Святые — какие они?

Сайт Горловской и Славянской епархии

Можно ли определить святого человека по внешнему виду или поведению?

Есть ли святые среди нас? Что их объединяет? А в чём отличия? Как понять, что перед вами — псевдосвятой человек?

Не все святые известны

Мы знаем святых, которые явлены Богом — это люди, чьи имена мы видим в святцах. Господь акцентирует наше внимание на них, Он как будто говорит: обратите внимание на жизнь этих людей и возьмите их себе в пример. Мы называем их святыми и верим, что они пребывают у Престола Божия, в Царствии Небесном. Но имена, известные нам из святцев, — это только малая часть святых, живших на земле. В Царствии Божием великое множество людей, имён которых мы не знаем — по каким-то причинам они нам не явлены. Возможно, так же не явлены нам и святые, живущие сейчас среди нас.

Нет похожих святых, как нет похожих людей. У каждого из них — свой, индивидуальный путь. Даже если рассмотреть лики святости — те духовные подвиги, которыми святые прославились, — всё равно все разные. Допустим, взять святителей. Казалось бы, все они были в одном сане, но среди них нет одинаковых. И среди преподобных тоже. Более того: если попытаться построить свою жизнь по духовным лекалам какого-то святого, и у нас получится достигнуть положительного результата, это будет наша личная святость.

В чём заключается святость?

Святость — это вектор движения человеческой жизни. На литургии мы говорим: «Горе имеем сердца». То есть на каком-то определённом этапе жизни человек решает, что главное в его жизни — быть со Христом. Так начинается путь святости. Верующий выбирает это направление и следует ему. Это направление — та черта, которая роднит святых. А далее начинаются различия: кто идёт гладким путём, кто приходит к святости через пустынножительство. Один карабкается по горам, другой уединяется в лесной глуши. Стать святым можно на поле сражения или на царском троне, изучая науки или отказавшись от своего разума, как Христа ради юродивые. Путей сотни, но общее у них одно: направление. Это Христос. Святые хотят быть с Ним.

Объединяет святых преданность Богу и Церкви, а также чистота сердца, потому что без неё невозможно увидеть Бога. Внешность же может быть разной, да и поступки в одних и тех же ситуациях — тоже. Например, святитель Иоанн Златоуст, когда хотел принять монашество, послушался свою маму: она упросила его сначала похоронить её, а потом идти в монахи. А преподобный Феодосий Печерский ушёл в монастырь, не послушав маму — она приезжала к нему и говорила те же самые слова, но он остался в обители. Решения совершенно разные, но и тот, и другой — святые. Они нашли Христа и свою дорогу к Нему. Ещё один пример: Христа ради юродивый — и царь. Василий Блаженный и Николай Второй. Что может быть между ними общего? Первый отказался от своей воли и в этом приобрёл Христа. Второй, когда его подстерегала опасность потерять Христа, предпочёл потерять всё внешнее, но остаться со Христом. И это их объединяет.

Святого не определишь по одежде, манере разговора, образованию. Вот на иконах святая Ксения Петербургская, которая сорок пять лет прожила на улице, а рядом — императрица Александра. На первый взгляд, между ними — пропасть. Наверняка большинство людей признает, что, если женщина следит за собой, красиво одевается, пользуется духами, то она не может быть святой. Но тогда почему среди святых есть императрица Александра и её сестра — преподобномученица Елисавета? Наличие дорогих духов не говорит о том, что человек не может быть святым. У него свой путь, на который его поставил Господь. Но, когда приходит испытание, человеку надо от чего-то отказаться, чтобы остаться со Христом — и он от этого отказывается.

Как распознать святых?

По поступкам. Как пишет один угодник Божий, каждый из нас может в любой день на некоторое время стать чудотворцем, для этого нужно поступить против своего естества. Что такое чудо? — это когда предмет, обладающий определёнными свойствами, вдруг не являет их. Например, если мы ударим камень, и он окажется мягким — это чудо, потому что естество камня другое: он должен быть твёрдым. Так и человек. Вас оскорбили, и естество требует ответить так же. Но если человек промолчит, он поступит против своего естества, которое требует агрессии, мести. Желая быть со Христом, он не может оскорбить образ и подобие Христово, пытается не поддаться искушению — и на какой-то момент у него получается. Это и есть святость. Да, после этого могут быть падения, трудности борьбы со своими страстями, но нежелание творить дурное являет святость человека. Если вы столкнулись с человеком, и он на зло ответил добром, знайте: он проявляет качества, которые называют плодами Духа Святого. Значит, этот человек стоит на пути святости. Да, он ещё не святой, но на пути к этому. Он борется за святость, пытается её реализовать в своей жизни.

Очень полезно читать жития святых, которые жили до нас: как они строили свою жизнь, боролись, что делали, на что обращали внимание, чем подпитывали себя. И здесь можно увидеть ещё одну объединяющую их черту: любовь к Церкви как мистическому Телу Христову. Именно это подразумевается в словах: «Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец». В разных обстоятельствах святым было свойственно наслаждаться Божественной литургией и возможностью призывать имя Иисуса Христа. Любовь к богослужению — одна из черт святости, которую мы видим на примере святого Николая Мирликийского, который первым приходил в храм Божий и последним уходил из него.

Внешность по-прежнему обманчива

Я бы хотел отметить важный момент: не надо идеализировать окружающих нас людей и делать выводы об их духовности, исходя из внешнего вида. Есть ведь стереотип, что человек с лишним весом не может быть святым: он же наверняка объедается. Или женщина, которая следит за собой, с чистыми волосами и ухоженными ногтями — ну какая святая? Дьявол предлагает нам образы псевдосвятости: мы смотрим — человек измождён, как нам кажется, постом, он с длинными волосами и бородой, которые не видели мыла и расчёски долгое время. Он говорит строгими обличительными формулами о врагах вокруг нас — ну просто заслушаться можно. Мы считаем, что это святость, и за внешними проявлениями не замечаем, что такой человек ведёт нас не ко Христу, а за собой, и нам говорит не о Христе, а о себе любимом.

Такие заблуждения происходят потому, что мы сами не хотим ничего делать. Нам хочется, чтобы кто-то трудился за нас — молился, например, нам можно было бы ничего не делать. А потом оказывается, что такой человек не то что за нас — за себя молиться не умеет. Вспомним, что творится в монастыре на Урале последние несколько месяцев: внешне человек — настоящий старец, а послушаешь, что он говорит — и понятно, что с ним явно что-то не так. Увлекаясь внешней, поверхностной «святостью», не совершить бы нам ошибку и не отвергнуть человека, который по нашим лекалам не может быть святым, но на самом деле живёт так, что в итоге станет святым.

О чём говорит «старец»?

Нужно смотреть, вокруг чего концентрируется жизнь человека. Послушаешь некоторых «старцев» — они говорят об антихристе, смерти, искушениях, грехе. О Христе от них не услышишь! Но наша вера христоцентрична, мы должны сосредоточиться на Нём — а не на антихристе, кодах, сатане и так далее. Антихрист, как Иуда или Пилат — это часть истории христианства. Мы же не сосредоточиваемся на Иуде, на его грехе — мы ждём пришествия Христова, чаем воскресения мертвых! Да, антихрист придёт — но его присутствие будет временным, человечество переживёт период его пребывания на земле. Зачем же нам акцентироваться на нём, если мы должны прилепиться ко Христу? Если изучить наследие святых отцов и вычленить, что они пишут об антихристе, то это будет крошечная страничка в многотомном издании, а всё остальное — о Христе. Так что надо разбираться, для чего духовный авторитет так старается набрать дивиденды, зачем будоражит умы своих последователей? Дело в том, что если сказать человеку: «Покайся!» — он вряд ли с радостью пойдёт за вами, а вот если сказать: «Все продались, одни мы с тобой праведные!» — он ваш.

Плоды духовных трудов

Внешнее делание — не цель духовной жизни. Оно — только средство для достижения цели. Если мы видим, что человек проявляет усердие в посте и молитвах, то должны быть видны и результаты этих трудов. Это духовные плоды: любовь, радость, умение прощать, смирение. У иеромонаха Серафима (Роуза) описан такой случай: один человек не выходил из дома, пока не совершит пять тысяч Иисусовых молитв. Он молился на балконе, чтобы не мешать домашним. Все восхищались им, а он допускал такое восхищение. Однажды соратники по духовным поискам приехали к нему домой. «Подвижник» сидел на балконе и молился. И вдруг они увидели, как он бросает пустые баночки в детей, которые играли на улице, с криком: «Уйдите, вы мне мешаете!» Разве можно представить себе человека, который пять тысяч раз произносит имя Христово — и кидает пустую баночку из-под пива в ребёнка? Тогда Серафим (он был ещё Евгением) понял: идти на такие подвиги без духовного руководства просто опасно.

Есть другой пример. Святой Симеон Столпник был первым, кто избрал подвиг молитвы на каменном столпе. Глядя на него, люди разделились: одни считали его святым, другие соблазнялись. Они обратились к архиерею с просьбой разрешить их сомнения. Архиерей сказал: «Святого можно познать по смирению. Пойдите и скажите ему: „Зачем ты, бездельник, туда залез? Не хочешь с братией работать? А ну-ка, слезай!“ Если он сокрушится, попросит прощения и станет слезать — поклонитесь ему и просите продолжать подвиг. Если же начнёт с вами спорить и доказывать своё — стягивайте его оттуда и тащите в монастырь. И молитесь о нём, ибо он в прелести». Когда люди так сделали, святой Симеон начал сокрушаться и хотел спуститься со столпа, но ему не дали, а попросили не оставлять духовного подвига.

Как повёл себя наместник печально известного монастыря на Урале в похожей ситуации? Что ответил? «Да кто вы такие? Мне никто не указ, даже Патриарх!» Получается, его последователи — духовно невежественные люди. Во всяком случае, житие Симеона Столпника явно не читали.

Есть в духовной сфере своя лакмусовая бумажка: это плоды духовных трудов. Если человек мечет пустыми баночками вокруг себя, то его пост не привёл к порядку. А другой, может, хлеб с маслом в пост ест, но имеет дары Духа Святого. Его так Господь к Себе приблизил — за внутренние труды, которых никто не видит, кроме Него. Недаром Господь говорит: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7:16) — по плодам, а не по внешнему виду.

Можно ли стать святым?

Можно. Как? Нужно образовывать себя, расширять свои знания. Нам оставлено удивительное наследие — жития святых, в которых описаны подробности различных условий достижения святости. Если все их проанализировать, то смирение и послушание превышают многие внешние проявления святости. Мне кажется, что духовное возрастание должно быть гармоничным, иначе с человеком произойдёт какой-то духовный срыв. Это как сбалансированное питание: нужно потреблять белки, жиры и углеводы в достаточном количестве. Можно потреблять много витаминов и получить передозировку. Можно не есть их — и заработать авитаминоз. Так и в духовной жизни.

Если продолжать медицинские аналогии, что человеку верующему надо найти своё рабочее давление. Например, нормальным считается давление 120/80, я же себя с таким плохо чувствую, у меня рабочее давление гораздо выше. А вот моих родственников с таким давлением, как у меня, в больницу забирают. Так же и в духовной жизни: у одного рабочая норма — утреннее правило, у другого — Иисусова молитва, у третьего — правило Серафима Саровского. Главное — чтобы люди чувствовали Христа, жили с Ним. Почему мы считаем, что человек, измождённый постом, нашёл Христа, а весёлый и радостный — нет? Внешность может быть очень обманчивой. Если поставить рядом святого царя Николая, который, как известно, курил, и Василия Блаженного, люди однозначно скажут, что человек в светской одежде, с папиросой в руке не может быть святым. Но они оба святые! Человек может не быть праведным в глазах окружающих его людей, но в глазах Бога он свят. Путь святости всегда индивидуален. Не надо поддаваться стереотипам, потому что они нередко ошибочны.

Главное — не искать себе кумиров. Недавно наместник Валаамского монастыря обратился к людям по поводу трагедии на Урале — потому что это трагедия, ведь неизвестно, сколько людей там духовно пострадало. Так вот он сказал: нет сейчас таких духовных авторитетов, каких мы хотели бы. Мы ищем, но их нет. Я думаю: может быть, нам и не нужно, раз нет? Может, нам это на нынешнем этапе жизни повредит? Есть ведь у нас Христос, есть Священное Писание, есть труды святых отцов — там и нужно искать истину. От нас ведь для спасения не требуется каких-то особенных духовных трудов. Терпи скорби, болезни, не осуждай ближнего. Всё просто.

Людям сложно брать ответственность за свою жизнь. Им хочется переложить её на духовного руководителя, и постепенно они привыкают, что за них всё решает другой человек. Они выискивают у священников приметы святости, верят в их избранность — чем очень вредят и себе, и священнослужителям. Поэтому хотелось бы, чтобы мы понимали: всё необходимое для духовной жизни у нас есть. Более того: у нас есть всё для того, чтобы стать святыми. Надо только научиться любить.

Протоиерей Владимир Шутов

Теги

Опубликовано: чт, 10/09/2020 - 18:18

Статистика

Всего просмотров 131

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle