Мови

  • Русский
  • Українська

Прп. Викентий Леринский и критерии истинности христианского учения

Тіло

6 июня Православная Церковь праздновала память прп. Викентия Леринского. Несмотря на то что в 2019 году этот день совпал с Вознесением Господним, не сказать хотя бы несколько слов об этом святом нельзя.

О жизненном пути прп. Викентия нам известно очень мало. Жил он в V столетии, родом из Галлии, был братом известного святителя Лупа Труанского, одним своим авторитетом и бесстрашием остановившего в 451 году нашествие Атиллы на провинцию Шампань и ее столицу. После военной службы прп. Викентий принимает монашеский постриг в Леринском монастыре, основанном св. Гоноратом Арелатским, расположенном на острове Сент-Онора у побережья Канн и являющегося сегодня католическим аббатством ордена цистерцианцев. Дата его смерти также точно не известна и колеблется между 445 и 450 годами. Мы знаем, что прп. Викентий был достаточно плодотворным писателем, но, к сожалению, большинство его трудов не сохранилось до наших дней. Самый известный его трактат надписан псевдонимом Перегрин и носит название «Памятные записки Перегрина о древности и всеобщности кафолической веры против непотребных новизн всех еретиков». Впоследствии это сочинение стало классическим в определении критериев истинности вероучительных доктрин и прославило своего автора на весь христианский мир.

Чтобы оградить свою веру от влияния еретических идей, прп. Викентий предлагает два основных средства:    

1. Использование безукоризненного авторитета Закона Божественного, т. е. Священного Писания.

2. Признание авторитета Священного Предания.

Нужно сказать, что эти два критерия сохраняют свою значимость вот уже практически две тысячи лет и качественно отличают православное отношение к данному вопросу от протестантского, в массе своей полностью отвергающего Предание. Здесь хотелось бы вставить ремарку: несмотря даже на то, что Предание (в хронологическом плане) было первичнее Писания, да и само Писание содержит немало ссылок на Предание, даже излюбленное цитирование протестантами Писания со ссылками на точную нумерацию глав и стихов уже само по себе является частью Предания. Все дело в том, что современное деление на главы было осуществлено около 1205 года Стефаном Лангтоном, а деление на стихи было завершено и того позже, лишь к 1555 году, и произведено Сантесом Панино и Робером Этьеном. Так что критерий авторитетности Предания, выдвинутый прп. Викентием, является даже древнее некоторых положений самого Предания.

Если относительно авторитета Писания ни у кого не возникает сомнений, то с Преданием, как может показаться на первый взгляд, все немного сложнее. Поэтому галльский подвижник задается вопросом: если канон Писаний совершенен с избытком, то для чего к нему присоединять еще и авторитет церковного понимания? Ответ здесь достаточно прост. Так как Писание возвышенно, то понимает его каждый по-своему и толкует сообразно собственному разумению. Следовательно, сколько умов берется за толкование, столько смыслов и получается, отчего и возникают разного рода ереси. «А потому-то именно, что существует такое множество изворотов крайне разнообразного заблуждения, – пишет прп. Викентий, – весьма необходимо направлять нить толкования пророков и апостолов по правилу (norma) церковного и православного понимания. В самой же кафолической Церкви особенно должно заботиться нам о том, чтобы содержать то, чему верили повсюду, всегда, все». Критерий правильности веры в то, во что «верили повсюду, всегда, все», и сегодня признается православным богословием в качестве единственно точного и достаточного.

Конечно же, приведенная цитата относится к христианскому миру, а не к численному превосходству той или иной религии. Критерий истинности, изображенный прп. Викентием, провозглашает принцип всеобщности, древности и согласия. Всеобщность предполагает признание истинной только ту веру, которую исповедует вселенская Церковь; древность – это верность учению, утвержденному святыми отцами; а согласие – приверженность, уже в самой древности, определениям всех или практически всех, кто обличен правом учительства. Выразителем «согласия» в первую очередь являются Вселенские Соборы, а также суждения, общие для большинства учителей Церкви. Всякому православному христианину, согласно Викентию Леринскому, следует опираться на суждения «только тех отцов, которые живя, уча и пребывая в вере и в кафолическом общении свято, мудро, постоянно, сподобились или с верою почить о Христе, или блаженно умереть за Христа. А верить им должно по такому правилу: что только или все они, или большинство их единомышленников принимали, содержали, передавали открыто, часто, непоколебимо, как будто по какому предварительному согласию между собою учителей, то почитать несомненным, верным и непререкаемым; а о чем мыслил кто, святой ли он или ученый, исповедник ли и мученик, несогласно со всеми или даже противореча всем, то относить к мнениям личным, сокровенным, частным, и отличать от авторитета общего, открытого и всенародного верования».

Даже если избегать каких-либо крайностей в виде ересей, приведенная пространная цитата говорит нам о том, что нужно четко отличать догмат от частного богословского мнения. Догмат – это универсальное суждение, без колебаний и единодушно принятое большинством святых отцов. А вот частное мнение, несмотря на то что его мог высказать святой, может быть не согласовано с догматом или даже противоречить ему. Прп. Викентий писал, что принцип древности не исключает возможность богословского развития, однако это развитие не должно приводить к изменениям догматов, но проявляться в более глубоком понимании, внутреннем усложнении и более точном терминологическом определении христианских истин: «Итак, пусть возрастают и в высшей степени пусть преуспевают, по годам и векам, разумение, ведение, мудрость как каждого, так и всех, как одного человека, так и всей Церкви, но только в своем роде, то есть в одном и том же учении, в одном и том же смысле, в одном и том же понятии. Религия, дело души, пусть уподобляется в этом отношении телам. Сии хотя и раскрывают и развивают члены свои с приращением лет, однако остаются теми же, какими были прежде». Очень удачная аналогия с человеческим телом, провиденная здесь Викентием Леринским, заканчивается словами: «Посему истинный и правильный закон преуспеяния, верный и благолепнейший чин возрастания, несомненно, тот, когда возраст обнаруживает в стариках те части и формы, которые премудрость Творца предначертала в малютках».

Несмотря на то что прп. Викентий является западным святым, приведенное его мнение опровергает теорию догматического развития, принятую Католической Церковью на II Ватиканском Соборе в 1962–1965 гг. Согласно этому учению: «Церковь обладает полнотой богооткровенной истины, – пишет прот. Олег Давыденков, – но для соборного сознания Церкви эта истина является сокрытой, или, по крайней мере, очень неявно ощущаемой и переживаемой до тех пор, пока богословская мысль не достигнет определенного развития и не сделает это сокровенное знание явным для соборного церковного сознания». Эта теория была предложена кардиналом Ньюманом, она является очень удобной для оправдания любых произвольных догматических нововведений и входит в прямой конфликт с критериями всеобщности, древности и согласия, передоложенными прп. Викентием. Если не принимать мнение галльского святого, то можно дойти до казуистических идей, таких как приведенная теория догматического развития, подразумевающая, что апостолы обладали меньшим знанием о Боге и Церкви, чем богословы XX–XXI веков.

Благодаря сформированным критериям истинности веры у прп. Викентия встречаются очень ясные и четкие формулировки тринитарного и христологического догматов, такие, например, как: «В Боге одна сущность, но три Лица; во Христе же две сущности, но одно Лицо». Мы почитаем «Единого Бога в полноте Троицы и равенство Троицы в едином Божестве, чтобы ни единичность сущности не привела к слиянию Личных особенностей, ни различие Троицы не привело бы к разделению единства Божества». В богочеловечестве Христа «были две истинные и совершенные сущности, но одно Лицо, чтобы ни различие природ не привело к разделению единства Лица, ни единство Лица не привело бы к стиранию различия сущностей» и т. п.

Идеи, содержащиеся в небольшом объеме сохранившихся трудов прп. Викентия Леринского, удерживают авторитет его имени вот уже практически 1600 лет,  что должно и нам помочь сохранить истинную веру в условиях тотального релятивизма истины, проповеданного XXI веком.

Протоиерей Владимир Долгих

Опубликовано: пт, 07/06/2019 - 14:42

Статистика

Всего просмотров 226

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle