Языки

  • Русский
  • Українська

Арианские споры. Ч.2. Богословие и политика

Содержимое

Сейчас все православные христиане единодушно признают, что Иисус Христос — Господь и Спаситель. Для нас Божество Христа — неоспоримая истина. А вот шестнадцать веков назад эта истина была поставлена под сомнение. Разразились жаркие споры, которые вошли в историю как арианские…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Арианские споры. Ч.1

Немного конспирологии

На самом деле, у историков нет единого мнения относительно того, когда именно государственная власть вмешалась в арианские споры. Есть даже версия, что эти самые споры и начались-то — не без «помощи» императора Флавия Лициния. Уж очень «на руку» были императору распри среди православных. На повестке дня стояла война с «соправителем» Лициния, Константином Первым, который не скрывал намерения сделать христианство государственной религией объединённой Римской Империи. Эрмий Созомен указывает: «...при Ликиние восток до самой Ливии христианствовал осторожно, а запад при Константине исповедовал Христианство свободно».

Стало быть, язычник Лициний не мог не относиться к Церкви и к своим подданным-христианам с предубеждением и опаской — как к потенциальной «пятой колонне». А тут эти самые «потенциальные заговорщики» вдруг поднимают один очень старый богословский спор и мигом делятся на враждующие группировки. Удобно и своевременно, не так ли?

И если при этом вспомнить, что собором, который оправдал уже отлучённого епископом Александром от Церкви пресвитера Ария, руководил владыка Евсевий Никомедийский — друг жены императора Лициния, епископ города, в котором располагалась императорская резиденция  то открывается простор для любителей конспирологии! По крайней мере, сам император Константин однозначно считал Никомедийского епископа человеком Лициния.

Профессор Спасский приводит интересную цитату из одного послания Константина: «В письме против Феогниса и Евсевия, написанном уже после никейского собора, Константин называет никомидийского епископа союзником тиранской (т. е. Лициниевой) жестокости и жалуется на оскорбления, лично императором полученные от него. «Он, — пишет здесь Константин ο Евсевии, — даже подсылал ко мне соглядатаев и подавал тирану чуть не вооруженную помощь». Словом, есть весомые основания полагать, что арианские споры — «проект» Лициния, и основной задачей людей, раздувавших эти споры, было размывание единства Православной Церкви, а вовсе не разрешение наболевших богословских вопросов.

Император Константин реагирует

Так или иначе, в 324-м году армия Константина разбила войска Лициния в битве при Адрианополе, Лициний бежал в Никомедию и вскоре отрёкся от власти в пользу Константина Великого. 18 сентября 324 года Константин был официально объявлен единым правителем империи.

Теперь, когда политическое единство было достигнуто, новоиспеченный император решил заняться укреплением религиозного единства. И очень ко времени. Ожесточённые споры вокруг учения Ария изрядно расшатали внутрицерковную дисциплину. Какой-то пресвитер отказывается подчиниться епископу и не несёт никакого наказания за это, а ведь дурной пример заразителен. В той же Александрии, к примеру, отказался подчиняться владыке Александру пресвитер Коллуф.Этот священник объявил самого себя епископом и начал самовольно и самоуправно совершать рукоположения (весьма актуально для современной Украины, кстати). В раскол ушёл епископ Мелитий Ликопольский. Положение становилось совершенно невозможным.

Профессор А.Спасский пишет, что епископ Александр в собственной епархии «подвергался постоянным насмешкам; ежедневно происходили против него возмущения и даже гонения; бесстыдные женщины, подговоренные арианами, влекли его на судилища, обвиняя его в позорных преступлениях». Как отмечает тот же А.Спасский: «Не только представители церквей вступали друг с другом в прения, но и народ разделялся; ход этих событий дошел до такого неприличия, что божественное учение подверглось оскорбительным насмешкам даже на языческих театрах».

Слухи о церковных нестроениях дошли до ушей самого Константина Великого. Император узнал об арианских спорах и сопутствующих им беспорядках, когда прибыл в Никомедию. Поначалу Эрмий Созомен пишет, что Константин, тем не менее, был весьма обеспокоен, «как бы разномыслие касательно догматов, при самом начале возрастания веры, не отвратило многих от Христианства. И в этом явно винил он как Ария, так и Александра. В своем послании к ним он укорял их за обнародование такого вопроса, который мог бы оставаться неизвестным, и за то, что по излишней ревности к противоречию, они начали спорить о таком предмете, о котором сперва не следовало бы ни спрашивать, ни мыслить, а если уже помыслили, то надлежало бы молчать о том, что им можно бы обойтись без взаимного разделения, хотя бы, касательно некоторой части учения, они и не соглашались друг с другом. Так, на примере о Божественном Промышлении необходимо иметь одну и ту же веру; но тонкости относительно таких вопросов, хотя бы мнение о них было и не одинаково, должны скрываться в уме. Посему Константин приказывал им, оставив пустословие об этом, хранить единомыслие между собою, и говорил, что это не мало огорчает его и что он желал бы видеть города востока, но по этой именно причине не решается. Вот что писал он Александру и Арию, то выговаривая им, то советуя».

Судя по всему, император Константин поначалу увидел в арианстве лишь отвлечённые умствования, которые привели к беспорядкам, разделению, распрям и вражде лишь потому, что были обнародованы и вынесены на всеобщее обсуждение, тогда как по-хорошему должны были остаться уделом учёных богословов.

Тем не менее, император видел, что угроза единству Церкви вполне реальна. И поэтому — отправил в Александрию епископа Осия Кордубского (Кордовского).

Владыка Осий — выдающаяся личность

Свт. Афанасий Великий пишет про этого епископа в труде «Апология о своём собственном бегстве»: «Какой бывал собор, которого он [Осий] не был руководителем? И не убеждал ли он всех, рассуждая право? Какая только Церковь не хранит наилучших воспоминаний о его предстоятельстве?» Созомен рекомендует Кордубского владыку как «мужа, знаменитого своею верою и жизнию, и еще в прежние времена прославившегося многими опытами исповедания веры».

Профессор А.Спасский называет Осия «придворным епископом в наиболее благородном значении этого слова». Одним словом, разрешить накопившиеся на Востоке противоречия послали авторитетнейшего и опытнейшего священнослужителя, который считался личным советником императора по вопросам Церкви.

Осий навёл в бурлящей Александрии кое-какой порядок. К примеру, решил вопрос с упомянутым выше Коллуфом — рукоположенные самозванцем «пресвитеры» были признаны простыми мирянами.

Как указывает профессор А.Бриллиантов в своём замечательном труде «К истории арианского спора», «общим собором Осия и бывших с ним епископов и сам Коллуф, вообразивший себя епископом, был возвращён в пресвитерское состояние». Профессор А.Бриллиантов считает, что именно Осий руководил и Антиохийским Собором, на котором собрались противники арианства и еретическое учение Ария было осуждено.

Однако, мудрый посланник императора быстро понял, что проблему арианства невозможно решить, собирая священство в одном только Египте. Местное священноначалие окончательно разделилось по вопросу об Арии на две враждующие группировки и вражда длилась уже достаточно долго, чтобы участники группировок совершенно отринули мысль о примирении. В противостояние оказались втянуты многие влиятельнейшие епископы Востока и Малой Азии. Слишком много взаимных обид было нанесено, слишком много оскорблённых самолюбий. Отсюда и тщетность соборов на «местном уровне». Александрийский и Антиохийский Соборы Ария осуждают и отлучают, Вифинский и Палестинский — оправдывают.

Так могло продолжаться до бесконечности. Положение мог бы спасти Собор, на который съехались бы архиереи со всей Империи. На таком Соборе можно было бы придти к единому мнению касательно учения Ария. Решения такого Собора были бы достаточно авторитетными, чтобы с ними считался любой священнослужитель, независимо от своих личных заслуг, своего влияния и своего статуса. Владыка Осий возвращается к Константину и рассказывает императору о положении дел в Египте. В результате, как пишет Созомен, «царь решился созвать Собор, и всем предстоятелям Церквей предписал явиться к определенному дню в Никею вифинскую».

Продолжение следует.

Список использованной литературы:

Спасский А.А. «История догматического движения в эпоху вселенских соборов». Издание второе. — Сергиев Посад, 1914.

Эрмий Созомен «Церковная история». — СПб., 1851.

Православная энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Электронная версия. http://www.pravenc.ru/

Бриллиантов А.И. К вопросу о философии Эригены к истории арианского спора. Происхождение монофизитства. Труды по истории древней Церкви. — Спб., 2006.

Опубликовано: ср, 28/01/2015 - 21:09

Статистика

Всего просмотров: 3

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle