Языки

  • Русский
  • Українська

Тайна мистической «Тератургимы», или Духовный ликбез с иллюстрациями для современника

Содержимое

Нет чудес лучше тех, которые являет сама жизнь.  

От чудес и совпадений «зашкаливали приборы» — признается редактор «Тератургимы» и куратор проекта. Именно т.н. «совпадения» постоянно преследовали авторов во время переиздания таинственного трактата.

«Тератургима» была второй книгой после «Патерика», напечатанной в типографии Киево-Печерской Лавры в 1638 году. Однако за 400 лет она оставалась тайной за семью печатями даже для историков...

О чём монах Афанасий написал в «Тератургиме»?

Одно из значений греческого слова «тера» — чудо, суффикс -ург обозначает совершителей действия: демиург, драматург, хирург. В целом «Тератургима» — «те, кто творят чудеса» или «чудотворцы». Так почти 400 лет назад назвал свой труд монах Киево-Печерской Лавры Афанасий Кальнофойский, который собрал под обложкой «Тератургимы» описания 67 великих чудес и невероятных историй, свидетелем которых был сам или слышал о них от очевидцев.

В них рассказывается, как Богородица с сонмом ангелов идет по Лавре, осматривая братские кельи и скорбит о раздорах, борьбе за власть и имущество в Ее Доме. Как в день памяти преподобного Феодосия Печерского, он явился на праздник и занял кресло архимандрита, увидев, что наместник увлекся беседами с гостями и не пришел вовремя на службу. Как святые и ангелы спустились из Горнего Иерусалима петь и славить Бога в Успенский собор, Великую церковь Богородицы, когда монахи, испугавшись мороза по немощи человеческой, совершали богослужение в Теплой церкви, соседствующей с Трапезной. Как мертвец, поднятый со дна реки, через два часа после утопления и воскрешенный молитвами к Богородице, придя в себя, сразу отправился в Лавру вместе со всеми родственниками и друзьями исполнять обет, данный ими Царице Небесной.

Чудо умножения пива и кваса в пустых лаврских бочках в день престольного праздника наглядно показывает, что не оскудевает рука дающего. А чудо побития градом лаврских полей за прижимистость начальника, велевшего прогнать просителей из трапезной, вразумляет скупцов жалеющих милостыню. «Тератургима» приводит в трепет рассказами, как преподобные Антоний и Феодосий зримо являются изгонять бесов к болящим, прикованным на ночь в пещере. Какие ужасы случаются со святотатцами, покусившимися на святые мощи. Как гнев Божий поражает церковных воров на месте преступления, а милость Его исцеляет калек, слепых и немых, кающихся в грехах на глазах изумленных родичей и монахов.

«Тератургима» — практический духовный ликбез с примерами и живыми иллюстрациями для «продвинутого» современника

Одним словом, тут чудеса, как в Евангелии. Потрясающие до глубины души и, вместе с тем, отрезвляющие, просвещающие и укрепляющие. Практический духовный ликбез с примерами и живыми иллюстрациями для «продвинутого» современника, который слился с компьютерной реальностью и как рыба в воде плавает в волнах онлайна. Но при этом в упор не видит причинно-следственной связи между совершенным преступлением и настигшим наказанием, даже если его попущено бить по голове обухом.

Еще два года назад я ничего не знала о «Тератургиме», что и не удивительно. О том, что такая книга существует, по большому счету знало с десяток историков. Однако содержание издания, за исключением небольших фрагментов, оставалось тайной и для специалистов. Собрание чудес было записано на старопольском языке, носителем которого, по всей видимости, был автор, и за без малого 400 лет никто так и не смог перевести таинственный трактат. А между тем «Тератургима» была второй книгой после «Патерика», напечатанной в типографии Киево-Печерской Лавры в 1638 году. Вместе с «Печерским патериком» они составляли диптих.

Но если «Повесть временных лет» прп. Нестора Летописца — это летопись, утверждения в нашем Отечестве веры Христовой, эпическая история начала Святой Руси, а «Патерик» — повествование о жизни и подвигах Печерских подвижников, первых русских святых, то «Тератургима» рассказывала о чудесах, совершенных нашими первопроходцами в Горний Иерусалим, уже после их отшествия. Это квинтэссенция их духовного делания. Похоже, сей трактат о чудесах – одна из самых мистических книг отечественной церковной литературы. В ней миры временный и вечный, осязаемый и невидимый, материальный и духовный взаимодействуют насколько явно и в то же время сверхъестественно, что сдвигают внутри стандартные шаблоны и настройки. Это как нарисованный очаг в каморке папы Карло — вдруг на твоих глазах разгорается настоящим живым огнем, оттаивая и заставляя биться окоченевшее в лютых мразех тартара сердце.

То, что в 2013 г. трактат был поднят из-под толщи веков, — промысл Божий и молитвы преподобных. Это мировая сенсация

Такой духовный клад мог быть скрыт только промыслом Божьим по одному Ему ведомым судьбам. Теми же судьбами он был поднят из-под толщи веков в 2013 году. Это событие – сенсация международного значения. Возникновение этой книги из забвения не имеет аналогов в нашей истории. Оказалось, об этом сенсационном послании из древности в ХХI век существуют даже пророчества, в которых говорится, что в последние времена преподобные святые Печерские возвысят свой голос и скажут миру свое веское слово.

О «Тератургиме» мне довелось узнать, когда готовила статью для издания Киево-Печерской Лавры. Три истории из трактата ошеломили и заинтриговали. Бросилась искать остальные. Но выяснилось, что книга существует только в трех экземплярах первопечатного оригинала в отделе «Стародруков» Научной библиотеки им. Вернадского, и еще один экземпляр хранится в библиотеке Гарвардского университета. В это невозможно было поверить. Загадочный старинный трактат, собрание расчудесных историй, уникальный мистический труд – и не издан. И следом пришло – издать!

О подобном обычно говорят «положили мысль на сердце». Причем активно, неотвратимо и строго. Отбиться от этой мысли или проигнорировать ее было невозможно. Делай и всё — быстро и без ненужной рефлексии. Все «разумные» доводы о том, где найти тех уникальных специалистов, которые с ней справятся, откуда взять деньги на такое особое издание, почему надо торопиться к следующему лету, когда такие проекты крупные издательства ведут годами, в расчет не принимались. Лишь телеграммой-«молнией» передали мысль – «это будет чудо от начала до конца».

Так оно и было: чудо от начала, и где конец ему не вем. Причем масштаб чудес ошеломлял и даже иногда пугал. Истинно то, что книга эта появилась благодаря преподобным Печерским, это они ее сделали вопреки всем страхам, недоумениям и попыткам удрать с линии фронта. Их прямое участие было ощутимым и конкретным.

Мироточивые главы Печерских преподобных

На поиски переводчика со знанием старопольского. И нашли мы ее в... Англии

Первым важнейшим делом было найти переводчика — не просто специалиста супер-класса, поскольку перевод был высочайшей степени сложности, но человека, знающего проблематику и специфику источника, имеющего достаточно времени, чтобы сосредоточиться на «Тератургиме». Пару месяцев мне дали поискать на местности, похоже только для того, чтоб подчеркнуть всю ничтожность усилий от ума, связей в миру, т.н. целевого подхода и прочих производных человеческой гордыни и самонадеянности. Ничего не сработало. Развернутые поиски в пределах Украины, пробы перевода и переговоры с несколькими кандидатами среди лучших полонистов подтвердили, что нужного специалиста для нашего проекта здесь нет. И когда редактор окончательно «скис», того уникального переводчика, наверное единственного в мире подходящего по всем позициям для этого труда, преподобные дали в течение суток — благословили. Хотя переводчица находилась в Англии, где проживает с мужем в пригороде Лондона, за несколько часов до того, как с великим воодушевлением согласится на перевод, понятия не имела о нашем проекте.

Полонист Ольга Бигун помимо всех профессиональных достоинств, по рождению оказалась киевлянкой, дочерью известного украинского профессора-историка. Ее мать четверть века руководила в Киево-Печерском заповеднике отделом старинной книги, а сама Ольга когда-то водила на экскурсии по пещерам иностранцев. Ольге и мне одновременно положили неотступную мысль связаться с одним и тем же человеком в Польском институте культуры (которого я ни до, ни после ни разу в жизни не видела) и синхронно задать конкретные вопросы. Так состоялся наш «коннект».

Ещё одно чудо — деньги на издание поступили именно в «нужный» день

Деньги на издание, причем сумму по нынешнему времени немалую, дали ровно в тот день, когда надо было немедленно оплачивать типографию, чтобы попасть в срок – ко дню памяти преподобного Антония Печерского, основателя Лавры и родоначальника всего русского монашества. Причем нужная сумма была дана не благотворителем-меценатом, которых мы перепросили в количестве не меньше трех десятков. Она появилась «с того света» как и было обещано несколько раз в телеграмме-мысле-молнии в ответ на унылые всхлипы, что денег взять неоткуда и непонятно, для чего мы год работали в авральном режиме. Этот эпизод – в высшей степени мистическая история, подробности которой до конца еще не осознаны и не пережиты, поэтому много не скажешь.

Символично, что пришла она за «Поминальную молитву». Таково название вещи, которое в данном случае звучит как пароль. Это «Поминальная молитва» в буквальном смысле, поскольку оба человека, очень известных и многими любимых, имеющих к ней непосредственное отношение, покинули временный мир. И вышло так, что книга была подписана в печать в день упокоения одного, а тираж пришел в день упокоения другого — на вечерню дня памяти прп. Антония Печерского. Хотя для спокойствия хотелось сделать это раньше и заблаговременно, но, несмотря на все старания, форсаж, скрежет зубов, ничего не вышло.

Трапезная

Юбилейные даты-«знаки», или Кто благословил выход «Тератургимы» спустя века?

Даты как печати ставились в те дни и сроки, где им надлежало стоять. Чья-то невидимая рука твердо и неотвратимо руководила процессом. Символическими событиями-совпадениями и знаками-датами как гербами и клеймами был опечатан весь процесс возвращения «Тератургимы».

В 2013-ом отмечались ключевые даты в истории народов Руси и всей православной культуры в целом: 1150 лет просветительской миссии св. равноапостольных Кирилла и Мефодия, 1025 лет крещения Киевской Руси, 1000 лет как пр. Антоний Печерский первый раз пришел со Святой горы Афон в Киев, образовав духовный мост между вторым и третьим земными Уделами Богородицы. В 2013 году исполнилось 900 лет, как прп. Нестор Летописец завершил составление «Повести временных лет» — важнейшего исторического документа эпохи, основу и источник всех наших знаний о Руси. И 400 лет дому Романовых, царей-помазанников Божиих, принявших правление на Руси после трагических времен великой смуты и польскокатолического засилья.

А вскоре после этих событий в Киево-Печерском монастыре по благословению св. митрополита Петра Могилы вышла «Тератургима». Но в «небесной канцелярии» устроено было так, что лишь в 2013 году с ее страниц православный монах Афанасий Кальнофойский, поляк по происхождению, воззвал к нам нынешним, потомкам и наследникам Печерских угодников: «Не то что говорить, но даже помыслить об отступничестве – это смертный грех. Русские! Пусть учитель Нерона, язычник, пристыдит вас, господа и дамы, а также человека любого сословия, переходящего из одной веры в другую, меняющего свой облик подобно Протею. Кто же так поступает, истинно о том написано: кто единожды потерял веру, тому больше нечего терять».

Можно лишь попробовать объяснить, почему «Тератургима» появилась только сейчас. Она — совершенно определенное послание от преподобных Киево-Печерских для их последних наследников и соотчичей. Святые Печерские первыми проложили путь в Царствие Небесное не только себе, но и всем русичам следующим за ними. В «Тератургиме» были впервые даны не только карты пещер, где хранятся их святые мощи. Там оставлены карты, ведущие на нашу вечную Родину, истинное Отечество, где они остаются нашими ходатаями и связными. Тем, кто может и хочет идти этим узким путем, в нужное время возвращена дивная книга для сугубого укрепления веры.

«Тератургима» — это великие чудеса великих святых. От совпадений «зашкаливали приборы»

Говорят, случай – псевдоним Бога. Вышло так, что первое благословение на издание «Тератургимы» дал архимандрит, чадо духоносного старца, от которого известно пророчество о том, что преподобные Печерские еще скажут миру свое слово. Эта «случайность» выяснилась, уже после того, как книга вышла. Когда с изданием все еще было зыбко и туманно, мы были проездом в неком городе, где вдруг разговорились с седым благообразным монахом. После презентации «Тератургимы» в Киево-Печерской Лавре мы решили найти архимандрита и подарить ему книгу. «А ведь об этой чудо-книге есть пророчество старца Серафима Тяпочкина, – говорим. – Слышали про такого? – Да, – смиренно прорек инок, – это мой духовный отец».

Воистину у Бога тысяча лет как один день и один день как тысяча лет. Круг замкнулся. События тысячелетней истории сжались в точку. Страх Божий нашел и не отступал. «Тера» – это ведь не просто чудо, это страшное, невыразимое чудо. От совпадений «зашкаливало приборы». Голова запрокинулась в небо. Ты не видел, но чувствовал на себе всевидящее око Божье, которое смотрит в сердце каждого.

Так сбылись пророчества: преподобные Печерские вышли дверью «Тератургимы» сквозь века и миры, чтобы собрать свое наследие накануне последней битвы Света и тьмы. Их оружие – чудеса. Их полномочия – от создателя Вселенной, Драматурга истории мира, Хирурга, спасающего души для вечной жизни. «Тератургима» инициирует спасительное чудо в жизни тех, кто принимает ее послание.

Опубликовано: сб, 07/03/2015 - 15:44

Статистика

Всего просмотров: 10

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle