Неужели мой брат святой?!

Православие.ru

Преподобный Гавриил (Ургебадзе) в воспоминаниях его родной сестры Джульетты.

От автора: С Джульеттой Михайловной Варьян, единоутробной сестрой старца Гавриила, я познакомился в 2014-м году, во время работы над первым документальным фильмом о преподобном Гаврииле. Её воспоминания неоднократно публиковались в разных статьях и вошли в фильмы «Диадема Старца» и «Я жду вас в Самтавро».

– С какого возраста вы помните нашего любимого старца Гавриила?

– Себя я помню очень маленькой, с двух лет, но вот Гавриила отчетливо помню с тех пор, когда я увидела, как он влетел во двор. Именно с того момента он мне и запомнился.

– Влетел?

– Да, влетел, с раскинутыми в стороны, как крылья, руками и ногами. Тогда мне приблизительно было 5 лет, а ему 12. Глядя на это, мой отец плакал горькими слезами, он думал, что у Гавриила (Васико) проблемы со здоровьем. Никто не мог понять его. И я свою реакцию помню – была поражена увиденным. С нами по соседству жили две благочестивые верующие женщины, Нина и Маро. Они в изумлении, со страхом Божиим говорили: «Васико – раб Божий, раб Божий...».

– Джульетта Михайловна, были ли у старца Гавриила в детстве друзья? Во дворе, по соседству.

– Во дворе все собирались, но он ни с кем не играл. Построит из камушков церквушку, возьмёт палку, привяжет тряпочку к ней – и ходит так, будто совершает крестный ход. Его ровесники рассказывали, что когда Васико поднимал палку и бежал, за ним летели птички, а когда они брали такие же палки, птицы за ними не летали. Детские шалости и игры ему были неинтересны. Сказать, что у него были друзья в детстве, будет неправдой, но собирались все, и он со всеми был обходителен. В мыслях у него был только Господь, и Васико всем старался отдавать любовь. Он всех любил.

– Как проявлялась эта любовь еще с детства, вернее, умение дарить любовь окружающим?

– Вспоминается такой случай. После смерти моего отца нам жилось трудно, были случаи, когда у нас днями не было пищи, хотя я не чувствовала никакого голода. Я училась в Тбилиси, в 41-й женской школе. От нашего дома до школы было четыре большие трамвайные остановки, чуть больше. И однажды Гавриилу дали кусок хлеба и сверху положили баклажановое варенье. И он всю дорогу нес мне это варенье на ладони, чтобы накормить меня. Зазвенел звонок, закончился какой-то урок, я выхожу и вижу, как он стоит и ждет меня с этим хлебом и вареньем на ладони. Ему было тогда 19 лет. Какие же у него были чувства, какое у него было любящее сердце, что он, во-первых, сам не поел, а тут ещё и пешком принес мне в школу пищу. Таким он был всю свою жизнь.

– Джульетта Михайловна, мы знаем, что мать сначала была против монашества старца Гавриила, какие у них были отношения?

– Мать он любил всем сердцем, естественно. Мама сначала хотела, конечно, чтобы он был обычным ребенком, чтобы он не ходил днями по монастырям. Но с течением времени она увидела всё и убедилась в том, что он был не от мира сего, хотя она как мать всегда оберегала его и давала даже советы. Когда к Гавриилу приходили люди за советом, за благословением, это маме не нравилось – только потому, что переживала, что он устанет. Порой мама говорила: «Те придут, те придут, те придут, оставьте моего ребенка в покое». Она прямо стояла у ворот. А Гавриил с любовью и с терпением все принимал. Порой он делал маме замечания, но после каждого такого случая он всегда извинялся перед мамой. Приходил и – на моих глазах сколько раз это было – говорил ей: «Мама, ты же знаешь, как я люблю тебя. Прости, если обидел».

– Как вы воспринимали его странные поступки, его юродство?

– Я была молодая интересная девушка, а мой брат ходил по мусоркам... Мне часто говорили соседи: «Джуля, мы его опять видели на свалке...». У меня сердце болело за него, но я ничего не отвечала соседям. Что я могла им ответить, как объяснить, почему он ходил по городским свалкам? Одно я всегда чувствовала: он – чистый и плохого не может сделать. Я никогда никаких замечаний не делала по этому поводу, хотя, как я уже рассказывала, был один случай. Из-за того, что он часто казался пьяным многим, я очень переживала. И как я начала ходить в церковь, я подумала, что я все знаю, вот и взяла Библию, сделала закладку на первом Послании к Коринфянам святого апостола Павла и пошла к нему. Пришла к нему и говорю: «Гавриил, я что-то тебе хочу сказать». «Говори», – ответил он мне. Я открыла Библию и сказала ему: «Вот, здесь написано, что пьяницы Царствия Небесного не наслед...». Я не успела закончить эту фразу, он так на меня посмотрел, такими глазами, что я закрыла молча книгу и не смогла даже слова проронить... Я в тот день, по-моему, ни одного слова не произносила.

– Вы почувствовали, что он юродствовал и был не от мира сего?

– Нет, то, что он был не от мира сего, чувствовалось с самого детства. А юродство трудно понять. Был такой случай, когда я очень сильно удивилась контрасту между его странными поступками, мнением людей о нем и сутью самого Гавриила. Где-то в 1986-м году он был в Сенаки, в монастыре Менджи. Я поехала навестить его. Во время утренней службы он стоял на клиросе и читал молитвы, как псаломщик. И в это время он засветился. У него сияло лицо, борода, все сияло. Вот тогда я в удивлении подумала: «Почему он светится? Неужели мой брат святой?..»

С одной стороны, его называли пьяницей, с другой стороны, он давал такие мудрые советы, а тут еще и светится. Я тогда была в изумлении.

– Господь по его молитвам исцеляет и исцелял многих людей. Замечали ли вы это при его жизни?

– Я спустя годы проанализировала, что Господь по его молитвам меня от смерти спас. У него были очень сильные молитвы, у него было большое дерзновение ко Господу. Сперва мы не понимали и не приписывали молитвам Гавриила чудеса, которые происходили с нами, на наших глазах, а сейчас, естественно, понимаем.

– Как молитвы старца Гавриила спасли вас от смерти?

– У меня была патология щитовидной железы, появились узлы, из-за чего я не могла дышать нормально, были приступы удушья. Заболевание повлекло за собой и болезни сердца. По совету знакомых я поехала на лечение в украинский город Черновцы. Там был известный эндокринологический центр. Там меня лечили на протяжении месяца, однако лечение не принесло никакого результата. Врачи настаивали на операции, но я была одна, испугалась и отказалась. Были теплые декабрьские дни, я вышла из больницы, гуляла по парку и думала, что же мне делать... Находясь в таких раздумьях, я неожиданно задела ногой что-то. Я не обратила никакого внимания и прошла несколько метров, но какой-то голос мне сказал: «Вернись назад, посмотри, что ты задела». Я вернулась, посмотрела и увидела оклад иконы Спасителя. Я поняла, что Господь благословляет на операцию. Я согласилась на операцию, и, с Божией помощью, все прошло хорошо. Вскоре после операции я вернулась домой. Боли, приступы удушья и сердечные проблемы прошли. Спустя несколько дней после операции врачи прислали письмо и сказали, что во время биопсии у них на глазах вырезанные клетки превратились в злокачественные. По приезде я пошла в первую очередь к своему брату, показала ему оклад иконы и рассказала, каким чудесным образом я нашла его. Он улыбнулся, совсем не удивился, принял как нечто обычное. Взял икону Спасителя, поместил в оклад и протянул мне. Эта икона до сих пор хранится у меня. Операцию мне сделали 4 декабря 1984 года. А это – праздник Введения в храм Пресвятой Богородицы.

Прошли годы, и напротив моего дома построили храм Введения во храм Пресвятой Богородицы... Так по молитвам старца Гавриила меня спас Господь. Таким старец Гавриил был молитвенником.

– И многих сегодня укрепляет и спасает Господь по молитвам нашего любимого старца Гавриила.

– Да, это так. Вспоминаю, несколько лет назад я была в Канде на богослужении. После службы ко мне подошла женщина лет 35–40 и спросила: «Вы сестра Гавриила?» «Да», – ответила я. И она рассказала мне такую историю: «У меня были больные ноги, я не могла ходить, ничего не помогало. В один день приснился мне старец Гавриил и сказал: ‟Юля, приходи ко мне, приходи...”». Она приехала к мощам Гавриила... «Видите, как я сейчас свободно хожу!» – с радостью она сказала мне. Она ходила свободно, боли исчезли, и, таким образом, она исцелилась.

Еще одна женщина засвидетельствовала, как они на лодке в море тонули, казалось, надежды нет на спасение, и вдруг икона старца Гавриила, которая была у нее с собой, всплыла на поверхность воды в уже почти затонувшей лодке. Она поняла, что Гавриил рядом. Как они оказались на берегу, никто не помнит, однако все спаслись.

– Каково быть сестрой святого?

– У меня в этом вопросе стабильный подход. Он и при жизни был необыкновенным, чувствовала, что он святой. Нагрузка моя в том, что меня смущает, когда на меня обращают внимание. Смущает, когда некоторые думают, что раз я сестра Гавриила, то и во мне что-то будет от Гавриила. А люди же знают, какие мы грешники. Я за всех молюсь. Многие говорят: скажи брату своему, чтобы он мне помог. И я подхожу к его иконе и говорю: «Гавриил, тот человек просит об этом... Другой об этом... Третий о том... Помоги им...». И что я ему на ушко скажу, он часто исполняет. Святые же слышат все и отзываются на богоугодные просьбы. Мы же всё время в этом убеждаемся, что святые нас слышат, что они незримо находятся с нами рядом.

– Чувствуете его незримое присутствие?

– Естественно. Он являлся мне несколько раз и помогал. Его слова имели огромную силу, ведь он стал братом Иисуса Христа и говорил только то, что Господь вкладывал в его разум, а присутствие и силу слов батюшки все увидели, когда хоронили нашу маму. Она скончалась спустя 5 лет после кончины Гавриила. При жизни отец Гавриил, оказывается, говорил, что нельзя хоронить духовное лицо без отпускного листа. Поскольку в монастыре такого листа не было, послали людей в Патриархию. Не дождавшись, прочитали молитву и решили похоронить маму без отпускного листа. Неожиданно могила оказалась узкой, не смогли опустить гроб. Все удивлялись: могила была настолько широкая, что не то что один, а два гроба вместились бы свободно, однако гроб не помещался никак. К этому времени подоспели из Патриархии с отпускным листом и вложили его в руку усопшей. И что вы думаете, гроб легко опустился, к нашему удивлению, хотя могилу никто не расширял.

– Старца Гавриила любят везде, особенно на Руси. Чем это объясняется?

– Это объясняется тем, что все православные едины во Христе. Знаю, насколько они любят старца Гавриила, и этих людей я тоже очень сильно люблю. Русских, украинцев, белорусов.

22 мая я была в монастыре Самтавро. Во время ухода из монастыря после службы решили обойти часовню Святой Нино в Маквловани. Мы приблизились к часовне, а там была украинская делегация, человек 50 примерно. Они меня издали увидели и с таким восторгом стали кричать: «Фильм ‟Диадема Старца”! Сестра Гавриила!»

Господи, мне так было неловко, но, видя, как они любят старца, я была рада. Они мне спели «Многая лета». И всё это они делали от любви к старцу Гавриилу. И вообще, такой любви к нашему Гавриилу, как на Святой Руси, я не видела. Они его очень сильно почитают.

– Да, старца Гавриила любят многие. Что бы вы сказали людям, которые так искренне его любят?

– Чтобы их сердца всегда были такими же любящими, как сейчас. Чтобы не боялись, не теряли веру, как бы им тяжело ни было. Чтобы искренне почитали Господа. И в духе и истине поклонялись Ему.

Беседовал Константин Церцвадзе

Опубликовано: Mon, 14/06/2021 - 23:05

Статистика

Всего просмотров 369

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle