Святая Елизавета Самосская: она не отказалась от храма и была расстреляна

ФОМА

Показательная формулировка из следственного дела: Елизавету обвиняли в том, что она «имела множество знакомых среди духовенства и позволяла себе говорить вслух всё, что думает»...

Она не оставила после себя дневниковых записей, не сохранилось воспоминаний современников. Мы даже не знаем, как она выглядела, — поиски ее подлинной фотографии продолжаются до сих пор. Единственный источник информации о ее жизни — архивные документы. Казалось бы, сухие, лаконичные сведения, однако, за кажущейся краткостью данных скрывается нечто удивительное.

Елизавета родилась 1 октября 1860 года в семье нижегородских дворян. Окончила Московское Александро-Мариинское женское училище с присвоением звания домашней учительницы. До революции преподавала иностранные языки — готовила дворянских детей к поступлению в пансионы и гимназии, а в 1882 году вышла замуж за земского врача Евгения Самосского. После свадьбы супруги поселились в Семенове — небольшом городке на севере Нижегородской губернии, поскольку именно туда был направлен на службу молодой врач.

Обратим внимание на медицинское заключение от 1911 года. Елизавете Самосской на тот момент исполнился 51 год. В справке, кроме всего прочего, стоит диагноз: «бесплодие». Всего одно слово. А какая бездна мыслей, переживаний, слез, какая трагедия жизни скрывается за этим словом! Мы лишь можем предполагать, что пришлось пережить Елизавете Николаевне. Скорее всего, огромную внутреннюю скорбь от того, что проходил год, два, пять, десять, а у нее не получалось стать матерью, она не могла порадовать своего мужа рождением детей. Кроме того, в течение многих лет терпеть неудобные вопросы, потупленные взоры и молчаливые вздохи соседей, родственников и знакомых. Сколько горячих слезных молитв вознесла она к Богу, прося о даровании самого главного, желанного и сокровенного? Очень непросто в такой скорби не отчаяться, не потерять веру в Бога. Однако по дальнейшим событиям жизни Елизаветы Самосской мы можем сделать вывод, что она веру не только не потеряла, но и преумножила.

Более того, свою любовь к детям супруги Самосские смогли проявить по-другому. В 1902 году, в дополнение к врачебной и активной общественной деятельности, которую вел Евгений Самосский, он стал директором семеновского детского приюта. Помимо огромного спектра обязанностей, которые легли на его плечи, доподлинно известно, что Евгений и Елизавета регулярно жертвовали свои средства детскому приюту. Не имея своих детей, они полагали силы на попечение о детях-сиротах.

Бывает так, что бездетные супруги горячо молятся Богу о даровании детей — но детей у них так и не появляется. И тут можно попасть в духовную ловушку: решить, что, если Господь на вашу молитву не отвечает, значит, вы плохо молитесь, значит, как-то особенно грешите и не заслуживаете права быть родителями. Это, конечно, ошибочный взгляд. Промысл Божий о человеке гораздо глубже и сложнее наших плоских рациональных схем. Вот и жизнь святой Елизаветы показывает, что Господь может не дать детей, однако это не мешает человеку от всего сердца любить Бога и ближних и достичь святости.

Подпись не поставлю!

В 1926 году Елизавета овдовела. Продав все имущество, она поселилась на окраине города, в домике при Всехсвятском кладбищенском храме — том самом, возле которого похоронила мужа. Живя при церкви, Елизавета стала проводить дни в посте и молитве. Казалось бы, уже наступил закат жизни: пожилой возраст, болезни, большая часть жизни позади... Однако Господь готовил пожилой праведнице важнейший подвиг в ее жизни.

В Семенове началась активная кампания с целью закрытия всех храмов. В 1930-м семеновский горсовет постановил закрыть городской собор. Годом ранее в Семенове за «контрреволюционную деятельность» были отправлены в лагеря и ссылки трое священников и шесть мирян. И именно тогда Елизавета Николаевна согласилась стать председателем церковного совета Всехсвятского храма — вторым человеком на приходе после настоятеля. Ей был 71 год.

Что мешало ей отказаться от такой серьезной ответственности и просто проводить остаток жизни в посте и молитве? Ведь она прекрасно понимала, что означало в такое время занять такую должность. Но, несмотря на это, Елизавета согласилась. И не просто согласилась — она стала одним из главных вдохновителей верующих на защиту храмов города от закрытия богоборцами.

Настал 1937 год. По делу о церковно-фашистской организации на территории Горьковской области были арестованы все священнослужители Семенова, в том числе и священники Всехсвятского храма. Служить стало некому, поэтому, согласно советскому законодательству, церковный совет был обязан возвратить здание церкви и все храмовое имущество государству. Решающей была подпись Елизаветы Самосской. И она не подписала заявление об отказе от храма. В итоге 10 октября документ был подан без ее подписи.

«Позволяла себе говорить вслух, что думала»

30 октября семеновский горсовет вынес постановление о ликвидации Всехсвятского храма. Через три дня Елизавета Самосская была арестована в числе 26 человек всё по тому же обвинению — в контрреволюционной деятельности. В тот же день их этапировали в спецкорпус Горьковской тюрьмы.

— Вы арестованы как активная участница контрреволюционной церковно-фашистской диверсионно-террористической организации в г. Семенове, в которой вели активную контрреволюционную деятельность против Советской власти и партии ВКП(б). Прежде всего, признаете себя виновной? — спрашивал Елизавету следователь на допросе.

— Виновной себя не признаю. Сколько вы мне ни предъявляйте или сколько ни задавайте вопросов, отвечать по контрреволюционной деятельности не буду, а также ничего не знаю о контрреволюционной организации, — заявила она.

Еще одна показательная формулировка из следственного дела: Елизавету обвиняли в том, что она «имела множество знакомых среди духовенства и позволяла себе говорить вслух всё, что думает».

6 ноября, Елизавета Самосская и еще 7 человек были приговорены к расстрелу. Она была единственной, кто не подписал против себя обвинения и не признал себя виновным. 14 ноября 1937 года приговор был приведен в исполнение — мученица Елисавета Самосская была расстреляна и погребена в общей безвестной могиле.

В 2000 году Елизавета Николаевна Самосская была канонизирована в сонме новомучеников и исповедников Русских. Сейчас в Семенове растет почитание святой. В этом году на платформе «Начинание» был проведен сбор средств для создания первой в истории храмовой иконы новомученицы. Образ будет находиться во Всехсвятском храме — том самом, от которого она не отказалась в роковой 1937-й год.

Дмитрий Даутов

Опубликовано: чт, 10/12/2020 - 21:36

Статистика

Всего просмотров 480

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle