Языки

  • Русский
  • Українська

Страшное наследие Патриарха Мелетия

Содержимое

Откуда берет начало разрушительная политика фанарских иерархов.

Мелетий (Метаксакис) в США. Фото 1921 г.

Не погрешу против истины, когда скажу, что последние действия Константинопольской Патриархии повергли многих верующих нашей Церкви в шок. Если к агрессии со стороны отечественных политиков, раскольников и инославных верующий народ более-менее привык, то увидеть в роли агрессора братьев по вере и странно, и непривычно. Тем более что, несмотря на некоторые сложности, до самого последнего времени Константинополь последовательно декларировал поддержку единственной канонической Церкви на территории Украины. Но обратимся к истории Церкви начала XX века – и «странная» политика Константинопольского престола покажется очень знакомой.

В данном случае нельзя не вспомнить историю Патриарха Мелетия, личности во многом неординарной хотя бы потому, что он последовательно был Предстоятелем трех Поместных Церквей: Элладской, Константинопольской и Александрийской. Но Патриарх Мелетий неординарен также и своей церковной политикой, и своими деяниями, плоды которых православие пожинает до сих пор. Вот только назвать эти плоды благими не поворачивается язык.

Мелетий (в миру Эммануил Метаксакис) родился в 1871 г. на острове Крит. Учился в семинарии Святого Креста в Иерусалиме, по окончании которой в 1900 г. был назначен секретарём Священного Синода Иерусалимской Патриархии. Спустя несколько лет, уже будучи в сане архимандрита, Мелетий (Метаксакис) сумел проявить себя не лучшим образом. В 1908 г. в Иерусалимской Церкви начались волнения верующих арабского происхождения, которые требовали уравнения в правах арабов и греков (традиционно в Иерусалимской Патриархии руководящие посты занимали только греки) и создания смешанного совета из духовенства и мирян для управления делами православной общины Иерусалима. Иерусалимский Синод все эти предложения отклонил. При этом члены Синода заподозрили Иерусалимского Патриарха Дамиана в благосклонном отношении к православным арабам и низложили его. Спустя короткое время низложение Патриарха признали незаконным, синодалы раскаялись, а организаторы смуты, в том числе и архимандрит Мелетий, были изгнаны с территории Иерусалимской Церкви.

Обосновался неудачливый смутьян на Кипре, в то время занятом британцами. Греческий историк А. Зервудакис даже утверждает, что именно там Мелетий якобы вступил в масонскую ложу. Но, так или иначе, с этого момента Метаксакис был на очень хорошем счету у британского правительства. В 1910 г. он становится митрополитом Китийским (в составе Кипрской Православной Церкви).

В разгар Первой мировой войны Метаксакис переезжает в Афины, где вскоре при поддержке тогдашнего греческого премьер-министра Венизелоса, отличавшегося крайним национализмом, становится архиепископом Афинским и Предстоятелем Элладской Православной Церкви под именем Мелетий III (1918–1920). Впрочем, после отставки Венизелоса в 1920 г. не пользовавшийся любовью местного духовенства Мелетий также был смещен и выехал в США, где временно управлял греческой архиепископией.

Почему Мелетий (Метаксакис) нигде надолго не задерживался и не стяжал любовь окружающих, объясняется его характером и взглядами: и в Иерусалимской, и в Кипрской Церквах, и на Афинской кафедре Мелетий проявил себя авторитарным человеком, склонным к интригам, со специфическим модернистским взглядом на православие. Уже в Афинах он вел переговоры о единстве с Англиканской церковью, не оставлял близких контактов с англиканами и будучи в США, где принимал участие в англиканском богослужении. В то же время он оставался клириком Элладской Православной Церкви, Синод которой в 1921 г. создал специальную комиссию по расследованию деятельности бывшего архиепископа Афинского, которая признала нарушение им канонов. 9 декабря 1921 г. Синод Элладской Церкви постановил извергнуть Мелетия из сана, но в это самое время его неожиданно для многих избрали Константинопольским Патриархом. На Синод было оказано давление, и уже в следующем году постановление об извержении Мелетия отозвали. Стоит отметить, что давление оказывалось и на клириков Константинопольской Патриархии, избравших бывшего Афинского архиепископа во Вселенские Патриархи. По свидетельству митрополита Германа (Каравангелиса), обнищавшей Патриархии посулили 100 000 долларов (огромная по тем временам сумма) [1].

Став Константинопольским Патриархом (под именем Мелетий IV), Метаксакис за свое короткое (меньше двух лет) правление смог развернуться по полной.

Чуть больше чем через месяц после интронизации 1 марта 1922 г. он упразднил томос одного из своих предшественников, выданный ранее греческим приходам в США, и тем самым единолично вернул их в юрисдикцию Константинополя. Разумеется, это вызвало протест со стороны Элладской Церкви и церковные нестроения в греческой диаспоре, которые продлились до 1931 г.

В марте 1922 г. Мелетий издает еще один томос, который утверждал право Константинопольской Патриархии на «непосредственный надзор и управление всеми без исключения православными приходами, находящимися вне пределов поместных православных Церквей, в Европе, Америке и других местах» [2].

На основании присвоенного себе права и пользуясь тяжелым положением Русской Православной Церкви при большевистской власти, Патриарх Мелетий начинает активно вмешиваться в дела епархий, находящихся в юрисдикции Московского Патриархата: польских, эстонских и финских.

Так, в марте 1923 г. он утверждает избрание Митрополитом Варшавским и Волынским и «всея Православныя Церкви в Польше» епископа Дионисия (Валединского) (того самого, который в 1941 г. в оккупированной немцами Украине организует вторую, после 20-х годов, «Украинскую Православную Автокефальную Церковь»).

В июле того же года Патриарх Мелетий особым томосом принимает в свою юрисдикцию Ревельскую епархию Русской Церкви под именем Эстонская Православная Митрополия в качестве автономии.

Тогда же и так же единолично другим томосом Мелетий создает из русских приходов в Финляндии Финляндскую Православную Церковь, которая на правах автономии тоже входит в состав Константинопольского Патриархата, несмотря на все протесты Русской Церкви.

Но и сама Русская Православная Церковь на территории Советской России не осталась без вмешательства нового Вселенского Патриарха.

Летом 1922 г. после ареста св. Патриарха Тихона и возникновения обновленческого раскола Константинопольская Патриархия вела переговоры с советской властью о возможном признании обновленческого «Высшего церковного управления» и участии в суде над святителем Тихоном [3]. И хотя в 1923 г. Константинополь официально осудил обновленцев, но заигрывание с ними продолжилось.

Одновременно с этим Мелетий оказывал давление и на Управляющего русскими православными приходами Московской Патриархии в Западной Европе митрополита Евлогия (Георгиевского), чтобы он со всем подведомственным ему клиром и паствой и со всем церковным имуществом перешел в юрисдикцию Константинополя. В 1923 г. этот проект не удался, но в 1931-м, уже при преемниках Мелетия, все-таки был осуществлен.

Помимо захватов чужой канонической территории Патриарх Мелетий попытался осуществить обширную программу реформ, для чего с 10 мая по 8 июня 1923 г. в Константинополе под его председательством был проведен «Всеправославный конгресс» из девяти человек, в котором приняли участие и русские архиереи: архиепископ Александр (Немоловский) и архиепископ Анастасий (Грибановский) (хотя они и не были уполномочены представлять Русскую Церковь).

«Всеправославный конгресс» был нацелен на давнюю мечту Мелетия Метаксакиса – унию с англиканами. Для этого приняли решение о введении нового календаря, который бы совпадал с западным григорианским. Тогда же конгресс положительно высказался и о допустимости вступления клириков в брак после хиротонии, в том числе и повторный для вдовцов. Также было решено созвать Всеправославный или Вселенский Собор. Не правда ли, знакомо?

Нужно сказать, что на тот момент бурная деятельность Патриарха Мелетия на Константинопольской кафедре (как перед этим и на предыдущих) не вызвала сочувствия у клира и мирян. Недовольство было столь велико, что Патриарх-реформатор под предлогом болезни оставил Фанар и перебрался на Афон, где под давлением нового греческого правительства и архиепископа Афинского Хризостома был вынужден 20 сентября 1923 г. подписать отречение. Такова судьба многих, кто полагается на мирские власти: сперва оказывают давление на других в твою пользу, затем – уже на тебя самого.

Но оставался не у дел бывший Вселенский Патриарх недолго и менее чем через три года, 20 мая 1926-го, был избран на Александрийскую Патриаршую кафедру под именем Мелетий II, на которой уже пребывал до самой своей смерти.

На Александрийской кафедре Мелетий Метаксакис тоже успел многое. При нем была проведена задуманная еще в Константинополе календарная реформа и принят реформированный Новоюлианский кадендарь, практически совпадающий с западным Григорианским (кроме Пасхалии, которая продолжает вычисляться по-старому), введенный вскоре и во многих других Поместных Церквах, что в некоторых случаях вызвало т. н. старостильный раскол.

Продолжились и экуменические контакты с Англиканской церковью. В 1930 г. Патриарх Мелетий был участником Ламбетской конференции, где вёл переговоры о единстве между англиканами и православными и признал хиротонии, совершенные в Церкви Англии. В том же году принимал участие и в Ватопедской межправославной комиссии по вопросу предстоящего диалога с нехалкидонскими Восточными Церквами.

Под конец жизни неугомонный иерарх пытался стать еще и Патриархом Иерусалимским, но Господь рассудил иначе: 28 июля 1935 г. Патриарх Мелетий скончался в Швейцарии.

Как видим, нынешние действия константинопольских иерархов, которые так шокируют верующих, на самом деле не являются чем-то принципиально новым. Все это уже было почти сто лет назад: и претензии на чужие канонические территории, и принятие единоличных решений в сложных канонических вопросах, касающихся всей православной общности. Такая политика присуща именно Константинопольской кафедре? Нет, конечно. На Константинопольском престоле побывало 270 архиереев, среди которых были и мученики, и праведники, подвижники. Вопрос лишь в том, почему нынешний Константинопольский Патриарх не следует по пути своих святых предшественников, а реанимирует страшное наследие Патриарха Мелетия?

Дмитрий Марченко

Примечания:

1. Мелетий Метаксакис: митрополит, архиепископ, папа и патриарх // Эл. ресурс: Православие.Ru.  http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/page_2702.htm

2. Переход митрополита Евлогия (Георгиевского) в юрисдикцию Константинопольской Патриархии и срыв «Всеправославного Предсобора» («Просинода») сквозь призму фанаро-советских взаимоотношений // Эл. ресурс: http://pstgu.ru/news/smi/2016/06/11/66709/

3. Там же.

 

Опубликовано: пн, 24/09/2018 - 14:59

Статистика просмотров

Всего просмотров: 2,768
За сутки: 1
За два дня: 1
За последний час: 1

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle