Влияет ли имя на судьбу человека?

Случай из жизни. 

В соседнем доме на нашей улице жила одна супружеская  пара. Елена и Александр были дружные, приветливые, отзывчивые молодые люди. Все у них ладилось, все было замечательно кроме одного – не давал им Господь долго детей. Два года подряд Елена ходила каждое воскресенье на службу в женский Флоровский монастырь на Подоле и молилась перед иконой Богоматери «Утоли моя печали» в надежде на чудо. И чудо произошло! Божья Матерь утолила печаль молодой женщины, послав долгожданного младенца. Не было предела радости супругов и всей родни. Однако радость эта вскоре омрачилась совершенно глупыми спорами, которые возникли среди родственников.

Как только Лена узнала, что станет мамой, то объявила, что сына назовет в честь своего  умершего отца, в котором она души не чаяла. Василий Александрович, отец Елены, был любимцем всей нашей небольшой улицы, где все друг друга знали. Добрейший человек, мастер на все руки, когда он погиб многие очень сожалели. И было совершенно понятно желание   дочери назвать в его память сына. Но не тут-то было! Сильнее всех этому воспротивилась родная тетка, сестра отца. Чего только Лена не выслушала от нее: и называть ребеночка в честь погибшего человека нельзя – будет несчастлив,  его судьбу повторит;  то, что и отчество у него такое же будет, как у покойного - так это вообще недопустимо!  А еще лучше – дать ребенку два разных имени: одно по паспорту и совсем другое – при крещении. И вообще, надо выбрать только какое-то красивое и счастливое имя. В общем, всевозможные суеверные измышления, повергавшие будущую маму в отчаяние. А в довершение всего тетка еще  пообещала, что если Лена ее не послушает и поступит по-своему, то на крестинах она даже и не появится. Лену пришлось успокаивать,  а с теткой нашему приходскому священнику проводить разъяснительную работу.

***

Этот случай совсем не исключение. Скорее — наоборот. Разговоры и размышления по поводу имени  ребенка начинаются во многих семьях еще задолго до его появления. И надо сказать, что с традицией наречения имени связано достаточно много суеверий. И самое первое из них – это то, что имя способно определять судьбу человека, влиять на нее и формировать  характер. Потому нежелательно давать детям имена умерших родственников, имена людей с несчастливыми судьбами и даже имена святых, принявших тяжелую мученическую смерть.

Откуда взялись эти заблуждения?

Возможно, что некоторые из подобных предрассудков сохранились с еще дохристианских времен. И связано это, как правило, с языческими представлениями о судьбе как неизбежном роке и с культом предков, предполагающим некую посмертную мистическую связь между родственниками одного племени.

Существует целая наука антропонимика, занимающаяся изучением происхождения имен и информацией, которая содержится в них. Однако наука эта не имеет ничего общего с бытующими ныне всевозможными околонаучными теориями и той распространенной литературой об именах, которая пользуется большой популярностью у населения. Одна часть  этих теорий опирается на социальную концепцию, другая — ищет механизм влияния на формирование характера человека в эмоциональных, звуковых и даже цветовых особенностях имени. Сторонники подобных суждений полагают, что каждое имя несет в себе информацию о наклонностях человека,  талантах, его умении выстраивать отношения, вести себя тем или иным образом в обществе и даже — о состоянии его здоровья. И, опираясь на эти знания, советуют руководствоваться ими, например, при приеме человека на работу, поскольку существует якобы определенная закономерность, проявляющаяся у обладателей одних и тех же имен. Так ли это?

Никто не станет оспаривать тот факт, что  роль личного имени человека в социуме достаточно велика. Произнесенное имя почти всегда ассоциируется с его носителем, с совокупностью определенных качеств личности, с ее образом и характером. «Имена выражают природу вещей», — писал православный богослов и философ священник Павел Флоренский, посвятивший  исследованию имен одну из своих работ. «До имени человек не есть еще человек», — отмечал он. И действительно, обоснование этому утверждению находим  в Священном Писании.

О выборе имени — в Библии

Первоначальный  пример наречения имени преподал Сам Господь Бог после сотворения первого человека (Быт. 2:25), которого тоже  наделил таким  же даром (Быт. 2:19-20). Дальнейшее библейское повествование показывает, что имена, появлявшиеся на страницах  Писания, отражали особые для священной истории  функции их носителей. В отдельных случаях они менялись, чтобы отметить новое  призвание человека: Аврам на Авраам (Быт. 17: 5), Иаков – на Израиль (Быт. 32:24-30). Часто имена содержали пожелания о каких-то конкретных будущих качествах младенца или роде его деятельности, либо давались с побуждением запечатлеть какие-то  события или случаи, связанные с обстоятельствами появления ребенка (Быт. 25:25, 29:32-34, 30:18-24, 35:18, Исх.2:22). Моисей, что означает «спасенный из воды», именно потому так и был назван, что его извлекли из воды (Исх. 2:10); будущий пророк Самуил (испрошенный у Бога) был действительно выпрошен его матерью у Господа (1 Цар. 1:20). Как правило, первыми видели своих рожденных младенцев матери и отцы. Именно они и подмечали определенные, еще не совсем уловимые для посторонних, характерные черты, на основании которых называли своих детей тем или иным именем, отражающим поведение или внешний вид будущей личности: Исав – косматый, Навал – глупый.

Имя красит/ безобразит человека, или человек — имя

Однако на страницах Библии мы нигде не встречаем каких-либо прямых указаний или фактов, свидетельствующих о том, чтобы имя могло каким-то образом «программировать» жизнь человека. Мало того, из Священной истории видно, что многие ее герои, носящие одни и те же имена, имели абсолютно разные судьбы. Среди упоминаемых в Библии Иуд (хвала Иеговы), есть и родоначальник одного из колен Израилевых (Быт. 35:23), и известный защитник веры и отечества Иуда Маккавей ( 1Мак. 2:4), и предводитель мятежников (Деян. 5:37), и апостол Иуда Фаддей (Лук. 6:16), и, наконец — Иуда Искариот  (Мат. 10:4), навсегда запятнавший это имя предательством. Эти факты свидетельствуют, что лишь жизнь и поступки человека наполняют имя смыслом и могут изменить  его значение, но  невозможно через имя передать качества и свойства, которые формируются в результате воспитания или в процессе жизни.

Наша прародительница Ева, зная об обетовании Божием относительно будущего избавителя, понадеялась, что его исполнение осуществится уже с рождением ее первенца. Именно потому она и назвала сына Каином,  считая его приобретением от Господа (Быт. 4:1). По логике тех, кто полагает, что имя может определять судьбу личности, жизнь Каина должна была бы ему соответствовать. Однако в историю он вошел как первый человекоубийца, которого  вряд ли можно ассоциировать с «приобретением от Господа». И, напротив, Авель (суета, ничтожество) оказался боголюбивым  человеком и стал  первой   невинной жертвой (Быт.4:8).

Вообще история, произошедшая с Каином и Авелем, является ярким примером того, что жизнь личности зависит не от имени, а от ее свободного волеизъявления и от того выбора, который она делает. Слова Господа «если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» обращены были не только к Каину, но ко всему человечеству (Быт. 4:7).

Нарекать ли младенца именем умершего сородича?

Есть в Библии и особые имена, которые еще до рождения их носителей  содержали пророческие указания на будущую миссию. Так было с Иоанном Крестителем (благодать Божия)  (Лк. 1:13), так было и с Самим Спасителем Нашим Иисусом Христом (Лк. 1:31). В традициях еврейского народа в позднейшие времена  было принято выбирать имя новорожденному из известных имен рода – отца, деда или других уважаемых родственников. И никто при этом не боялся, что имя умершего сородича повредит младенцу. Древние языческие народы, отступившие от Бога и впавшие в идолопоклонство, полагали, что имя рожденного младенца должно храниться в тайне, чтобы ему не могли навредить злые духи. Поэтому, чтобы ввести в заблуждения этих духов, они старались давать ребенку по несколько имен, скрывая  первоначальное. Некоторые примитивные племена считали, что если назвать младенца именем умершего родственника, то можно таким образом переселить душу покойного в новорожденного, и тогда судьба ребенка будет похожа на судьбу его предшественника. По-видимому, даже после принятия христианства, отголоски этих верований дожили до нашего времени в виде различных суеверий.
Следует заметить, что в христианстве отсутствует понятие судьбы в ее общепринятом представлении как некой задетерминированной неизбежности или рока. С точки зрения христианской религии, определение судьбы включает в себя реализацию предназначения человека, направленную на раскрытие в нем Образа и Подобия Божия.  Не слепой рок или коварный случай, не безличные физические законы управляют жизнью человека, а Божественное Провидение или Промысел. В Православии существует учение о предопределении, которое утверждает, что мы все предопределены ко спасению. У всех людей, по замыслу Божию, единая судьба – оказаться в Царствии Небесном. «Ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» - пишет апостол Павел (1 Тим. 2:3-4). Благой Промысел Божий направляет человека ко спасению, помогает человеку, подталкивает его на путь праведности. Однако осуществление этого предопределения зависит исключительно от нашего свободного выбора. Поэтому предопределение имеет условный характер. И в этом плане имя человека нисколько не влияет на его жизненный  путь и, тем более – на его  будущую вечную участь.  

Православная традиция и развенчание мифов

В Православии существует своя многовековая традиция наречения имени. Раньше наречение христианского имени, по уставу Церкви, совершалось до крещения в восьмой день по рождению младенца – по примеру Спасителя Христа (Лк. 2:21), и составляло одно из подготовительных к нему действий. В настоящее время наречение имени происходит обычно в день Крещения, перед чином оглашения. Таким образом,  при Крещении, человек получал от Церкви имя, которое выбиралось по одному из нескольких правил. Чаще всего ребенка называли в честь святого, память которого приходилась либо на день рождения, либо на день наречения имени, либо на день Крещения.

Сегодня Крещению предшествует гражданская регистрация новорожденного. К этому моменту родители уже, как правило, определяются с именем, которое и вписывается в свидетельство о рождении. Если выбранное имя отсутствует в Православном месяцеслове, то священник рекомендует выбрать православное имя, схожее по звучанию. Одно время существовал в нашем обществе обычай давать детям имена в западноевропейской форме: Анжела, Жанна, Илона, Ян, Леон. Такие имена священник переводил в церковнославянскую форму при совершении Таинства Крещения. Бывает, что ребенка нарекают по обету, в честь определенного святого, которого избирали заранее и молились ему. Однако все, что касается наречения имени, носит рекомендательный характер, и родители вправе выбрать ребенку любое имя.

Христианская традиция называть детей в честь святых – мера воспитательная. Очень важно иметь положительный жизненный пример и образец подражания для нравственного развития личности. Но чтобы  жизненные  нормы человека совпадали с жизненными принципами святого, необходимо соответствующее воспитание и волевые усилия самой личности. Имя святого не делает человека святым. Не бывает имен счастливых или несчастливых. Бывают просто имена труднопроизносимые и трудно запоминающиеся, которые могут стать поводом для шуток над человеком. Таких имен нужно просто предусмотрительно избегать, проявляя рассудительность:

                                       Если только ты умен,
                                       Ты не дашь ребятам
                                       Столь затейливых имен,
                                       Как Протон и Атом.
                                                
                                       Пусть поймут отец и мать,
                                       Что с прозваньем этим
                                       Век придется вековать
                                       Злополучным детям, -
написал  когда-то советский поэт Самуил Маршак в своем стихотворении «В защиту детей».  Абсолютным заблуждением является также утверждение, что на характер девочки может повлиять данное ей имя, имеющее мужское происхождение: Александра, Василиса, Феодора и др. Если родители такой дочери дадут ей правильное воспитание, то ее врожденная женственность никогда не превратиться в мужеподобность. Не имя творит судьбу человека, а  человек одухотворяет имя своей жизнью и поступками.
***
...В конце этой весны я повстречала на улице радостную Елену, гуляющую с коляской, в которой мирно и царственно посапывал замечательный младенец Василий, абсолютно не ведающий о тех баталиях, что разразились среди родственников еще до его появления на свет. Само небо вступилось за этого ребенка, вымоленного матерью у Бога. Опережая все сроки, он родился на праздник Обрезания Господня и в день памяти святителя Василия Великого. Необходимость выбора имени разрешилась сама собой.

Теги

Опубликовано: чт, 03/09/2015 - 17:00

Статистика

Всего просмотров 7,071

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle