Женщина под сводами храма – как у Бога за пазухой

Расписывает храмы и руководит церковным хором винничанка Наталья Емец уже около 10 лет. Именно в общине во имя священномученика Владимира раскрылась многогранность талантов молодой женщины.

 

Рассказом о Наташе, ее пути к Богу и творческом поиске, мы продолжаем цикл публикаций об этом церковном приходе Винницы. 

 

«Кто же там, в церкви, за меня молится?»

«Интерес к церковному изобразительному искусству у меня пробудился благодаря язычеству. Темой моей дипломной работы во Львовской академии искусств была «Символика изображений на головных уборах славянок». Зарывшись в книги, я обнаружила, что издревле все народы украшали и декорировали предметы своего религиозного культа, и уже много позднее – свою одежду, жилье и т. п., – рассказывает Наталья Емец. – Т.е. изначально искусство создавалось на служение Богу. Это переосмысление совпало с приходом в Церковь, а дальше были встреча с о. Алексием Иродовым, пение в церковном хоре и работа в иконописной мастерской при нашем храме».

Наташа убеждена, что блаженны те, кто с детских лет церковно воспитан и получил иконописное образование. Себя она считает работником «единодесятого часа, которого Господь нашел, призрел и дает утешение от рук моих».

 

«Воцерковляться я начала во Львове в 98-м году. Мне встретился человек, который сказал: «Наташенька, ты же ведь крещена в православной церкви, за тебя вся Церковь молится!» И я думаю: «Как это так – они же даже не знают, кто я, как меня зовут». И так мне стало интересно: кто же там за меня молится в православной церкви? Всегда нужен человек, который бы тебя позвал, – рассказывает Наталья. – А потом были скорби, и, конечно же, Господь услышал, помог, поддержал. Счастливы те, кто приходит к вере от радости и благодарения. Но, в основном, люди приходят к Богу скорбями и несчастьями, непониманием смысла жизни и страданий. И Церковь дает ответы на эти вопросы».

Наталья полагает, что воцерковление и переосмысление в искусстве изменили и  все ее отношение к своей жизни:

«Так получилось, что мне встретились люди, и в Виннице я обрела уже общину, единоверцев и единомышленников. Господь так управил, что здесь я нашла свое место».      

 

«Считала, что недостойна коснуться иконы»

 

Специальность Натальи связана с декорированием по тканям. И изначально в общине священномученика Владимира она занималась церковным текстилем.

«Отец Алексий разрабатывал эскизы плащаниц, покровцов и других предметов из текстиля, используемых в богослужениях, а я их воплощала в жизнь. Мы работали в тандеме, и это было интересное сотрудничество. Мои изделия ручной работы есть в Киево-Печерской Лавре и во многих храмах».

Однако со временем в производстве церковного текстиля начали больше использовать станки, которые вытеснили ручной труд, и изделия Наташи стали менее востребованы. Зато тут же открылась другая интересная перспектива – появился заказ на роспись храма, и художнице «захотелось попробовать что-то новое, реализовать другую грань своего умения». 

«Первым был храм Покрова Божией Матери в Киеве на территории военного госпиталя.

Отец Олег Скнарь оказался винничанином, он увидел нас на церковной выставке и позвал к себе как земляков. Ему понравились наши работы, и мы очень удачно с ним сотрудничали – за три или четыре года мы расписали ему храм».

 

Иконописной мастерской при церковной общине священномученика Владимира руководит художник Ростислав Моцпан под пастырской опекой о. Алексия Иродова. Батюшка известен своими творческими изысканиями, хорошим вкусом и обширными знаниями во многих областях, имеющих отношение к церковной жизни и не только. Его взгляды по разным вопросам отличаются остротой и оригинальностью, в искусстве он особо ценит подлинность смысла и его воплощения.  А Ростислав Моцпан также возглавляет созданную при храме детскую студию творческого развития «Киевская Русь», в которой дети изучают иконопись и другие виды изобразительного искусства.

Наталья рассказала, что, чаще всего роспись храма ведется бригадой. Ведущих иконописцев может быть и трое, а орнаменты, как правило, пишут художники менее опытные. Обычно один храм расписывается три-четыре года. И при росписи киевского храма в честь Покрова Божией Матери художница получила удивительный духовный и творческий опыт.

«Целый год я считала, что недостойна коснуться иконы, потому что я светский человек, не была воспитана в церковном духе. Поэтому я отказывалась от изображений святых и писала орнаменты, – рассказывает Наталья Емец. – Но в конце года для меня вдруг открылась икона – я смогла ее увидеть и изобразить все, вплоть до ликов. Нужен был период становления, ученичества, когда даже человек с образованием не дерзает. А потом как-то так Господь дает – разрешает. И ты начинаешь этим заниматься».

 

«Я счастлива прославлять Творца своим голосом»

 

В церковном искусстве много стилей, но в иконописной мастерской при общине во имя священномученика Владимира подсознательно полюбили Византийский иконописный канон – как наиболее полно, по мнению творческого коллектива, отражающий суть православного вероучения.

«Человек призван к обожению, и на греческой иконе лик лишен человеческой чувственности и эмоций – он приукрашен, надмирен и спокоен. На иконе святой не должен сердиться или улыбаться, он – вместилище нетварного света, а не просто фото хорошего человека».

Подобное отношение у Наташи присутствует и к церковной музыке. Прослушав, в свое время, много кассет, она полюбила знаменный распев в исполнении хора Валаамского монастыря.

Наташа подчеркивает, что в знаменном пении на первом месте строгость и величие богослужебного текста, а мелодия подчинена смыслу слов и отражает его. И задача знаменного пения не в том, чтобы расчувствовать человека, вызвать естественные эмоции, а в том, чтобы полнее донести слова молитвы, сосредоточить на духе.

«Когда я слушала в наших храмах пение, выдавливающее слезу или напоминающее оратории итальянских опер, мне хотелось либо плакать от умиления, либо аплодировать. Но напев, как и чтение в храме, должен быть бесстрастным, очистительным и каноничным. И как на иконе изображение плоскостно, двухмерно, потому что трехмерность, объем связаны с понятием материальности, плоти, которая Царства Божиего не наследует, так и в знаменном пении одноголосие отражает слова молитвы: «Едиными усты и единым сердцем славим и воспеваем пречестное и великолепное Имя Твое».

По мнению Натальи, одноголосие позволяет создать плотное звучание, интенсивное воздействие на ум и сконцентрировать внимание на словах. Пение в унисон легко для и хористов, и для молящихся.

«Считаю, что я лишь временно исполняю обязанности регента, потому что не имею специального образования. Но я счастлива находиться среди верующих хористов и прославлять Творца своим голосом, который он мне дал».

 

«Мы залезли в купол... Но все страхи ушли, и мы стали как птицы»

 

Следующим этапом в церковной живописи Натальи Емец стал Никольский храм села Иванив, Калиновского района на Винничине. Здесь художник уже взяла на себя основную роль иконописца, помощники лишь красили фон и создавали орнамент.  

«Батюшка-настоятель долго уговаривал нас писать в академическом стиле, но мы категорически отказались и даже обещали найти ему иконописцев, которые сделают то, что он хочет. Его это заинтриговало, и он согласился попробовать. И он ни разу не пожалел о своем выборе. Есть священники, которые никогда не скрывают, если им нравится. Этот батюшка всегда позитивно отзывался о нашей работе, и мы прекрасно сотрудничали».

 

Сельский храм оказался большим, и Наташа призналась, что сначала ей было очень страшно лезть на такую высоту:

«Когда с Ростиславом Захаровичем мы залезли в купол, то ухватились за перекладины и не знали, как нас оттуда будут спускать. Но нам нужно было снять размеры. Когда мы все-таки спустились, мокрые от страха, в диком ознобе,  батюшка отслужил молебен, и все страхи ушли, и мы стали как птицы – теперь вообще ничего не боимся».

 

На роспись Никольского храма тоже ушло несколько лет, а потом был проект Крестовоздвиженский храм. Сегодня это один из самых больших храмов Винницы, а лет 20 назад начало его строительства стало одним из символов возрождения Православия в городе. Сейчас Крестовоздвиженский храм является, по сути, уже храмовым комплексом с развитой миссионерской структурой. Наталья Емец с подручными расписывала этот храм тоже несколько лет, и работы в нем уже закончены. Теперь перешли к росписи малого храма при школе-интернате.

«Это детский храм в честь святителя Николая и в интерьере раскрывается житие святого. При этом мы старались приблизить изображения к детскому пониманию – выбрали сюжеты и святых, которые знакомы детям. В орнаментах используются элементы райского сада – звери, птицы, цветы, деревья. И вся роспись делается в древнерусском стиле книгопечатанья».  

Наташа рассказала, что их иконописная мастерская участвует в ежегодном фестивале

иконы Богородицы «Всецарица», проводимым Крестовоздвиженским храмом. В последний раз они устроили детям иконописный мастер-класс – доверили маленьким прихожанам часть орнамента и они внесли свою лепту в роспись храма. Теперь такое мероприятие  планируется для воспитанников детского дома.

 

«Приятно делать все, что любишь»

 

По словам Натальи, при написании икон она стремится максимально передать красоту образца. Но исходить приходится из того, что стена всегда не того размера, который нужен, и цвета, как правило, не те, что нужны заказчику – всегда нужно что-то менять. Но от канона отходить нельзя.  При этом она стараемся адаптировать образец под стиль создаваемой росписи, чтобы даже разрозненные композиции смотрелись целостно и гармонично.

 

«Мы в мастерской работаем на холсте, а потом монтируем на стены готовые или полуготовые композиции – они крепятся на крепкий клей, которым можно клеить линолеум на потолок, потом все зашпаклевывается и закрашивается. Создается впечатление целостной композиции, хотя, на самом деле, она сделана из многих кусков, потому что роспись такого большого размера нельзя написать в условиях мастерской».

По мнению Натальи, преимущества такой работы в том, что можно проработать композицию в мельчайших деталях. На потолке такое сделать нельзя – очень тяжело: сила притяжения, краска норовит попасть прямо в глаз или за шиворот.

«Поэтому у нас очень выписанные композиции, даже есть иконописцы, которые считают, что они слишком  детализированы. Мы эту технологию позаимствовали – на холстах расписан храм в Капернауме на Святой Земле, Преображенский храм на горе Фавор, и сейчас многие иконописцы так работают. Вот такая техника фресковой живописи – не совсем фреска, но создается впечатление, что все это написано на стене».    

 

В родной общине во имя священномученика Владимира тоже есть иконописные работы Натальи Емец. У церковных ворот привлекает внимание икона «Церковь – корабль спасения». Наташа рассказывает, что образцом для написания послужила древнерусская икона, но сохранившаяся в плохом качестве. Реконструкция иконы специально сделана в несколько примитивном стиле т.н. «краснушек», когда исполняет не ведущий мастер, а ремесленник.

Также в иконостасе древней Димитровской церкви есть ее икона Страшного суда, а также иконы Димитрия Солунского в Житиях и Собора целебников.

«Это многофигурные иконы, а мне интересно было пробовать себя в миниатюре, и я с удовольствием для нашей общины проделала такой труд. Миниатюру писать долго, и иконописцы считают, что это невыгодная работа. Но приятно делать все, что любишь».

В новом, недавно освященном храме в честь священномученика Владимира до росписи стен пока далеко. Возможно, со временем там тоже появятся работы Натальи Емец. Пока же под сводами большого храма в церковных песнопениях звучит ее голос.

«В общине я около десяти лет. Пришла не с нуля – знала богослужение, устав, потому что  до этого была регентом в храме во имя блаженной Ксении. Но мне настолько близко знаменное пение, что я решила: все, больше никуда не уйду».

Опубликовано: пт, 02/01/2015 - 15:23

Статистика

Всего просмотров 428

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle