Долгожданное благословение

Рассказ.

Вот сижу на этом стуле я 40 лет. Практически одни сумасшедшие. Большинство из них даже не в состоянии услышать, что им говорят. Я тогда сразу замолкаю.

Постоит там что-то, начинает рассказывать про деревню, какая там дорога, ещё что-то. Даже не может выразить вопрос, что ему надо. Вот что тебе надо, что ты пришёл? Просто он эмоциями сумасшедшими переполнен, потому что человек находится в бреду. В самом аккуратном настоящем бреду.

А куда ему деваться?

На всех психиатров не хватит, а потом все сумасшедшие боятся психиатров. Страшно. «А что ж, я – псих? Меня в психушку?» Конечно.

Потому что люди-то звереют, звереют, звереют. И эта звериность превращается в новое качество. И, конечно, в каждом храме всегда попадается несколько штук христиан. Им очень тяжело среди сумасшедших, даже в церкви.

Но наши православные сумасшедшие немножко подобрее. Мы их стараемся чему-то научить, у них хоть мало что получается, но по крайней мере они знают путь, знают, как прилично себя вести. А большинство не знают.

А с людьми надо воздействовать на сознание сначала, потом на совесть. А если всё испорчено, все механизмы?

Протоиерей Димитрий Смирнов

– ...Благословите, мамао, в монастырь уйти...

Амиран не успел докончить, как к его собеседнику, высокому худому священнику, подскочила бабуля в несуразном лилово-желтом платке и абсолютно невяжущимися с образом благочестивой прихожанки ярко красными губами. Она нервно заговорила, ловя взгляд батюшки своими немного расширенными глазами.

– Вы просто обязаны меня выслушать! Мне сегодня был вещий сон… Я видела какого-то старца с белой бородой. И он мне сказал важную информацию…

Дальше пошли какие-то мутные подробности про соседский шкаф, который ей принесли на хранение и что именно с ним было связано в XIX веке, когда не родился еще дед обладательницы экстравагантного платка.

Батюшка слушал поток сознания и тщетно пытался его прервать. Но темп речи лишь усиливался, а звук повышался.

Амиран на какое-то время ушел в себя, слушая вздорную старушку с ее сверхважной информацией.

Нет, все женщины одинаковы. Что эта провидица, что его жена Мака. Сколько же у них мусора в голове. Хотя это и понятно, последствия той игры с яблоком в раю. Вот им всё и неймется.

То ли дело с мужчинами. Они все изначально созданы для богообщения, для работы с высокими материями, движением науки вперед. И он, Амиран, 42-летний отец двоих детей, тоже рожден для высокой цели, но, увы, его угораздило вляпаться по глупости в это тягомотное болото, называемое браком.

Перед глазами замелькали такие знакомые до боли картинки из их с Макой ежедневной суеты на двенадцати метрах.

– Аба, быстро садитесь за уроки. Сейчас у тебя, Дато, грузинский, а у тебя, Барбаре, математика.

– Мама, а у меня мобильный разрядился.

– А я тетрадь не могу найти.

– А я математику книгу, кажется, потерял.

– Где ты мог ее потерять, несчастный. Три месяца в школу не ходите из-за этого проклятого коронавируса. Вот Божье наказание на наши головы.

– Ох, как вы мне надоели оба со своими уроками и этой идиотской онлайн-школой. Скорей бы каникулы.

Мака держится за всклоченную голову, перевязанную полотенцем. И тут же начинает наезжать на богоданного мужа самым неприличным образом:
– Амиран, когда ты починишь мой фен???

– Отстань от меня. Не видишь, на дежурство собираюсь. Где мои носки???

– Ты никогда не можешь найти, что лежит под носом!

– Мама, там кошку вырвало от колбасы, что тетя Нино принесла, – докладывает Барбаре.

– А-а-а. Говорила я вам, не давайте ей это старье. Что теперь будет с нашей кормилицей?? – воет Мака и бежит с тряпкой к страдающей кошке.

Кошка орет как раненая пантера и мотает нервно плоской мордой. Ее голубые глаза-пуговицы смотрят страдальчески на утреннюю сутолоку.

– Мама, тебя учительница к мобильному зовет, – говорит Дато. – Завтра в три часа будет родительское собрание онлайн. Не забудь.

– Я не понял, кто-нибудь скажет сегодня, где мои носки? – не выдерживает Амиран игнора своих кровных нужд. – Я на работу опаздываю.

– Можно подумать, от нее есть большой толк, – огрызается его дражайшая половина, ловко орудуя тряпкой около возлежащей кошки. – От нашей бедной Писо больше дохода, чем от трех таких, как ты, сторожей.

– Мама, тише, я не слышу, что учительница говорит… Если будете так кричать, то Натия-мас подумает, что мы неблагополучная семья, нарушаете мои права и сообщит в полицию.

– Выключи микрофон, идиот! – шипят Амиран и Мака в унисон.

И вот так примерно каждый день. И где, спрашивается, найти Амирану время для богообщения и созерцательной молитвы? Какая-то беспросветная бездна грехов и страстей всяческих во вся дни живота его, Амирана, ну и Маки с детьми по совместительству.

А изменить этот замкнутый круг никак не выходит. Хотя Амиран не лодырь, а очень даже полезный член общества. В отличие от многих его друзей имеет официальную работу сторожем при школе. И приносит ежемесячно зарплату до копейки, все 250 лар как есть. По курсу в долларах совсем уж непрезентабельно звучит. Но лучшего не дано. Амиран не унывает и еще вырезает кресты из дерева и всякие поделки. Потом стоит с ними по выходным на базаре, пытается продавать. А Мака всё недовольна. Хотя и это понятно. Жены всегда мужьями недовольны. Поврежденная человеческая натура, последствие того самого грехопадения, на которое первая женщина бедного наивного Адама и подбила. Единственное спасение от этого бытового дурдома в церкви. Вот и убегал Амиран на службы для обретения внутреннего спокойствия. Чтоб были силы тянуть этот воз дальше.

Мака в отличие от него никуда не ходила, а целый день создавала дополнительную суету с целью высосать источник дохода из любых видов мелкого бизнеса. Помимо готовки и стирки вручную, возилась с выводком котят на продажу от подаренной соседкой породистой персидской кошки, потом мониторила по интернету, кто просто так отдает одежду, старую мебель, домашнее барахло. Ехала на место самовывоза, забирала даримое и вскоре выставляла его же на продажу за 2-3 лари в интернете. Их однокомнатная квартира и соседский подвал, уступленный в пользование «за уважение» были забиты до отказа какими-то коробками, кульками и прочим скарбом, который рано или поздно перемещался по другим адресам.

Ну как можно спастись в такой вот обстановке? Амиран считал, что никак, и решил уйти в монастырь. А Мака и без него не пропадет. Вон даже кошку эту плоскомордую больше его, Амирана, ценит. Это каково унижение его мужского достоинства...

Духовник эту идею не благословлял и советовал читать Иисусову молитву в минуты особого обострения бытовых перепалок.

Амиран с духовником был в корне не согласен и потому обращался к другим батюшкам за долгожданным благословением. Но и просто встречные священники, услышав про наличие семьи, сразу отвечали отказом. Вот он и дошел до очередного незнакомого мамао.

…К говорливой старушке подошел алтарник и тактично отвел ее на безопасное расстояние от священника, заметно уставшего от пересказа «вещего сна».

Амиран встрепенулся и нутром почувствовал: это его шанс.

– Так вы благословляете?

Батюшка поднял на него уставший мутный взгляд.

Амиран даже испугался за него. Вот ведь эти женщины как допечь могут человека за пять минут своей болтовней. Классические энергетические вампиры. И как только Амиран еще держится, просто удивительно. Не иначе как милостью Божьею. Только ею. И он повторил вопрос более настойчиво:

– Благословляете?

– А? Что? Да... Бог благословит.

Амиран приложился к руке батюшки и пошел в приподнятом настроении домой. Собирать немудреные пожитки – и вперед, к новой жизни. В монастырь!

Мариам Сараджишвили

Теги

Теги: 

Опубликовано: вт, 01/06/2021 - 15:03

Статистика

Всего просмотров 2,766

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle