Достаточно ли накормить голодного?

Проповедь архимандрита Маркелла (Павука), духовника Киевских духовных школ.

Подготовительные недели к Великому посту в первую очередь настраивают нас на покаяние, чтобы мы увидели свои грехи. Однако может быть так, что мы их увидели, но никак не можем от них избавиться. Ни молитва, ни пост, ни другие аскетические подвиги не помогают побороть грех, который кажется очень сладким и стал как бы нашей второй природой. Человек, подобно Блаженному Августину, может просить у Бога: «Дай мне, Господи, целомудрие, только не сейчас». Единственное, что нас может остановить, – это страх смерти. И вот вчера и сегодня Церковь напоминает о том, что рано или поздно наша жизнь закончится, а потом нужно будет дать ответ перед Богом сначала на частном суде, а затем – на Страшном.

Сейчас в Евангелии рассказывается о том, как будет проходить Страшный суд. «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на Престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: ‟приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне”. Тогда праведники скажут Ему в ответ: ‟Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?” И Царь скажет им в ответ: ‟истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне”. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: ‟идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня”. Тогда и они скажут Ему в ответ: ‟Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?” Тогда скажет им в ответ: ‟истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне”. И пойдут сии в му́ку вечную, а праведники в жизнь вечную» (см. Мф. 25:31–46).

На первый взгляд может показаться, что все очень просто: главное – быть милосердным, и ты станешь наследником Царства Небесного. Однако каждый знает по себе, что отдельные добрые дела легко делать, но чтобы постоянно пребывать в добре, постоянно быть милосердным, на это не хватает сил. Сколько среди нас бывает обид, зависти, осуждения, гнева, разврата, тщеславия, гордыни?! Даже потерпеть близких, родных людей за их недостатки мы часто не можем, не говоря уже о чужих людях. Злоба, пренебрежение, ненависть ежедневно нарастают среди людей, как снежный ком. И мы, видимо, уже давно уничтожили бы друг друга, если бы среди нас не было людей святых, бесстрастных.

В книге «Лавсаик» есть рассказ о египтянине Серапионе Синдоните. Прозвище Синдонит он получил из-за того, что достиг наивысшей степени бесстрастия, и хотя имел образование, наизусть знал все книги Священного Писания, но не имел никакого состояния, даже хорошей одежды не носил, одевался только в тонкую льняную материю – синдон. Образ его жизни был апостольским. Он ездил из города в город и проповедовал Евангелие.
Однажды Синдонит решил обратить к Богу артиста-комедианта и его семью. Для этого Серапион посредством одного монаха продал им себя за 20 монет в рабство и стал им служить. Но он не только служил, а использовал каждый момент, чтобы проповедовать Слово Божие. Наконец достиг своей цели – комедиант и вся его семья обратились ко Христу, приняли святое Крещение и полностью изменили свою жизнь. Теперь уже они хотели служить преподобному Серапиону. Но он отдал им даже те деньги, которые они заплатили за него, и пошел дальше проповедовать Христа.

Когда Серапион прибыл в Грецию, в город Афины, там его никто не знал и не кормил. Так он прожил три дня, а на четвертый день так проголодался, что вышел на городскую площадь и закричал: «Афиняне, помогите!» Многие люди приблизились к нему и стали спрашивать, что случилось. Серапион им рассказал: «Родом я египтянин, по образу жизни монах. Удалившись из своего отечества, я впал в руки трех заимодавцев. Из них двое оставили меня, потому что получили долг и не имели причины обвинять меня, но третий не отстает, и мне нечем удовлетворить его». Окружавшие Серапиона люди начали расспрашивать: «Что это за люди, покажи нам их, чтобы мы могли отдать им твой долг». Тогда он сказал: «От юности моей мучили меня сребролюбие, плотское вожделение и чревоугодие. От двух я освободился – от сребролюбия и вожделения, ибо у меня нет ни золота, ни другого какого-либо имущества. Я не наслаждаюсь и удовольствиями, которые поддерживают этот недуг. Посему эти страсти уже не беспокоят меня. Но от чревоугодия я никак не могу освободиться. Вот теперь уже четвертый день остаюсь без пищи, и жестокий заимодавец – чрево непрестанно мучит меня, требуя обычного долга и не позволяя мне жить, если я не заплачу ему».

Тогда некоторые из афинских философов подумали, что он специально придумал такую историю, чтобы выпросить себе милостыню, но все-таки дали ему золотую монету. Однако Серапион отнес эту монету в лавку, взял только один хлеб, которым мог утолить голод, хотя мог взять гораздо больше пищи, и сразу же покинул город. Тогда философы поняли, что это был не какой-то шарлатан, а святой человек, желавший таким образом не только удовлетворить свой голод, а, главное, научить их христианским добродетелям: воздержанию во всем и целомудрию.

Когда Серапион прибыл в Рим, он начал расспрашивать о местных подвижниках. И вот одна старица рассказала ему о девице, которая уже много лет жила в затворе и никого не видела. Сначала эта девица три дня не хотела нарушать свой подвиг и встречаться с Серапионом, но когда тот сказал, что он к ней послан Богом, то девица согласилась. Серапион спросил у нее: «Что ты здесь сидишь?» Та ответила: «Я не сижу, а иду». «Куда ты идешь? – спросил старец. «К моему Богу», – ответила она. «Ты жива или умерла?» – спросил Серапион. «Верую Богу моему, что я умерла для мира сего, ибо кто живет по плоти, тот не пойдет к Богу». «Чтобы я убедился, что ты действительно умерла для этого мира, сделай то, что я сделаю». «Приказывай, но только возможное, и я сделаю». «Для мертвого, подобного тебе, все возможно, кроме нечестья». И потом сказал: «Сойди вниз и пройдись». «Я не выходила 25 лет, и как я теперь выйду?» «Вот, – сказал старец, – не говорила ли ты, что умерла для мира, потому что его для тебя нет? А если так, то мертвый ничего не чувствует и для тебя должно быть все равно: выйти или не выйти». Когда девица это услышала, вышла со старцем и пошла в местную церковь.

В церкви старец сказал ей: «Если хочешь меня убедить в том, что ты действительно умерла для мира сего, то сделай то, что я могу сделать». «Что нужно сделать?» – спросила девушка старца. Старец ответил: «Сними с себя всю одежду, положи ее на плечи и иди по городу, а я бесстыдно пойду перед тобой в таком же виде». «Но если, – ответила девушка, – я сделаю это, то многих соблазню таким бесстыдством и кто-нибудь скажет, что она сошла с ума или беснуется». «А тебе что за дело, если так скажут? – ответил блаженный Серапион. – Ты же говорила, что умерла для людей, а мертвецу безразлично, кто его ругает или смеется над ним, потому что не чувствует этого». Тогда изрекла ему девица: «Прошу тебя, прикажи мне сделать какой угодно другой подвиг, и я сделаю, а этого я не могу выполнить, потому что только молюсь, чтобы дойти до такой степени». После этого раб Божий, бесстрастный Серапион, сказал ей: «Смотри, сестра, не величайся, что ты святее всех, и не хвались, что ты умерла для этого мира. Ты поняла, что еще жива и угождаешь людям. Я могу быть более мертвым, чем ты; а я умер для мира, могу доказать делом – именно тем, что спокойно взираю на него, потому что, не стыдясь и не соблазняясь, могу сделать то, что приказывал тебе». Так старец сокрушил гордыню римской девушки и научил ее одной из крупнейших добродетелей – смиренномудрию.

Как относится к нам этот пример? Через неделю наступит Великий пост, во время которого, хотя мы не подвижники и не монахи, нам также надо учиться быть мертвым для этого мира, не поддаваться его искушениям. Потому что не отдельные наши добрые дела, которые мы можем делать из тщеславия и не бескорыстно, а только блаженное бесстрастие откроет нам дорогу в Царство Небесное. Аминь!

Теги

Опубликовано: вт, 09/03/2021 - 15:55

Статистика

Всего просмотров 1,400

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle