Что делать, если ребёнок подросткового возраста не хочет поститься?

Отвечает протоиерей Владимир Пучков.

Боюсь, что если ребёнок вошёл в пубертатный период, то что бы то ни было делать уже поздно. Точнее, поздно предпринимать попытки сделать пост органичной частью его жизни. Здесь остаётся только один способ, однако к настоящему соблюдению поста он подростка, увы, не расположит. Скорее, вынудит поститься, только потому, что постятся все домашние. Полагаю, вы уже догадались: речь идёт о том, чтобы в посты и постные дни готовить исключительно постную пищу. По принципу: вся семья есть постное, поэтому хочешь не хочешь, а ешь то же, что и все. В самом деле, у какой хозяйки хватит сил готовить одним одно, а другим другое, когда и так после работы (и хорошо, если именно одной работы, а не нескольких работ) времени – кот наплакал?

Я, конечно, предвижу вопрос: а какой смысл в таком посте, если это не по велению души, а вынужденно? А смысл в том, что время для приучения чада к посту по велению души безвозвратно потеряно. Ведь подростковый возраст не только гормональная и физиологическая перестройка организма. С душой и с верой подростка происходят очень схожие процессы. Пока ребёнок мал, он верит верой своих родителей, ну, или бабушек-дедушек, крёстных и просто верующих близких, воспринимая их веру и церковность как само собой разумеющуюся с естественной для ребёнка некритичностью. Поэтому ребёнка просто заставить и поститься, и молиться, и ходить в храм, и еженедельно причащаться. Однако стоит ребёнку вступить в пубертатный период, как он начинает осмыслять и церковность, и веру с позиции личной необходимости. Другими словами, вера для подростка должна стать своей, личной верой. Этот этап ни много ни мало проверка правильности нашего «православного» и «церковного» воспитания. На самом деле подросток оценивает не веру, а то, чем мы наполнили понятие веры для себя и что, соответственно, сообщили ребёнку. И если наша вера не была должным образом осознанной, если она не стала нашей жизнью, если мы верили лишь из страха кары Божьей, не могли отличить веру от суеверия, доверяли всяким околоцерковным басням, были в храме одними, а дома и в обычной жизни другими, лицемерно были строги в мелочах и пренебрегали главным, то кого же нам винить, что, придя в возраст критической оценки всего, наше чадо выбросит из своей жизни как ненужный хлам то, что мы считаем верой?

Вот хотя бы тот же пост. Если в семье постятся все, то и ребёнок может привыкнуть к посту как к норме. Только родителям следует приучать его к посту с умом. Единого, универсального рецепта здесь нет и быть не может. Однако частный опыт тоже иногда бывает полезен. Наименее травматичным, как по мне, является приучение чада к посту примерно с семилетнего возраста. Однако отказаться сначала стоит только от чего-то одного. Например, от мяса. И спокойно наблюдать за тем, как ограничение в еде в течение определённого периода становится для ребёнка естественным. Уже на этом этапе чрезвычайную важность имеет диалог родителей и детей. С ребёнком нужно говорить, он должен понимать, зачем постятся родители и для чего это нужно ему самому, осознавать ценность такого жизненного навыка, как умение говорить себе «нет». Параллельно чадо следует учить прислушиваться к совести. Не только в отношении поста, а вообще. Со временем это поможет ребёнку в ситуациях, когда повод и возможность нарушить пост есть, а родителей рядом нет. И, главное, никуда не спешить и не делать резких движений. Если ребёнок не ест мяса в посты и постные дни, не стоит заставлять его ещё отдельно поститься перед причастием, не сажать на пост в целях наказания, не запрещать какие-то продукты помимо мяса. Крайне негативной стоит признать практику лишения ребёнка в посты сладкого. Более эффективного средства привить к посту нелюбовь, а то и отвращение, пожалуй, и не сыскать. Пост – это намеренный отказ на некоторое время именно от необходимого, каковыми, безусловно, являются мясо, молоко и яйца, а не от приятного, без которого можно обойтись как в посту, так и вне его. Напротив, сладости и прочие «приятности» могут быть неплохом подспорьем для ребёнка в процессе привыкания к посту.

По достижении чадом примерно четырнадцатилетнего возраста можно переходить уже к посту полноценному. Однако это возможно лишь при условии нормальной атмосферы в семье, трезвого отношения к вере со стороны родителей, соблюдения поста взрослыми членами семьи и, повторюсь, наличия диалога, с умением говорить и слушать между родителями и детьми.

Конечно, такое положение вещей выглядит едва ли не идеальным. В жизни многих семей такого достичь непросто. Нередко верующим в семье бывает только кто-то один из родителей или неумеренная любовь бабушек-дедушек, зачастую вынужденно проживающих под одной крышей с младшими поколениями, препятствует нормальному приучению чада к посту, да и мало ли ещё препятствий, наличие или отсутствие которых не зависит от родителей непосредственно? Какими бы ни были условия проживания верующей семьи, главная обязанность родителей остаётся неизменной – с детьми, на любом этапе их роста и взросления, должна быть налажена полноценная и здоровая коммуникация. Когда родители и дети слышат друг друга, воспитание, в том числе и православное, будет нормальным и успешным.

Итак, чтобы подросток соблюдал пост, он должен привыкнуть к этому ещё ребёнком. Однако если время упущено, не стоит отчаиваться. Главное – уметь с детьми говорить. Говорить, слушать и слышать. И даже если не удаётся убедить подростка соблюдать пост, сам по себе выстроенный с ним диалог стоит труда, усилий и времени.    

Опубликовано: пн, 08/03/2021 - 12:27

Статистика

Всего просмотров 1,985

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle