История одной любви в колонии для пожизненно заключенных

Эту историю мы узнали в Бердичевской колонии для пожизненно заключенных. Глава Синодального отдела по вопросам пастырской опеки пенитенциарной системы протоиерей Виктор Яценко пригласил журналиста «Православной Жизни» посетить эти мрачные места. О впечатлениях, увиденных там, нужно писать отдельно. Но об одной истории хотелось бы рассказать.

В камере для пожизненно заключенных мы познакомились с 34-летним Денисом. Пообщавшись, узнали о его судьбе. А потом мы поехали в город, чтобы поговорить с его женой Еленой.

Вот что она нам рассказала:

– Я рано осталась без родителей. Какое-то время воспитывалась у бабушки, затем в интернате, где и познакомилась с Денисом. Повздорив с бабушкой, убежала из дому, мне было тогда 16 лет. Я не хотела туда возвращаться, бабушка меня не любила. В Белгородской области, куда я сбежала совсем девчонкой, познакомилась с молодым человеком, мне некуда было идти. Он меня пригрел и обогрел. Я вышла за него замуж. Семейная жизнь сперва была нормальной, а затем она стала расстраиваться из-за постоянных выпивок мужа. Он меня третировал, упрекал, что я сирота и никому не нужна.

Тем не менее,  родила от него троих сыновей. Ладно бы только пил, но на него нападали такие приступы ревности, что он начинал меня уличать в изменах, жестоко избивал. Ни крики, ни слезы мне не помогали. Неоднократно свидетелями наших семейных ссор становились соседи, но и они оставались безучастными к происходящему на их глазах. Мы жили в глухом забитом селе, где нет никому ни до кого дела. Думала, как уйти от него. Ведь дети рядом, но он такой жестокий, каждый день меня избивает. Забрать детей и вернуться на Донбасс? Я молилась Богу и все просила вывести меня из этого ада. И потом, молясь, тайно стала мечтать о своей первой любви, о встрече с Денисом, которого я любила еще в интернате.

Я начала искать сведения о нем у друзей-одноклассников из интерната. Думала: уеду отсюда и найду своего Дениса.

Из Артемовска мне пришло письмо от знакомого, который мне сообщил, что Денис отбывает наказание в Бердичеве. Я не знала, какой у него срок и за что он сидит. Но я поняла: к нему приеду. И приняла решение: уеду и детей с собой заберу.

А перед этим у меня с мужем произошла ужасная ссора, с криками и побоями. Я оказалась в таком положении: или надо что-то менять, или сводить счеты с этой жизнью, потому что терпеть дальше уже не было сил. Я хотела покончить собой. А потом подумала: Бог меня не оставит.

В Обояни, под Курском, есть храм, в котором хранятся мощи угодника Божьего. Я не знаю его имени. Я не была глубоко церковным человеком. Но какая-то сила меня потянула в этот святой храм. Я плакала и не понимала, что мне делать, как жить дальше. Мне казалось, что все пути закрыты, выхода нет. Я опустилась перед этими мощами на колени, стала заливаться слезами и молить Бога, чтобы в моей жизни что-то поменялось, чтобы моя душа ожила. Не успела я выйти из храма, как мне позвонил Денис.

И я уехала в Украину.

С 300 гривнами прибыла я в Бердичев. Слава Богу, нашлись люди, которые поддержали меня. Я узнала, что он пожизненно заключенный. И решила: или мы будем вместе на земле, или вместе на небе.

Я приехала в Бердичев, сняла комнату, устроилась на работу. Стала с ним общаться по телефону. Потом было первое свидание. Прошло полгода. И я сказала: давай будем мужем и женой. Он заплакал. И мы поженились.
Теперь моя главная мечта – увидеться с ним. Его преступление не имеет оправдания. Я собрала документы, которые доказывают – он виноват, но приговор «пожизненное заключение» несправедлив. Я верю, что он не заслужил такой меры наказания. Я его люблю.

Денис (до нашей встречи с Леной) прочел свой стих:

Как вьет гнездо свое голубка мне здесь, в Бердичеве, увидеть довелось,
И резануло сердце мука – гнездо свое мне свить не довелось.
Смотрю на птицу – скрип зубами. Как ей завидую теперь!
Сам за замками, за стенами замкнут я, словно зверь.

Кому и что ведь доказал я бравадой, глупостью своей?
Итог всему: опять неволя, и много ль жить осталось дней?
А птица над гнездом колдует, ей скоро выводить птенцов.
К ней голубь подлетел, воркует, ему уж скоро быть отцом.

Кровь льется с подбородка, кусаю все губу свою.
Чего же мне-то не хватало, понять я все же не могу.
Гнездо бы свить бы нам с Еленой. Что мне мешало? Не пойму.
Теперь на пайке, на казенной. Зачем? О Боже, почему?

Это история одной любви. И страдания.

Сергей Герук
 

Опубликовано: вт, 27/12/2016 - 11:12

Статистика

Всего просмотров 233

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle