Языки

  • Русский
  • Українська

Арианские споры. Ч.1

Содержимое

В эти святочные дни мы радуемся Рождеству Господа нашего Иисуса Христа, 19 декабря будем праздновать Его Крещение.

Сейчас все православные христиане единодушно признают, что Иисус Христос — Господь и Спаситель. Для нас Божество Христа — истина. А вот 16 веков назад это утверждение вызывало жаркие споры. В этих спорах тогда решалась судьба Православия...

«Все полно таких людей, которые рассуждают ο непостижимых предметах – улицы, рынки, площади, перекрестки; спросишь, сколько нужно заплатить оболов, — философствуют ο рожденном и нерожденном; хочешь узнать ο цене на хлеб, — отвечают: "Отец больше Сына"; справишься, готова ли баня, — говорят: "Сын произошел из ничего"», — писал свт. Григорий Нисский, младший брат свт. Василия Великого, о догматических спорах, охвативших Христианскую Церковь к середине IV века.

Свт. Григорий Нисский

Тогда всё христианское общество бросилось страстно спорить о Божестве Сына Божия: спорили епископы, диаконы, царедворцы, вельможи, купцы, воины и простые прихожане. Зачинателем этих жарких споров считается александрийский пресвитер Арий. Споры, начатые арианами, переросли в широкомасштабный конфликт, чуть было не похоронивший единство Православной Церкви.

Пресвитер-ересиарх

Арий был пресвитером в Александрии, по некоторым данным его имя, в своё время, даже произносилось в числе кандидатов на александрийскую епископскую кафедру. Некоторые историки считают, что и в ересь Арий впал именно после того, как его «обошли» с епископским чином. Все исследователи сходятся на том, что Арий был в александрийском клире фигурой весьма влиятельной. Умелый диалектик (в данном случае под «диалектикой» следует понимать искусство ведения споров), хорошо образованный богослов, священник, имеющий репутацию аскета — Арий пользовался большим расположением среди своих прихожан, которые даже начали называть себя «арианами».

Арий

Впрочем, это дело не было необычным в Александрии — тамошние пресвитеры издавна пользовались большой самостоятельностью, имели право толковать по своему усмотрению Священное Писание и прихожан воспитывать в соответствии со своими убеждениями. «Некоторые александрийские священники снискивали себе в своих прихожанах такую привязанность, что последние из расположения к настоятелю нередко называли себя его именем: так, прихожане Коллуфа именовали себя коллуфианами, прихожане Карпона — карпонианами, и т. д.», — пишет видный историк Церкви, профессор А. Спасский. Так что деятельность Ария какое-то время не привлекала к себе внимания священноначалия, хотя пресвитер задолго до своего знаменитого диспута с епископом Александром начал поучать прихожан в духе учения, осужденного впоследствии Первым Вселенским Собором.

Ересь

Арий отрицал Троичность Бога. Он считал себя «строгим монотеистом» и называл «Богом» только и исключительно Бога-Отца, а Сына и Духа провозглашал тварями. Пусть высшими и первородными, но — тварями. Сын, по мнению Ария, ни в чём не подобен Отцу, не может видеть Отца и даже не может познать Отца. Арианство — это эдакий «рационалистический» взгляд на Христа, который, по мнению Ария и его последователей, не был Божеством изначально, а был лишь великим Учителем, обожествлённым за свою праведную жизнь: «Не потому Бог избрал Его, что Он по естеству имеет нечто особенное и преимущественное пред прочими сынами по существу, и не по какому-либо естественному отношению Его к Богу, но потому, что, несмотря на изменяемость своей природы, Он, чрез упражнение Себя в нравственной деятельности, не уклонился к худому».

Эти положения нельзя назвать вполне оригинальными. Собственно, даже современники полагали Ария не самостоятельным мыслителем-теоретиком, а последователем прпмч. Лукиана Антиохийского (которого, в свою очередь, называли последователем Павла Самосатского, который, в свою очередь, считался последователем римского ересиарха Артемы).

Павел Самосатский

Профессор Спасский приводит письмо александрийского епископа к византийскому владыке Александру: «Вы сами научены от Бога и знаете, что вновь восставшее против церковного благочестия учение принадлежало сначала Евиону и Артеме и есть подражание Павлу Самосатскому, епископу Антиохии, преемник которого, Лукиан, в продолжение многих лет не имел общения с тремя епископами…Осадок их-то нечестия заимствовали явившиеся у нас ныне «изнесущники» и их тайною отраслью должны быть почитаемы Арий, Ахилла и собор прочих лукавнующих».

Так что идеология арианства появилась не на ровном месте, это был плод размышлений не одного поколения богословов, мечтавших о «синтезе» христианства и различных направлений греческой философии (стоицизма, неоплатонизма, аристотелизма и т.д.). «Новаторство» Ария состояло в том, что он логически развил положения своих предшественников, которые, считая, что Сын по положению стоит ниже Отца, всё-таки полагали, что начало Христа лежит в Божественной природе Господа. Арий же основным пунктом своей догматики сделал положение о том, что Сын «произошёл из ничего», что Он к Божественной природе Отца вообще никакого отношения не имеет. Что Христос — «Сын Бога» ровно настолько, насколько любой христианин есть сын Бога.

Кроме того, «заслуга» Ария состояла в том, что он первым перевёл внутрицерковную войну теорий в «горячую фазу», первым заявил, что, условно говоря, «христианам-рационалистам» с «христианами-мистиками» не по пути. Что договариваться сторонам больше не о чем, что пора окончательно решить, на чьей стороне Правда. И тогда — пускай «неправые» либо покаются и примут Истину, либо будут объявлены еретиками, со всеми вытекающими последствиями.

Интрига

Однако, священноначалие, повторимся, на эскапады Ария особого внимания не обращало. Александрийский епископ Александр вполне спокойно наблюдал за тем, как пресвитер пропагандирует и популяризирует своё учение. Владыка считал происходящее — заурядной научной дискуссией о догматах. Надо сказать, Александрия вообще славилась подобными дискуссиями и считалась ведущим центром христианской мысли, в который со всего крещённого мира стекались желающие поговорить и поспорить о Евангелии. Так что епископ Александр в споры с арианами не вступал, стремясь оставаться, что называется, «над схваткой».

Епископ Александр Александрийский

К примеру, Эрмий Созомен в своём труде «Церковная история» пишет, что Александр устраивал публичные диспуты между сторонниками и противниками арианства, но сам однозначно ни одну сторону не поддерживал: «Александр, признав за лучшее в деле сомнительном дать волю говорить той и другой стороне, чтобы устранить мысль о принуждении и примирить спорящих убеждением, сел, как судья, вместе с клириками, и ввел обе стороны в состязание. Но в словесных спорах обыкновенно всякий старается одержать победу. Арий защищал высказанные им положения; а прочие доказывали, что Сын единосущен и совечен Отцу. Было и другое заседание, и рассуждали о те же вопросах: но спорившие опять не сошлись между собою. Так как рассматриваемый предмет казался еще сомнительным; то сперва колебался несколько и Александр, похваляя иногда одних, иногда других». Тем временем, Арий приобретал всё больше сторонников. Он убедил в своей правоте добрую треть александрийских священнослужителей. И — хорошо подготовившись — первым нанёс удар.

На каком-то «рутинном» церковном собрании епископ Александр произнёс фразу «Бог есть Троица в Единице и Единица в Троице». Арий тут же атаковал своего епископа (а по некоторым данным — и давнего друга), объявив владыку «впавшим в ересь савеллианства» (еретическое учение, провозглашавшее, что Отец, Сын и Святой Дух — не извечные Личности, а только «проявления Единого Бога»). Бросив такое серьёзное обвинение, мятежный пресвитер рассказал собравшимся о своей теории, о «тварности Сына Божия».

После такого скандала епископ Александр, понятно, уже не мог и дальше играть роль «беспристрастного арбитра». Он категорически запретил Арию распространять еретическое учение, однако Арий этот запрет просто проигнорировал и спокойно продолжил вести свою пропаганду. Одновременно ариане начали отправлять буквально во все концы посольства и письма с жалобами на «несправедливые притеснения» со стороны александрийского епископа.

В жалобах суть дела излагалась так, будто Александр ополчился на Ария исключительно по вздорности и склочности характера. Созомен пишет, что письма и посольства, в конце концов, имели успех — ариан поддержали «весьма многие лица, почтенные по образу доброй жизни, и сильные по убедительности слова», в числе коих были епископы Феона Мармарикский, Секунд Птолемаитский, Афанасий Аназаварский, Георгий Беритский, Павлин Тирский, Патрофил Скифопольский, Евсевий Никомедийский и др. Арию приходили депеши со словами сочувствия, поддержки и одобрения, а владыке Александру — с укорами и призывами одуматься.

Тем временем, Арий продолжал распространять свои идеи среди жителей Александрии, демонстрируя, что он запреты епископа ни во что не ставит. Тогда Александр был вынужден прибегнуть к крайним мерам: около 318 года он созвал Собор, на котором учение Ария было официально осуждено, а сам Арий — отлучён от Церкви и изгнан из города.

Арий. Гравюра XV в.

Однако, Арий и этот ход Александра умудрился обернуть себе на пользу. Напрасно епископ уступил Арию инициативу, напрасно медлил с осуждением и отлучением мятежного пресвитера! Теперь-то дело уже касалось не только Ария. Теперь осуждение, произнесённое Александром, оскорбило всех восточных священнослужителей, выражавших Арию сочувствие. И на Александрийский Собор «группа поддержки» Ария ответила своим собором. Он прошёл в Вифинии, по некоторым данным, председательствовал на нём — Никомедийский владыка Евсевий. Созомен пишет, что по итогам собора присутствовавшие на нём священнослужители «писали ко всем епископам, чтобы единомышленников Ария, как людей правомыслящих, епископы приняли в общение и расположили к тому же Александра».

А через некоторое время был проведён ещё один собор сторонников Ария, уже в Палестине, под председательством другого владыки Евсевия, Кесарийского. Этот собор уже однозначно признаёт право ариан не подчиняться решениям Александрийского Собора, возвращает всем отлучённым арианам пресвитерские и диаконские права.

Епископ Евсевий Кесарийский

Кесарийский епископ, помимо прочего, пишет владыке Александру несколько посланий, в которых пытается представить весь спор вокруг учения Ария как результат некоего «недопонимания»: «Разве они [ариане] не исповедуют Бога законов и пророков и Нового Завета, родившего Единородного Сына прежде вечных времен, чрез Которого Он сотворил и всех, и все прочее, сделавшего Своею волею непреложным и неизменяемым, совершенным творением Божиим, но не как одно из творений.., а твое письмо обвиняет их, как будто они говорят, что Сын родился, как одно из творений. Не даешь ли ты опять повода к тому, чтобы они обвиняли и опровергали тебя? Странно опять и то, что, по твоему обвинению, они утверждают, что Сущий родил (после Себя) сущего; удивляюсь тебе, — разве можно что-нибудь иное сказать? Если существует один только Сущий, то ясно, что все, что произошло из Него, появилось после Него, иначе было бы два Сущих»...

По итогам Палестинского собора Арий вместе со своими единомышленниками возвращается в Александрию, получает обратно утраченные полномочия и снова начинает вести пропаганду своего учения.

Споры, поднятые Арием, постепенно охватывают весь Восток. Кое-где раздоры между сторонниками и противниками арианства выливаются в беспорядки. Наконец, в «дискуссию» вмешивается государственная власть...

Продолжение следует.

Список использованной литературы:

Спасский А.А. «История догматического движения в эпоху вселенских соборов». Издание второе. — Сергиев Посад, 1914.

Эрмий Созомен «Церковная история». — СПб., 1851.

Православная энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Электронная версия. http://www.pravenc.ru/

БСЭ. — М.,1926.

Опубликовано: пт, 16/01/2015 - 15:10

Статистика

Всего просмотров 109

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle