Языки

  • Русский
  • Українська

«Иезуит пойдет на все…» Нелегальная деятельность Ватикана и униатов в СССР. Ч. 2

Об униатском подполье в советский период.

Воркутинский сиделец

Период «оттепели» привел к значительному оживлению международных отношений, репатриации, поездок из-за рубежа в УССР по деловым и родственным связям. С 1959 по 1961 г. количество въехавших в Украину граждан капиталистических стран выросло с 26 до 54 тыс., в 1961 г. в «страны капитала» выезжало свыше 16 тыс. жителей УССР. Усиление открытости советского общества и акцент на дестабилизацию именно этноконфессионной сферы в СССР, сделанный противниками по «психологической войне» с начала 1960-х, закономерно привел к активизации разведывательно-подрывной и прозелитической работы Ватикана, помимо собственных специальных органов тесно связанного с разведслужбами основных противников СССР. Разумеется, ударной силой по-прежнему выступал Орден иезуитов, созданный еще в 1534 г. «Псы Господни» накопили колоссальный опыт не только миссионерской, но и разведывательно-подрывной работы и пропаганды. На то время в Ордене состояло 34 тыс. активных членов и до 300 тыс. кандидатов, «духовных солдат»[1].

По данным Первого главного управления (ПГУ, внешняя разведка) КГБ СССР, лишь в мае 1960 г. Ватикан направил в Иран шесть иезуитов, выпускников «Руссикума» и прошедших специальную подготовку для действий в социалистических странах Восточной Европы. В дальнейшем планировалось забрасывать эмиссаров-иезуитов в Союз через Иран, Пакистан и Турцию. Непосредственно подготовкой для работы «за железным занавесом» занималось особое бюро во главе со священником-иезуитом Леони[2].

Патер Леони, как принято было писать в чекистских документах, «КГБ СССР известен», и известен был хорошо. В ориентировке НКГБ УССР № 53 от 20 апреля 1945 г. указывалось, что РКЦ, Римско-Католическая Церковь, активизировала работу по упрочению своих позиций на западе Украины, ведет разведывательную работу в пользу Ватикана. Речь шла о ликвидации «антисоветской группы католических священников» под руководством архиепископа Шельонжека. Последний,  как отмечалось, на допросах рассказал о командировании им в восточные области УССР «ряда видных ксендзов» для сбора разведданных. В октябре 1944 г. ксендз Кучинский выезжал по его поручению в Харьков и Днепропетровскую область, создал в Киеве «нелегальный костел», распространял антиправительственную литературу. Был налажен канал связи с Ватиканом через Перемышльского викарного епископа Тумака и папского нунция в Берлине Орсениго.

Подчеркивалось, что велась не только разведка, но и пропаганда среди польского населения УССР за восстановление Польского государства в границах 1939 г. Католическое духовенство активно помогало польским нелегальным боевым организациям, подконтрольным Лондонскому эмиграционному правительству. «Осевшие» в Одессе иезуиты Леони и Никола подготовили по заданию Ватикана (осень 1944 г.) информационный материал о положении католиков в СССР. По распоряжению главы НКГБ Украины генерал-лейтенанта С. Савченко от 12 сентября 1944 г. оба были взяты в агентурную разработку как «агенты Ватикана»[3].

Прошли аресты католического священства, наиболее резонансным стало задержание в апреле 1945 г. и осуждение упомянутых клириков костела Святого Петра в Одессе Жана Николи и Пьера Леони[4]. Николи стал монахом монастыря в бельгийском городе Сент-Жирар и сотрудничал в духовной миссии «Асумционист», имевшей в мире широкую сеть филиалов и богословских учебных заведений. В 1921 г. пребывал во французском армейском контингенте в Турции. Окончил Лувенский католический университет, стал священником. Владел несколькими иностранными языками, освоил русский. В конце 1943 г. по поручению Ватикана отбыл священником в Одессу (которую посещал и в 1942 г., в период оккупации по указанию миссии «Асумционист») и почему-то остался в городе после его освобождения от немцев и румын.

Коллега Николи, 36-летний Леони, окончил семинарию в Италии, обучался в папском Григорианском университете и одновременно – в упомянутом «Руссикуме», изучая богослужение по восточному обряду, русский язык и положение в СССР, в 1939 г. стал священником. Три года служил капелланом в армии Муссолини в Италии, Албании, Греции, попал на Восточный фронт, находился в частях в Донбассе и Днепропетровске, затем уволился и был направлен Ватиканом в Одессу.

На следствии в УНКГБ священники рассказывали о том, что собирали информацию для союзников СССР, однако категорически отрицали шпионскую деятельность, а следствие не могло предъявить убедительных доказательств противоправной деятельности. В ход пошли показания свидетелей о проведении ими «антисоветской агитации и пропаганды». Тот же Леони не скрывал своих принципиальных разногласий с советским строем и коммунистической идеологией: «…Я также считал, что политика советского правительства ничем не отличается от политики фашизма, который стремится к захвату чужих территорий и порабощению народа» (хотя именно СССР уничтожил 75 % боевого потенциала агрессоров и внес решающий вклад в освобождение Европы, под Сталинградом и в плену сложили головы почти 90 тысяч «наследников римлян» из посланной Муссолини 8-й итальянской армии). Подследственные откровенно показали на враждебное отношение Ватикана к СССР, который «опасался, что под влиянием СССР в европейских странах может произойти установление советской власти».

Они же рассказали об организации и содержании пропагандистской работы Ватикана против СССР. В обвинительном заключении священникам («агентам Ватикана») вменялись в вину шпионаж и антисоветская агитация. Согласно ст. 58-6 и 58-10, ч. 2 Уголовного кодекса РСФСР 12 ноября 1945 г. Особое совещание (внесудебный орган) при НКВД СССР осудил «Николу Жана Мавритьевича и Леони Пьетро Ангеловича» к 10 и 8 годам лишения свободы. Из Воркутинского лагеря Леони выслали в Италию, видимо, досрочно освободили и его «подельника»[5].

Пронырливые самаритяне

Специфической и далекой от милосердия деятельностью занимались по совместительству благотворительные организации Ватикана. С 1958 г. Рим решает «усилить борьбу с коммунизмом» путем увеличения объема радиовещания, заброски литературы и подготовки мисисионеров из членов Ордена иезуитов. После прихода Папы Иоанна ХХІІІ (занимал престол в 1958–1963 гг.) усилилось вмешательство Ватикана во внутренние дела других стран, православия и протестантизма. Была усилена Восточная конгрегация, назначены пять новых кардиналов, рукоположены новые епископы из этнических русских. Активзировалась разведка Ордена иезуитов.

Как говорилось на очередном «кустовом» семинаре оперативников-«религиоведов» УКГБ западных областей Украины (Львов, 28 февраля 1961 г.), Ватикан располагает специальным органом «Интер-Чип». Сообщалось, что в 1946 г. под руководством советников из США произошла реорганизация разведки Ватикана, теперь действущей под прикрытием международного католического издательства (агентства) ЧИП (аббревиатура от латинских слов «центр информации о Боге») или «Интер-Чип». Оно включало Главное управление (руководство и контроль), Дирекцию (исполнительный орган), периферийные филиалы, от которых за рубежом выдвигались разведывательные посты (точки), а также контрразведывательный орган[6].

Папская курия серьезно поставила и аналитическую работу. По сведениям ПГУ КГБ СССР, при государственном секретариате Ватикана существует «Католический исследовательский центр», занимающийся обобщением и анализом информации, в т. ч. – и поступавшей от его «корреспондентских бюро» в странах Западной Европы – о политических, экономических и военных аспектах жизни стран социалистического лагеря.

Использовались и воможности благотворительных организаций. В частности, организация «Каритас» из своих пунктов в Вене, Граце и Клагенфурте старалась собирать информацию о положении в социалистических странах. Шеф пункта в Клагенфурте Байер в 1960 г. сболтнул агенту ПГУ КГБ: «Любая помощь Ватикана восточным церквям (посылка медикаментов, книг и т. п.) связана с разведкой и подрывной деятельностью против социалистических стран». Сложилась схема окольной связи Рима с РКЦ в Советском Союзе: американское консульство в Париже – разведка США – посольства США и Франции в Москве (к 1961 г. в СССР  насчитывалось 129 католических приходов и служило 52 ксендза, при этом имелось 323 бывших униатских священника и 489 монашествующих, отказавшихся воссоединиться с РПЦ)[7].

В 1960 г. Ватикан принял специальное решение о направлении в СССР «туристов веры» из числа надежных и преданных католиков, владеющих языками советских народов.  От контрразведки не укрылось, что в октябре того же года Львов посетил под видом туриста официальный сотрудник Восточной конгрегации Ватикана Миляник. Он завязал знакомства с бывшими священниками ГКЦ, собирал информацию о конфессиональной ситуации в регионе и оставил большую на то время сумму в $ 500. В следующем году Львов посетил для встречи с родственниками ректор Римской духовной семинарии Сопеляк. Тогда же в Украину направил своих эмиссаров польский кардинал Вышинский – посредник от Ватикана в связях с униатским духовенством. С лета 1961 г. начались нелегальные рукоположения в иереев ГКЦ молодых галичан[8].

Только бы не женились

Серьезная упреждающая информация о подрывной деятельности иезуитов поступала в КГБ от «друзей» (как именовали партнерские спецслужбы стран-участниц Организации Варшавского договора), прежде всего – от 1-го (разведывательного) Департамента Службы безопасности МВД Польши и разведки МВД Венгрии (ВНР).

От мадьяр поступили сведения от агентов, накоротке общавшихся с непосредственными организаторами проникновения Ватикана и аффилированных с ним религиозных и иных организаций на территорию СССР и его восточноевропейских союзников. В частности, имевший немалый разведывательный опыт кардинал Тиссеран[9] без обиняков говорил в доверительной обстановке собеседнику-конфиденту разведки ВНР: католическая церковь – это «огромное информационное орудие, и она действует в контакте с американской и английской разведками».

Бывший архиепископ Эстергома и примас Венгрии кардинал Йожеф Миндсенти (в 1956–1971 гг. укрывавшийся в посольстве США в Будапеште, опасаясь ответственности за активное участие в кровавом Венгерском восстании 1956 г.) поведал информатору о том, что вел разведывательную работу против СССР, особенно через агентурные позиции среди католиков Закарпатья и других западных областей Украины, сведения о социально-экономическом положении и режиме охраны границы передавал послам США и Великобритании[10].

Как сообщала венгерская разведка, в феврале 160 г. в Риме, в коллегиуме «Руссиум» (из 37 его выпускников 1958 г. 11 представляли народы СССР, 8 – Китай, остальные – Восточную Европу) прошло совещание под председательством епископа Споскана. Именно тогда ректор Горачек сообщил о 150 иезуитах, «вживленых» в СССР. Тогда же польская спецслужба подтвердила: участников совещания и группу иезуитов-русских принял Папа и поставил новые задачи по «тайной апостольской деятельности» в СССР[11].

С учетом поступавших «сигналов» и имея опыт действий по «католической линии», Секарев нацелил подчиненных на выявление признаков подрывной работы иезуитов. Однако областные управления КГБ Украинской ССР в январе 1961 г. честно доложили в Киев: иезуитов на подконтрольной территории не выявлено. Такой формальный подход вызвал нарекания Владимира Карповича: «Так искать иезуитов нельзя, – писал полковник Секарев 31 января 1961 г., – это примитивный подход к делу… Иезуит может скрываться под любой личиной: он может вступить в Коммунистическую партию, занять любое служебное положение, может выступить даже с лекцией на атеистическую тему… Иезуит пойдет на все: на убийства, шпионаж, диверсию. Ему запрещено только одно: жениться»[12].      

«Геть від Ватикану!»

По мере демократизации общественной жизни в постсталинском СССР, возвращения в УССР досрочно освобожденных клириков РКЦ и ГКЦ, развития международных связей страны с Западом и поиска путей разрядки международной напряженности усложнялись и задачи спецслужбы по удержанию под контролем католической религиозной среды и «непримиримых» униатов. Это лишний раз подчеркнул созыв 15 сентября 1958 г. совещания в КГБ СССР по проблемам оперативной работы по католикам, в котором ведущую роль играли представители КГБ Украины. Одним из ключевых вопросов, вынесенных на обсуждение, стал проект «отрыва католической церкви в странах народной демократии от Ватикана» и отделение РКЦ в СССР от Папского Престола.

Предлагалось для отделения советских католиков и подготовки к созданию «Русской католической церкви»:

– провести кампанию по компрометации католического духовенства (нарушения целибата, материальные злоупотребления и т. п.) и через агентуру из епископата направить письмо в Ватикан с просьбой разрешить «централизованное руководство католической церковью в СССР»;

– создать деканаты (благочиния) РКЦ во главе с проверенными агентами-ксендзами;

– учредить печатный орган советских католиков, провести масштабную кампанию по подрыву репутации Ватикана и подготовке окончательного разрыва[13].

Однако даже для такой мощной спецслужбы, как КГБ, подобный «вселенский план» оказался неосуществим. В октябре 1959 г. Ватикан провел конференцию 12 униатских епископов зарубежных стран, принял послание к украинскому народу и верующим всего мира «в защиту гонимой украинской католической церкви», хранящей верность Святому Престолу. Тогда же, докладывали оперативные источники, провели укрепление Восточной конгрегации Папской курии, «руководившей подрывной деятельностью в социалистических странах». За первый месяц 1960 г. было не допущено поступление в СССР 40 тыс. экземпляров католической литературы[14].

Негласное противостояние продолжалось. В частности, планом работы 4-го отдела 4-го Управления КГБ при СМ УСССР (1960  г.) предусматривалось создание инициативной группы по подготовке отрыва католиков СССР от Ватикана (агенты-ксендзы «Аргус», «Путнис», «Кардинал»), проведение оперативной игры (совместно с внешней разведкой) с кардиналом Леони в Ватикане, подстава агентуры префекту Восточной конгрегации Ватикана[15].

Папская курия активно включилась в психологическую войну. Как отмечал уже после гибели СССР Петер Швейцер, автор нашумевшей книги «Победа» (о роли тайной стратегии США в распаде СССР и Варшавского блока), «на оперативном уровне в борьбе против России[16] объединились спецслужбы и агентурная сеть США, Израиля и сионистских организаций, Ватикана и западноевропейских стран»[17]. Украинский поэт и видный государственный деятель академик НАН Украины Борис Олийнык писал: «Карл Бернстайн, взяв интервью у 75 представителей рейгановской администрации и Ватикана,  пришел к выводу, что 7 июня 1982 года в результате встречи между Рональдом Рейганом и Папой Иоанном Павлом ІІ было достигнуто направленное против СССР, Польши и других стран Восточной Европы соглашение о проведении тайной кампании с целью ускорения процесса распада коммунистической системы»[18]. Остальное известно…

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1409. Л. 30.
2. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1409. Л. 31.
3. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 485. Т. 2. Л. 68; Ф. 9. Д. 17. Л. 194.
4. Уголовное дело в архиве Управления СБУ в Одесской области № 22851-П.
5. Данилюк Ю. Сліди «злочину» вели у Ватикан… // З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. № 2-4. С. 331–336. В спецсообщении НКВД от августа 1942 г. говорится о служении в Ворошиловграде, в храме, открытом в бывшем кинотеатре «Безбожник», священника-итальянца, свободно говорившего по-русски, призывавшего чтить немецкую армию и строить новую жизнь без большевизма. Видимо, им был П. Леони.
6. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1409. Л. 97–98.
7. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1409. Л. 34, 37.
8. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1423. Л. 59–61.
9. Кардинал Эжен Тиссеран (1884–1972). Секретарь Священной конгрегации по делам Восточной Церкви Ватикана в 1936–1959 гг. В годы Первой мировой войны служил в действующей армии, был ранен в боях. Затем – в экспедиционной миссии в Палестине (1917) как офицер Генштаба Франции, работал в отделе Африки военного ведомства. Участвовал в формировании Восточного добровольческого армянского легиона и осаде Иерусалима. Французским разведчиком времен Алжирской войны 1954-1962 гг. Константином Мельником Тиссеран прямо именуется «очень умным человеком, бывшим французским разведчиком» [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: //http://www.agentura.ru/dossier/vatican/
10. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1409. Л. 32.
11. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1409. Л. 30–31.
12. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1409. Л. 32.
13. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20. Д. 10. Л. 277–279.
14. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 21. Д. 2. Л. 54–55.
15. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 21. Д. 2. Л. 35.
16. По определению Збигнева Бзежинского, «говорить ‟это была не Россия, а Советский Союзˮ – значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена» (цит. по: Панарин И. Н. Информационная война и геополитика. М.: Поколение, 2006. С. 204).
17. Швейцер П. Победа. Минск, 1995. С. 77.
18. Олійник Б. І. Два роки в Кремлі. К.: Сільскі вісті, 1992. С. 16. 

Опубликовано: чт, 17/01/2019 - 18:12

Статистика

Всего просмотров 43

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle