Языки

  • Русский
  • Українська

Воздержание до брака важно. А если он второй?

Содержимое

Матроны.Ru

В отличие от других седьмая заповедь всегда вызывала самые бурные споры (как в интернет-пространстве, так и в реальной жизни). Казалось бы, более-менее договорились о том, что если молодые люди вступают в брак впервые, то хорошо бы это делать в целомудрии. Однако как быть второбрачным?

Ведь огромный процент разводов по стране не уменьшается, и церковному человеку, особенно женщине, трудно оставаться одному среди соблазнов мира сего, куда проще снова вступить в брак. Часто я слышу, даже среди верующих, что, дескать, воздержание от интимных отношений до брака — это для молодых, для второбрачных соблюдение заповеди практически невозможно, в особенности если на нем настаивает женщина, а не мужчина, в варианте, когда она глубоко воцерковлена, а он нет. На каждом шагу вспыхивают холивары о «несовпадении темпераментов» и сексуальной несовместимости с общим выводом: нужно сначала пожить вместе, узнать человека, и так ведь уже обожглась. Не берусь давать оценок, просто расскажу о своем опыте.

Со своим вторым мужем я познакомилась в возрасте «ближе к пенсии, чем к стипендии», имея за плечами 12-летний опыт несчастливого брака, предательства, тяжелейшего развода, с потрепанной психикой и совсем не радужными взглядами на жизнь. Отгоревав по советам психологов ровно год, поняла, что, увы, не та я женщина, которая готова жить тихонечко в чистоте и одна растить ребенка или, допустим, уйти в монастырь, как мне советовали некоторые монашествующие священники. Поэтому я зарегистрировалась на одном известном православном сайте знакомств, попутно указав в анкете: «сожительство не для меня». Вообще, такие вещи и правда не для меня. Выходя замуж в первый раз, я была абсолютно нецерковным человеком, совершенно не понимала, что плохого в интиме до брака, однако позицию «так пожить» не разделяла совсем. Видимо, давало о себе знать советское воспитание: зачем мне такие отношения, в которых ни у кого нет ни прав, ни обязанностей?

Пережив в первом браке очень тяжелое потрясение, я пришла в Церковь, где встретила Бога. Глубина покаяния была неописуемой, как у всех неофитов, наверное. Прежние свои взгляды по поводу седьмой заповеди, разумеется, серьезно пересмотрела, и поэтому мне казалось: если я познакомлюсь с мужчиной, имеющем представление о Боге, это будет в некоторой степени гарантией того, что он не станет моментально предлагать интимных встреч. Впрочем, я несколько ошиблась. Разные письма приходили, в том числе и с теми самыми недвусмысленными предложениями и их «объяснением»: дескать, а на что еще может рассчитывать разведенка с ребенком? С парой «кандидатов» я даже встречалась — все достойные люди. Но не оставляло ощущение неловкости: будто ты находишься на рынке, где тебя придирчиво, как «товар», рассматривают и оценивают. Но поскольку человек я довольно общительный и знакомлюсь легко, вступить в разговор с незнакомым человеком никогда не было для меня проблемой, то сильно я не рефлексировала. Откровенно говоря, скорее я просто развлекалась, вступая в переписку и ходя на свидания, — с кем-то было интересно общаться, но и только.

Мой будущий муж написал мне наравне со всеми. Нет, никаких мыслей «вот он!» не было, мы общались в сети спокойно и ровно. Привет-давай попьем кофе-с удовольствием. Правда, когда мы встретились в кафе, сразу начали болтать так, будто знали друг друга много лет. На этом первом свидании со мной случился конфуз: я оступилась на каблуках и позорно грохнулась на пол, еще и скатерть с соседнего столика стянула, пытаясь удержаться. Хорошо, что умею над собой посмеяться: вот, говорю, теперь ты точно меня запомнишь в веренице дев. После этого мы на некоторое время потеряли друг друга из вида, не общались, а потом у меня тяжело заболела дочь. Он узнал, позвонил и предложил помощь. Мы стали встречаться как приятели. Позже муж признался, что не слишком-то я ему понравилась поначалу. Собственно, как и он мне. Мы просто проводили вместе время в выходные: театр, кино-домино, все банально (но для нас особенно). Впрочем, нам всегда было, о чем поговорить, а что до меня — мне никогда ни с кем не было так весело, и никогда ни от одного мужчины я не ощущала подобной заботы.

Однажды, через несколько месяцев после знакомства, он вез меня домой после очередного выхода в свет и признался, что я нравлюсь ему не как друг. В общем, поставил перед фактом, что дружить со мной не намерен. Что ж, сказала я, ты мне очень приятен, но я тоже хочу четко озвучить свою позицию. Исподволь, конечно, я и раньше ее озвучивала: говорила, что сожительства меня не интересуют, только замужество. И секс до брака тоже неприемлем, и не потому, что я «ломака» или манипулятор, а потому что мне важно, чтобы мне не запретили причащаться. Откровенно говоря, не исключала, что человека сдует ветром. Однако вышло совсем иначе. Мой будущий муж согласился встречаться на моих условиях.

Я не скажу, что нам было легко, нет. Было очень сложно: иногда мы убегали друг от друга вечерами, ночами нас мучила бессонница. Положение, как всегда, усложняла моя мама, которая говорила: «Вот дура какая, надо пожить с человеком, узнать его, вон, подружка твоя, Наташка, пожила два года со своим Семеном, и потом только поженились». К слову, та самая Наташка когда-то привела меня в храм, и, живя с Семеном, так ужасно мучилась от положения дел, что закончила тем же — взяла себя в руки и отказала ему в интиме со словами: «Не могу больше, хочу вернуться в лоно Церкви». Семен надулся, потом разозлился и стал кричать: «Что за бред, миллионы так живут!», потом, поняв всю серьезность ситуации, заметался и сделал-таки предложение. Но маме я не сочла нужным об этом рассказывать.

Еще я истово молилась тогда. Вот просто стояла перед иконами и ныла: «Господи, а мама-то права, я такая бестолочь, уже горько обожглась, не дай мне такой участи опять, ведь до сих пор ничего не понимаю, страшно. Если не мой человек — отведи его, Господи!». Была уверена, что Господь-то не обманет. Тогда же мы съездили с дочкой в Муром к мощам святых Петра и Февронии — ясно, о чем я их просила. После молитвы на душе становилось легко-легко, а мой дорогой сразу же звонил или писал. Говорят, что интуиция — это голос Бога внутри тебя. Вполне возможно. Более того, помню, с какими чувствами я в первый раз выходила замуж, во мне все кричало «не делай этого!». Но ведь страсти-мордасти весь разум затмили! Конечно, мы очень много разговаривали. Обсуждали все волнующие темы, и меня невероятно радовало, что человек не врал, не пытался себя приукрасить. Впрочем, я тоже старалась быть с ним честной. Наверное, такие беседы и называют — «договариваться на берегу». К слову, жених мой решил вступить в брак впервые в жизни, «на старости лет», как он шутил. На этот счет моя мама тоже вынесла вердикт: «Такие не женятся никогда, и не жди». Я, впрочем, ничего и не ждала, и вообще вела себя относительно спокойно. Надо — добро пожаловать, не надо — еще лучше.

Помню, тогда прочитала статью Владимира Берхина о воздержании до брака. О том, что соблюдение седьмой заповеди не дает никаких гарантий будущего счастья и отсутствия горестей и скорбей (в чем я тоже достаточно быстро убедилась на собственном опыте, но это не касается наших отношений с мужем — я по-прежнему невероятно благодарна Богу за него). Более того, автор критиковал «магическое православие», пронизанное духом потребительства (я Тебе — хорошее поведение, а Ты мне — хорошего мужа, здоровых деточек и материальный достаток). Главная награда, писал автор, — Христос, и только ради него следует соблюдать заповеди, а больше — незачем. О, как это легло мне на сердце! Именно так! Мой будущий муж, будучи человеком верующим, но не церковным, тоже не понимал: «Зачем мучить себя, если мы влюблены? Можно было бы говорить о воздержании, будучи девственником, а сейчас-то какой смысл?» Мне кажется, статья Владимира тогда многое разъяснила.

Примерно через год мы поженились.

Хочу отметить, что лично мне кажутся надуманными истории про «сексуальную несовместимость» партнеров. Вероятно, это возможно, когда люди физически неприятны друг другу, но ведь такое чувствуется сразу. Мужчине для этого даже за руку тебя брать не нужно — сразу все понимаешь. Но ведь тогда ни встречаться с ним не станешь, ни замуж не выйдешь, — давно канули в лету те времена, когда не было выбора. А если люди влюблены друг в друга, если тебе приятно, когда он как бы невзначай прикасается к твоей руке, щеке, волосам, о какой несовместимости может идти речь? В конце концов, у человека есть язык, чтобы сказать, чего бы ему хотелось в интимных отношениях, это уже вопрос доверия.

Главное, что я вынесла из своей истории: чтобы не идти на компромиссы с собственной совестью, женщина не должна бояться остаться одна. Помню, однажды я вышла из храма после службы в слезах, вызванных очередным ужасным поступком моего первого мужа. Какая-то женщина подошла и спросила, что случилось. Я рассказала, а она тихо ответила: «Дорогая, самое главное — не бойся его потерять». Позже я поняла, насколько это важно. Да, искренне могу сказать, что именно отсутствие страха помогло мне сразу озвучить непопулярную позицию о важности воздержания до брака, о которую многие спотыкаются. Излишне тут, по-моему, говорить, что если мужчина не принимает такую, по его мнению, «странность» (как мне сказал муж: я впервые встретил такую женщину!) и, обиженный отказом, гордо удаляется, — он однозначно не ваш мужчина. Тот, кому вы по-настоящему нужны, совершенно точно примет вас любой: после развода, с детьми, болезнями, престарелыми ворчливыми родителями, а главное, с вашими собственными принципами и убеждениями. В этом я давно убедилась и в доказательствах не нуждаюсь.

И последнее: состояние вашей собственной души гораздо важнее присутствия мужчины рядом, пусть даже и самого распрекрасного.

Александра Орлова

Опубликовано: вт, 26/03/2019 - 19:22

Статистика

Всего просмотров 60

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle