Что значит «хождение пред Богом»?

Объясняет протоиерей Владимир Пучков.

«Господь явился Аврааму и сказал ему: Я Бог Всемогущий, ходи предо Мной и будь непорочен» (Быт. 17:1). Хождение пред Богом, то есть жизнь в живом ощущении реального присутствия Божия, как ничто другое характеризует верующего человека.

Это хождение предполагает, что без мысли о Боге человек не проживает и минуты. Естественно, это не значит, что жизнь христианина должна представлять собой бесконечное молитвенное правило на фоне всевозможных ограничений. Едва ли вообще повседневная жизнь благочестивого христианина имеет какие-то разительные отличия от жизни простого обывателя. Единственное, что служит отличием явным и заметным, – христианин избегает греха и посещает богослужения.

В остальном же жизнь его такая же, как и у окружающих, с теми же заботами, хлопотами, делами и проблемами. Но это при поверхностном взгляде. Внутреннее же наполнение христианской жизни совершенно иное, поскольку Бог присутствует в каждом её мгновении, и, живя, на первый взгляд, обычной жизнью, христианин непрестанно Ему предстоит.

Поэтому жизнь христианина всегда осмысленна, устремлена горе, посвящена Богу даже в самых приземлённых своих проявлениях. Впрочем, возможным подобное бывает только тогда, когда сам человек способен подойти к жизни вдумчиво и ответственно. Когда дорожит временем, когда знает цену слову, когда контролирует мысли и готов нести ответственность за дела.

Другими словами, хождение пред Богом не позволяет человеку относиться к жизни поверхностно и безрассудно. Что крайне ценно в реалиях сегодняшнего дня, когда миром созданы все условия для того, чтобы человек жил прямо противоположным образом.

Однако, на практике нередко получается так, что христианин не только не стремится ходить пред Богом, а ещё и умудряется сочетать внешние проявления веры и церковности с жизнью в сплошной суете. Получается, что если неверующий просто живёт на бегу, то верующий пытается на бегу ещё и верить.

Выглядит это примерно так: с утра вскакивает человек с постели по звонку будильника, рассчитанного на минимально возможный временной зазор между подъёмом и началом рабочего дня. С учётом необходимых утренних дел, конечно. Однако, странным образом, среди этих необходимых дел молитва не значится. Поэтому бегущий христианин каждый день выбирает из нескольких вариантов: прочитать ли те из молитв, которые он знает наизусть, во время утренних домашних хлопот или по дороге на работу, прослушать ли правило полностью в аудиоформате во время тех же хлопот или за рулём, прочитать ли молитвы про себя, сидя в транспорте. Далее нашего бегущего ожидает стандартный рабочий день, который, без страха быть обвинённым в плагиате со стороны престарелых музыкантов одной известной группы, я назову не иначе как «день на скачках». То есть несколько дел одновременно, несколько задач со сроком выполнения «вчера с утра», – и всё это в темпе «впереди паровоза». Вечер протекает примерно также, разве что на смену работе приходят всё те же домашние хлопоты или бесцельное шастанье по просторам всемирной паутины. На молитву, как правило, сил остаётся ровно столько, сколько необходимо, чтобы стать у икон, зевнуть и осознать, что, если прямо сейчас не ляжешь спать, уснёшь тут же и стоя. Впрочем, это продолжается ровно столько времени, сколько необходимо, чтобы лечь, снова зевнуть и взять в руки смартфон. Собственно, последнее и является причиной того, что грядущее утро в точности повторяет предыдущее – недосып, вызванный тем, что пять минут перед сном незаметно превратились в полтора часа, наш торопыга безуспешно пытается компенсировать упомянутым нами минимальным временным зазором между подъёмом и началом рабочего дня.

И не надо обольщаться насчёт того, что выходные дни при такой манере жить проходят по-другому. Меняется только характер заполнения времени, но не отношение к нему. И даже к самому главному – к храму и Таинствам, это отношение остаётся точно таким же. Я вот, например, уже лет десять, как замечаю в отдельных людях дурную привычку читать правило к причастию во время службы. Замечаю и удивляюсь: надо же, стоит кому-либо сказать о том, что так делать нельзя, как через какое-то время идея совместить службу и правило приходит ещё в чью-то голову. Вот буквально: один прекратил, другой начинает. И ведь никого ничего не смущает. Пока не скажешь, и мысли никому не приходит, что это ненормально. А скажешь – непременно удивятся. Как так? Я ведь и на службе присутствую, и правило вычитываю. Всё как положено! Нет, потом, конечно, послушаются и перестанут. Ну или хотя бы начнут таиться. Но поначалу непременно удивятся.

В самом деле, а в чём проблема? У нас сейчас везде и всюду только и говорят что о креативности, только и поощряют что всякую там многозадачность. То есть за пределами храма такое хорошо и похвально. Тот, кто успешно совмещает несколько дел, всегда молодец. А тот, кто не совмещает или не справляется, пусть равняется на молодца. А в Церкви, понимаете, всё наоборот: и на службе молись, и дома молись. Не рационально как-то, не креативно.

Именно так, скажу я вам. Ничуть не рационально. И совсем не креативно. Больше того, когда человеку, всю рабочую неделю напролёт стремящемуся обогнать паровоз, делающему одновременно десять дел и даже обедающему на бегу, оказывается в Церкви некомфортно из-за отсутствия движения – это нормально и даже хорошо. Хотя бы где-то бегущий человек остановится. Хотя бы когда-то почувствует, что можно жить по-другому. Хотя бы кто-то даст ему возможность почувствовать, что нормальная жизнь – это не гонки и не скачки. Только вот при всём этом кто бы дал понять самим привыкшим к бегу верующим, что всё это так. Что нет никакого смысла в утренних молитвах, читаемых по дороге на работу. Что между прибежать на всенощную к Евангелию и убежать после помазания и не приходить на неё вообще нет никакой существенной разницы. Что вычитывание правила к причастию во время Литургии не подготовка к Таинству, а кощунство. Что лучше причащать младенца раз в неделю, но спокойно и неспешно, чем вихрем приноситься в храм к моменту причащения и сразу после лететь к выходу, потому что нужно и в садик успеть, и на работу не опоздать. Что, в конце концов, к причастию нужно размеренно готовиться несколько дней, а не экспромтом соображать, что неплохо бы причаститься, потому как и пост на дворе, и поесть с утра не успел, и даже на Литургию попал до чтения Евангелия.

Вера – это не только убеждение в существовании Бога. Это образ жизни. Это, если хотите, особое качество жизни. Невозможно жить по вере мимоходом. Невозможно верить между делом. Пытаться можно. Питать иллюзии можно. Льстить себе можно. Но не более того. Вера предусматривает хождение человека пред Богом, то самое, о котором шла речь вначале. Вера неотделима от него. Кто хочет бежать по жизни – бегите. Но тех, кто думает, будто способен верить на бегу, я разочарую. Ничего у вас не выйдет. Вера предусматривает свой особый ритм, и в нём даже неизбежная суета и вынужденный бег должны сочетаться с вдумчивостью и осознанностью. Бегите, когда того требует дело, но научитесь останавливаться, входя в храм. Сочетайте одновременно сколько угодно дел, но приучите себя к тому, что в духовной жизни всё упорядочено и последовательно. Суетитесь и креативьте там, где от вас этого требуют, но вовремя возвращайтесь к спокойствию и умиротворению, ведь Бог являет Себя только в мире души и тишине сердца.  Предпочтите бегу по жизни хождение пред Богом и, будьте уверены, откроете для себя мир заново.

Теги

Опубликовано: пн, 26/09/2022 - 11:47

Статистика

Всего просмотров 2,617

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle