Языки

  • Русский
  • Українська

Можно стать безгрешным, но – не насильно

Когда мы уже готовы сказать: «Всё, больше не могу! Ничего не получается!» – это и есть смирение. А эгоизм – это когда мы хотим стать совершенными, безупречными и безгрешными. Конечно, дай нам Бог стать такими. Архимандрит Андрей (Конанос) – о возвращении ко Христу.

Фото: rp-c.ru

Когда искушения не страшны

Когда сердце согрето огнем Божественной любви, не страшны любые искушения. Потому что любое искушение «растает» под лучами этой любви. Приблизившись к душе, оно исчезнет.

Представьте: диавол подбирается к человеку, который постоянно (именно постоянно!) повторяет про себя: «Господи Иисусе Христе, я люблю Тебя! Боже мой, Избавитель мой, помилуй меня!» Разве может диавол что-то сделать с душой того, кто целый день так говорит? Как искушению проникнуть в эту душу? С какой стороны? Подумайте.

Когда душа защищена Иисусовой молитвой, искушение не может причинить ей вреда. Оно проникает внутрь только в том случае, если «форточка» открыта – если в душе холод и мороз. А горячей молитвы, горячей любви, Божественной любви диавол не переносит. Поэтому и нужно непрестанно повторять: «Господи Иисусе Христе, Избавитель мой, помилуй меня!»

Главное – вернуться к Богу

Один человек как-то пришел ко мне и сказал:

– Отче, я согрешил!

Я спросил его:

– А ты помолился?

– Да как же можно молиться, если согрешил?

– В таком случае, дитя мое, ты согрешил дважды. Сначала совершил грех, а затем отдалился от Бога. А надо было сразу же вернуться к Нему, в тот же вечер, в тот же миг! Прибежать к Нему и сказать: «Господи, я снова люблю Тебя!» Диавол тут же испарится. Но дело даже не в нём. Главное – вернуться к Богу.

Именно этого не сделали Адам и Ева. Да, они согрешили. Что поделать – люди, расслабились, увлеклись. Согрешили, да. Но можно было обратиться к Богу и сказать: «Ох, Господи Боже наш, как же мы могли забыть про Тебя, про Святую Троицу? Прости нас!» И Господь распахнул бы им Свои объятия со словами: «Идите ко Мне, дети Мои! Вы еще в самом начале пути и потому совершаете ошибки. Но раз вы покаялись, идите сюда! Я прощаю вас!»

Вместо этого Адам и Ева спрятались от Бога, а затем начали оправдываться и искать виновника: «Это она виновата! Это диавол виноват!» А ведь можно было просто сказать: «Господи! Наше грехопадение случилось потому, что любовь к Тебе охладела. Мы забыли про Тебя, и грех вошел в нас, увеличился и вырос – потому что мы потеряли Тебя».

Начинаем заново

Вместо того, чтобы сосредотачиваться на своих грехах, постараемся отдать сердце молитве, Господу. И начнем подвизаться заново. Да, мы все согрешаем по тысяче раз на дню, и потому необходимо постоянно молиться Богу, постоянно! И не отчаиваться. «Господи, я люблю Тебя! Да, я грешу, но продолжаю искать Тебя. Падаю, но зову Тебя. Погрязаю в страстях, но бросаюсь к Твоим ногам. Валяюсь в грязи, но простираю руки за помощью со словами: „Господи, помилуй!“ Снова падаю в грязь и снова зову Тебя».

Поймите, это не противоречивые действия, как может показаться на первый взгляд. Это – борьба, усилие, смирение. Да, такая борьба очень смиряет. Когда ты уже готов сказать: «Всё, больше не могу! Ничего у меня не получается!» – это и есть смирение. А эгоизм – это когда мы хотим стать совершенными, безупречными и безгрешными. Конечно, дай нам Бог стать такими.

«Кто любит брата своего, тот пребывает в свете и нет в нём соблазна», – говорит в своем послании Иоанн Богослов (1 Ин. 2:10). Кто любит – тот не грешит, потому что любит и Господа, и потому становится безгрешным, как Сам Господь. «Сподоби, Господи, вечер сей без греха сохранитися нам», – поём мы на вечерне. И вечер, и утро, и день. Всю жизнь. Значит, можно стать безгрешным, но – не насильно. То есть если просто сказать: «Не буду грешить!» – ничего не получится. А когда любишь Бога, то ничто больше не волнует тебя. Только Господь. И жизнь становится невероятно счастливой, полной радости, ликования и смысла.

Полюбить Христа и стать другим

Если полюбить Христа, всё остальное начнет восприниматься совершенно по-другому. Впустив Бога в свою жизнь, внешне мы останемся прежними: у нас будет то же тело, рост, вес, та же душа. Но при этом мы превратимся в совершенно других людей. Людей другого порядка. Мы будем как Господь после Своего Воскресения. Тот же – и одновременно не Тот. И ты внешне ничем не будешь отличаться от коллег по работе. Но при этом – станешь другим. Пока мы этого не понимаем – поймем потом, когда нас спросят:

– Слушай, как ты так можешь?

– Что могу? – удивитесь вы.

– Ну, в тебе есть что-то такое…

– Да что во мне такого особенного?

– Ну, какое-то спокойствие.

– Какое такое спокойствие?

– Ну, не знаю. Ты не сердишься – что бы тебе ни говорили. Другие начинают нервничать, раздражаться, а ты всегда такой спокойный, умиротворенный… И никогда не жалуешься.

– А на что мне жаловаться?

Мы сами не будем понимать, откуда это у нас. А на самом деле это Господь просто поселится в нашем сердце, и после этого вся жизнь изменится. Мы почувствуем, что Бог любит нас, а это немало – знать, что Господь любит тебя, что ты – Его любимое дитя, что есть на свете Кто-то, Кто постоянно думает о тебе, и твоя жизнь полна смысла. Ты не жалкое презренное существо, а – драгоценность. И сейчас, когда мы с вами беседуем, в этот момент Бог думает о нас, своих любимых детях. Но даже если с нами никого нет рядом и мы чувствуем себя одиноко – есть Господь, Который любит нас и в сердце Которого каждый человек занимает очень много места.

И если бы Бог снова пришел на землю, Он пришел бы к каждому из нас. Именно к тебе. И говорил бы только с тобой; прикасался бы лишь к тебе; ходил, ел и разговаривал бы только с тобой.

Он не пришел бы к кому-то одному – какому-нибудь священнику, архиерею или патриарху. Он пришел бы ко всем людям – даже таким простодушным, неизвестным и одиноким, как мы.

Перевод Елизаветы Терентьевой

для портала «Православие и мир»

Опубликовано: пн, 08/08/2016 - 13:53

Статистика

Всего просмотров 6

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle