Варсонофий Великий и тайна богообщения. Ч. 1

Чем так велик прп. Варсонофий и что нам о нём известно?

Однажды епископ Феофан Быстров спросил свт. Вениамина Федченкова, знает ли тот Варсонофия Великого?  «Нет», – отвечал Вениамин.  И Феофан грустно сказал: «А ведь он великий…»

Чем же велик Варсонофий и что нам о нём известно? Год рождения святого не установлен в точности. Родился в Египте. Получил хорошее образование.

Впоследствии удалился в монастырь аввы Серида в окрестностях Газы Палестинской. Более 50 лет святой жил уединенно в качестве отшельника в стенах монастыря и в пустыне. Варсонофий обладал даром чудотворения, в том числе воскрешения умерших. Сохранились духовные поучения Варсонофия Великого и его переписка со святым Иоанном Пророком, записанные аввой Дорофеем, который был его учеником.

Часто Варсонофий Великий упоминается вместе со своим учеником Иоанном Пророком. Иоанн чтил Варсонофия, любил его и говорил: «Старец в Боге, и я с ним, и вместе мы – одно».  Умер подвижник в 563 году.
Прп. Варсонофий – человек, достигший высших мер благодати, того, о чём в «Добротолюбии» сказано, что самое высокое на земле – состояние апостолов и тех, кто им равен в благодати. Выше и больше этого человеческое тело на земле уже не вмещает. Варсонофий о себе говорил, что мог бы до Второго пришествия обходиться без еды, воды и одежды и не нуждаться в этом, так как его укреплял Дух Святой.

Когда человек живёт по Богу, в его жизни постепенно начинают происходить божественные события и чудеса, и всё это становится частью его бытия.

Старец Ефрем Филофейский: «Подобно тому, как меняется тело, меняется и душа. Если человек приближается к Богу, то начинает более воспринимать Божественное. Дотрагиваясь до тела, мы узнаём, тёплое оно или холодное, проводим рукой по одежде – и устанавливаем, что она мягкая, касаемся мебели – и выясняем, что мебель твёрдая. Прикасаясь к вещи, мы определяем её свойства. Так и с душой: если мы приближаемся к Богу правильно, то воспринимаем действие Божественных энергий. Когда мы молимся, то становимся способны ощущать, например, любовь Божию, радость, мир, Премудрость и Благоутробие Божии. И сами мы при этом становимся милосердными, просвещёнными, приобщаемся любви и очищаемся. Бог чист – и человек с Ним делается чистым, потому что принимает от Бога силу и очищает себя. Так постепенно душа исполняется красотой в очах Божиих».

Рассмотрим в связи с личностью Варсонофия Великого несколько вопросов.

Образование святого

Варсонофий был хорошо образован. Образован был и его ученик, авва Дорофей, и Варсонофий не видел в этом никакого препятствия к спасению, но направлял ученика, пользуясь и его образованностью в том числе.

Вообще святые отцы считали, что разум нужно не отбросить, а обожить. Они были открыты к знанию. Иоанн Дамаскин, Блаженный Августин, Василий Великий много пишут в своих книгах о достижениях современной им науки. Сейчас эти фрагменты кажутся нелепыми, но это не вина отцов – они доверяли современному им знанию.

Например, свт. Феофилакт Болгарский рассказывает о происхождении жемчуга в море так: моллюск раскрывает раковину, и туда бьёт молния, молния рождает раковину. Это древнее научное предположение он связывает с Рождением Христа от Девы по наитию Духа.

Подобные примеры есть и у Дамаскина. Однако это естественно, так как научная картина мира менялась много раз. Поэтому здесь нам важно само доверие отцов науке.

Григорий Богослов цитировал языческих авторов не реже Писания.

Василий Великий перенимал знания у язычников, конечно, пользуясь методикой святого апологета философа.

О. Сергий Булгаков пишет: «Христианство из греко-римской культуры избирает и воспринимает своё, то, что принадлежит ему как христианство до Христа».

Например, Сократ говорил, что Бог видим в Своих деяниях, что истинное познание исходит от Него и должно вести к Нему. Он с удивительной для язычника чуткостью заметил, что добродетели и пороки каждого человека сказываются на судьбе всех грядущих поколений, на всём космическом порядке вещей. Нетрудно заметить, что святым подвижникам была открыта вселенская связь всего со всем и влияние личного греха на осквернение мира.  Сократ, не имея прозорливого вникновения христианских подвижников, за много столетий до них говорит то же самое. Это возможно, так как Бог даёт подлинный авторам вникновение в мир и его суть.

Христиане, подобно этому, брали из язычества. Всё это присутствовало и в христианстве, но ещё не было выражено такими красивыми словами.

Христиане заимствовали также некоторые методы и аспекты знаний из античной науки. Логические законы, искусство спора. Перенимали и конкретные знания.

Поэтому Василий Великий благословлял христиан изучать античных авторов и сам их штудировал.

Ведь свет античности – свет христианского Бога. Так это понимали такие отцы, как Григорий Богослов. Античность об этом не знает, но мы знаем. А нам дорого всё Господне.

Многие отцы имели лучшее для своей эпохи образование. Таковы и наши современники: Николай Сербский, Иустин Сербский.

И всем им приходилось выслушивать обиды со стороны неучей, которые всех хотели видеть столь же невежественными.

Архимандрит Киприан Керн пишет об этом: «Отцы классической эпохи православного богословия – святитель Афанасий, каппадокийцы, святой Максим Исповедник, патриарх Фотий, святой Иоанн Дамаскин и многие другие – были для своего времени представителями самой широкой интеллектуальной культуры. Они стояли на уровне утонченной элиты той эпохи... Они в совершенстве знали философию, риторику, математику, музыку... Отдавая бесспорное первенство духовной подготовке и благочестию, они нисколько не опасались того, что светская образованность как-то сможет помешать их благочестию и духовности. И на самом деле, ни их смирение, ни их вера, ни их молитвенный подвиг не страдали от того, что они знали Платона, Аристотеля, Гомера, Вергилия и подобных. Кто хотя бы немного углубился в изучение патристики и читал святых отцов хотя бы в издании Миня, тот не может не удивиться образованности и высокому уровню тех, кого хотят представить простачками и обскурантами. Обскурантами и простачками их хотели именно представить враги христианства Лукиан, Цельс, Юлиан, но на самом деле святые отцы поражали даже язычников своей ‟внешней”, то есть интеллектуальной подготовкой».

Киприан Керн из этого факта делает важный вывод о необходимости для христианина интеллектуальной подготовки, хотя бы в миссионерских целях. Всегда хорошо знать историю, литературу, науку лучше своего собеседника, чтобы помочь ему увидеть во всём следы Божии.

Одна студентка, учившаяся на духовном факультете, рассказывала, что до прохождения учёбы не могла спорить со своим учёным мужем на тему Церкви. А после того как выучилась, легко побеждает мужа, когда тот выдвигает против Церкви некие нелепые обвинения.

И ещё одно. Есть древний апостольский принцип: вначале – душевное, потом – духовное. Знания и культура и обеспечивают душевное у человека, так как эта душевность на самом деле коренится в Духе.

Один священник рассказывал о своем посещении оптинского старца игумена Феодора Трутнева такую историю:

«Душа горела любовью к монашеству, желанием непрестанной молитвы, подвига и поста. И вот я подошёл к игумену Феодору (Трутневу):
– Батюшка, благословите ‟Добротолюбие” читать.
Он посмотрел на меня со своей неизменной мягкой улыбкой и сказал:
– Не надо, ты сейчас лучше сказки читай…
Вот такой неожиданный был ответ, но как я сейчас понимаю, глубокий и мудрый. Ведь что главное в сказках? Да то же, что и в ‟Добротолюбии”».

К одному старцу на Афон приехал юноша и спросил, книги каких святых отцов ему старец посоветует читать. А старец ему: «Читайте Диккенса». И в ответ на удивление юноши он объяснил, что, прежде чем стать святым, надо стать хорошим человеком.

Святой Варсонофий Оптинский: «Русская литература, в ее лучших представителях, в лице ее политических гигантов, там, где она кипит высшими творческими замыслами, есть литература пророческая по преимуществу. В ней все стремится к Небесам чистейшим пламенем увлечения и восторга. Это литература, вся сила которой в ее патетическом искании высшей правды, высшей справедливости, Живого Бога, живого человека. В ней все мотивы человеческой жизни сведены, как это и должно быть в литературе великой, к своим нравственным религиозным корням».

Блаженный Иероним: «Читать древних, одобрять некоторых, усваивать, что хорошо в них, и не отступать от веры Церкви».

Святой Иоанн Дамаскин: «Если мы сможем получить что-либо полезное для себя из внешних писаний, то и это не запрещено… наилучшие мысли возьмём себе».

Обратимся и к Библии: «Каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме её вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими сыновей ваших и дочерей ваших, и оберёте Египтян» (Исх. 3:22).

Святой Григорий Нисский и Блаженный Августин толкуют это место сходным образом. «Заготовлять богатство внешнего образования, которым украшаются иноплеменники по вере. Ибо нравственную и естественную философию, геометрию и астрономию, и словесные произведения, и всё, что уважается пребывающими вне церкви, наставник добродетели повелевает взять в виде займа у богатых подобным сему в Египте, хранить у себя, чтобы употребить в дело при времени, когда нужно будет божественный храм таинства украсить словесным богатством» (Григорий Нисский).

Разноликая святость

Однажды святой Варсонофий Великий сказал: ему было открыто во время молитвы, что Бог в его время хранит мир от бед и гибели по молитвам троих человек. Один из них – сам Варсонофий. Имена и место проживания двух других он также сообщает.

Интересно, что ни в хрониках, ни в легендах не упоминается о тех двоих равновеликих Варсонофию людях. Известно только, что оба они из больших городов и не монахи. И это не единственный пример того, что святые живут рядом с нами, но большинство из них неизвестно миру.

Например, когда Антонию Великому пришел помысел, что он самый совершенный, то Бог отправил его в Александрию, сказав, что Антоний не достиг ещё меры одного женатого сапожника. Антоний посетил сапожника. У того была всего одна добродетель – он любил жену. И Антоний увидел, что он, монах, не достиг ещё такого единения с Христом, как этот сапожник со своей женой.

Эти и подобные им истории говорят о том, что святость разнолика. Большинство святых – это миряне, лаики. Но мы не узнаем ни их имён, ни кем они были. Они не прославлены на земле и не канонизированы Церковью. Святость монаха, чудотворца или прозорливца легко отследить. Святость общественного деятеля или церковного писателя ясна. Но святость какой-нибудь девушки, которую всю жизнь муж бил, а она терпела, незаметна никому, кроме Бога. Но это не означает, что её святость меньше. Как мы видим, многие из них незаметными терпением и любовью превзошли даже воскрешающих мёртвых.

Артём Перлик

Опубликовано: чт, 20/02/2020 - 17:40

Статистика

Всего просмотров 1,140

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle