много рассказывают о народных традициях, совершенно не упоминая о действительно невероятном подвиге этих страдальцев до Христа. Каждый год буквально устаешь разъяснять людям, что суть праздника не в освящении очередных продуктовых корзинок, не в семейных посиделках за столом, а в страшной, удивительной и глубокой тайне подвига ветхозаветных мучеников.

С момента моего сознательного вхождения в Церковь рассказ о страданиях Маккавеев вызывал у меня некоторое внутренне оцепенение. В голове и в душе происходил определенный диссонанс, так как их подвиг попросту попирал всё то, что мы привыкли почитать естественным: боязнь смерти и боли, родственные привязанности, желание пожить хоть немного и чего-то достичь в этой жизни. Однако еще больший восторг у меня вызвало слово свт. Григория Нисского о мучениках Маккавеях. Знаменитый каппадокиец буквально обострил мысль о страдальцах, усилил те впечатления, которые вызывает повествование об их подвиге. Именно поэтому мне и хотелось бы поделиться некоторыми, как мне кажется, особенными размышлениями свт. Григория, сопроводив их собственными комментариями.

Стремясь жить духовной жизнью, читая Евангелие, мы иногда забываем о принципиальной инаковости подлинного христианства по отношению к окружающему нас миру и всему тому, что он предлагает почитать за ценность. И вот эту инаковость воплотили в своем подвиге мученики Маккавеи еще до Пришествия Христа и совершения Им Искупительного Подвига. С самого начала мы должны осознать, что в некоторой степени всем христианским мученикам было, если можно так сказать, несколько легче переносить страдания, и дело здесь не в степени боли, а во внутренней мотивации. Христианские мученики имели перед собой образ Спасителя, как Самого, претерпевшего страшные страдания, так и Его слова, поучения, обещания Небесного Царства. Ничего этого не было у Маккавеев, оттого и удивляешься их невероятной стойкости и мужеству. Как отмечает свт. Григорий, прославляем мы их не ради их славы, ведь наши слова к их славе ничего не прибавят, но ради нас самих, дабы «поревновали доблестям их слышащие, в воспоминании о них находя для себя побуждение к равным подвигам».

Сначала пострадал Елеазар – отец и поборник своих чад. Он показал пример, первым вступил в борьбу, чтоб за ним шли его дети – дети не по плоти, но по духу, по ревности приверженности отеческим законам, которых и научил их наставник. Сначала на вершину мук взошел жрец, а за ним пошли и жертвы. Решающую роль в тех событиях сыграла и мать. «Она указывала на грудь, напоминала о питании, свидетельствовалась сединой, – пишет свт. Григорий, – употребляла старость в ходатайство за свои прошения не для того, чтобы спасти детей от смерти, но чтобы побудить их к страданиям; потому что почитала для них опасностью не смерть, но замедление смерти. Ничто ее не колебало, ничто не приводило в расслабление, не лишало радости… Она услаждалась зрелищем, как ни длились страдания, не только от разнообразия употребляемых истязаний (которые все действовали на нее менее, нежели на другого подействовало бы одно какое-нибудь истязание), но и оттого, что гонитель испытал все роды речи, – то ругал, то грозил, то ласкал». Современный человек подобные мысли счел бы за сумасшествие, мы ведь нередко окружаем детей такой опекой, что не то что не воспитываем их достойными людьми, но даже вредим, взращивая самолюбивых, жадных и готовых только потреблять «монстриков». Сколько потом приходится видеть, как повзрослевшие чада «собачатся» друг с другом, братья и сестры ссорятся из-за родительского наследства, ненавидят и не общаются с родными. А здесь, указывает свт. Григорий, Соломония сделала так, что сыновья её были братьями не только по плоти, но и по духу. Они были едины. Разногласия детей сильно ранят души родителей, семьи распадаются, а отцы и матери недоумевают: как так, ведь они старались дать своим чадам всё. И вот за этим «всё» часто кроется материальный достаток, вещи мирские, прикрывающие детские психологические травмы, и полное отсутствие внутренней опоры, внутреннего стрежня, силы духа. «Прекрасно видеть братьев, которые живут вместе, вместе веселятся и служат друг другу щитом, – отмечает свт. Григорий, – но еще прекраснее, если они вместе бедствуют за добродетель». Нисский святитель говорит, что каждого погибшего сына Соломония почитала за находящегося в безопасности, а потому проявляла особую заботу о тех, кто еще оставался жив, наставляя их не отступать от пути братьев своих, ведь им еще предстояла борьба. Вдумайтесь в эту мысль, насколько она глубока. Мы же всё также находимся в состоянии борьбы, фактически в опасности, когда грозят нам риски не просто потерять что-то незначительное, но утратить вечную жизнь. Когда в таком свете переосмысливаешь подвиг Соломонии, то понимаешь, насколько она превосходит подавляющее большинство родителей.

Сами же братья, от которых по очереди остается лишь горсть изодранной, разорванной и сгоревшей человеческой плоти, поражают своей стойкостью. Их молодость была уничтожена, будущее, в нашем понимании, утрачено. Подчеркнем еще раз, что у Маккавеев не было перспективы той вечности, которая есть у христианских мучеников. Они стояли за отеческие законы, мужественно попирая гордыню царя Антиоха Эпифана, в своем осатанелом бессилии стремящегося хотя бы физически уничтожить братьев. Свт. Григорий как бы от лица всех Маккавеев передает их прямую речь, в которой каждый из нас может найти пример и вдохновение. Они говорят, что вожделен для них и мир, и родная земля, и родственники, и друзья, и храм, и праздники, но не вожделенней Бога и страданий за доброе дело. «Мы потомки и ученики тех, которых путеводил столп огненный и облачный, – продолжает святитель, – для которых расступилось море, стала река, остановилось солнце, дождем был хлеб, воздеяние рук обращало в бегство тысячи врагов, низлагая их молитвой, перед которыми укрощались звери, к которым не прикасался огонь, которых мужеству дивились и уступали цари. Скажем нечто и тебе самому известное: мы ученики Елеазара, мужество которого тобой изведано». Если перечисленное так вдохновляло мучеников Маккавеев, то насколько же больше вдохновения и мужества должно быть у христиан!

Задумаемся еще раз и том, что смерть неизбежна, что каждому человеку придется пройти через нее. Мы бессильны что-то изменить в этом плане, но братья Маккавеи обратили в дар то, что нужно уступить по необходимости. В какой-то мере они перехитрили смерть и ее, как всеобщее достояние, превратили в собственность, ценой смерти купив жизнь. Какая удивительная и глубокая мысль свт. Григория! Мне кажется, что её можно применить не только в отношении смерти, но и относительно всякого испытания, которое приходится претерпевать людям. Добровольно принимая на себя скорбь и страдания, мы из неизбежности делаем собственность, которой можем расплатиться в вечности.

Что ж, еще многое можно сказать о мучениках Маккавеях, но самое главное – это их пример, пример и для священников, и для родителей, и для детей. Священники должны подражать Елеазару, ставшему образцом в слове и деле. Родителям стоит взирать на Соломонию – мужественную и подлинно чадолюбивую мать, предоставившую своих детей Христу. А дети пусть вдохновляются семью братьями, не растрачивая юность на постыдные страсти, но ратоборствуя им. Таковы удивительные мученики Маккавеи, которым слава вместе со Христом во веки. Аминь!

Протоиерей Владимир Долгих

Теги

Опубликовано: пт, 12/08/2022 - 16:10

Статистика

Всего просмотров 2,523

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle