Тихое счастье

Рассказ из цикла «Кухонные монологи».

– ...Я по рождению мусульманка, потом уже взрослой крестилась, а муж крещеный еврей. Жизнь у меня самая обыкновенная, ничем не примечательная. По образованию филолог, но по специальности никогда не работала, не вышло по семейным обстоятельствам. Всё мое время было посвящено семье. Самое главное богатство – наши дети. Все трое медалисты, на репетиторов денег не было, мы очень нуждались. Каким образом их вырастили, сейчас понять не могу. Какая-то постоянная цепочка чудес. Я и к вере пришла, их по очереди вымаливая. В начале было у меня несколько выкидышей и потому очень унывала, просила у Бога ребеночка. Обнаружила очередную беременность и каждый день перед иконами на коленях:

– Господи, сохрани его! Чтоб здоровый был! Дай хоть до обеда додержаться.

Дожила до обеда без кровотечения. Слава Богу! Потом снова прошу.

– Помоги, Господи, еще один день прожить!

И так всю беременность.

Родился сын Илья. Потом второй – Дмитрий. И все с постоянной угрозой не доносить. Потом забеременела на дочку Аню. Врачи пугали синдромом Дауна, настаивали на аборте. Я ни в какую. Потом случайно узнала, что у них не выполнялся план на сдачу абортированного материала сроком от 22 до 28 недель, который особенно ценится для кремов. И многих женщин врачи так пугали, чтоб деньги на этом заработать. На мне их схема не сработала. В итоге родилась моя доченька совершенно здоровой, без всяких синдромов.

Пока дети росли, мы с мужем жили их интересами, ходили в походы с палатками, вместе делали стенгазеты, ну и в церковь, естественно, вместе. Оба мои сына теперь алтарники.

Я сама тоже при церкви работаю один день в неделю в знак благодарности Богу за всё хорошее, что даровал. По благословению нашего духовника веду дневник, куда записываю все мелкие чудеса, которые случались в течение всей нашей совместной жизни, как Господь чужими руками управлял наши дела. Чтобы потом нашим внукам было что почитать.

Помню, для института среднего нам нужна была большая сумма, а взять неоткуда. И вот пошла я по обыкновению в тот день в церковь подсвечники чистить во славу Божию. Разговорилась со свечницей о своей боли. Марией зовут. Тоже, кстати, крещеная еврейка. Она меня слушала, слушала и говорит неожиданно:

– Сколько вам денег нужно?

– 4000 долларов, – отвечаю убито. – И достать негде. И так ипотечный долг на нас висит.

И вдруг она мне говорит:

– Я вам свои дам. Вернете потом кусками. У нас заначка есть.

Я аж испугалась.

– Вы же меня совсем не знаете. А вдруг я с деньгами убегу.

Она смеется.

– Не убежите. Вы тут уже который год подсвечники чистите. Я за вами давно наблюдаю.

И на другой день мне всю сумму принесла и дала без расписки. Под честное слово. Мы всё потом вернули. Бог помог.

Очень много такого было, всё и не вспомнишь при разговоре.

Все дети у нас очень отзывчивые. Часто себе во вред. То за других до ночи рефераты пишут, то чужие проекты просчитывают. Еще в школе, помню, учительница физики меня вызвала и выругала:

– Вы для какой жизни их таких воспитали?

Я растерялась и говорю:

– Для этой. Всегда им внушала: «Как хотите, чтоб с вами поступали, так и вы с людьми поступайте! Уступайте, помогайте. А если кто обманет, не осуждайте!»

Учительница на меня смотрит, как на ненормальную.

– Они очень отличаются от остальных, – говорит. – Такое впечатление, что в монастыре все выросли. Нельзя так. Надо же их как-то тренировать для окружающей среды.

Сейчас мой старший сын окончил институт, но в депрессии. Не может себя найти. Вот молимся о нем. И псалтырь каждый день с мужем читаем, чтоб он из этого состояния вышел. И вы помолитесь... Надеемся на милость Божью. И не из такого нас выводил...

Мариам Сараджишвили

Теги

Теги: 

Опубликовано: чт, 20/01/2022 - 11:08

Статистика

Всего просмотров 1,470

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle