Слесарь, прораб и уборщица. Какими были профессии новомучеников XX века

Господь любит труд. Одна из райских заповедей – возделывать эдемский сад.

Господь ценит труд. Воплощенный Бог до тридцати лет трудился руками. У апостола Павла была профессия. Он делал палатки. Апостолы Петр, Андрей, Иоанн и Иаков были рыбаками. Христианские аскеты-пустынники традиционно питались через рукоделие. Священники первых времен совмещали служение со светской работой.

Древнее христианство давало нам святых всех профессий и сословий. Это период мученичества и потому явно проявляющийся тихой до этого святости в миру. В Византийский период и далее в истории Церкви на Руси в церковные святцы чаще входят святители, монахи, редко в церковное прославление подпадают миряне, если они не благоверные князья или выходцы из императорского дома. XX век вернул нам святых всех профессий и сословий.  Это снова время явного исповедания тихой святости христиан, когда надо было во всеуслышание делами заявить, что я человек Церкви и от Христа не откажусь.

Новомученики миряне, священники и монахи засвидетельствовали любовь к труду и в дни мира, и в дни испытаний.

Львиная доля новомучеников из священства так или иначе трудились в сфере образования. Учителя школ, гимназий, училищ, семинарий и академий. После революции они все были уволены согласно известному Декрету об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. В школе остались верующие миряне.

От школьного учителя того времени требовались мужество и исповедание веры. Из дневников мц. Ираиды Тихоновой узнаем потрясающее свидетельство, как в школы входил атеизм и как обливались кровью сердца верующих учителей. Сначала ввели пение «Интернационала», отказались от молитвы перед уроками. Мученица до 1921 года молилась с детьми, за каждую душу переживая, уговаривала детей и родителей продолжать учиться, передавала детям живую веру. Эта великая печальница детского образования, как и многие другие верующие педагоги, не смогла остаться работать в школе до конца, совсем изменился «дух», просто до духовной несовместимости. В подобной ситуации, как и святая Ираида, оказался будущий сщмч. Николай (Красовский). Работал в школе до Первой мировой. Во время войны служил санитаром в 10-м сводном госпитале в Москве. После её окончания вернулся работать в школу в село Городищи. В 1922 году храм в селе Городищи был закрыт и превращен в клуб, власти заставляли учителей водить туда учащихся. За отказ вести детей в устроенный из храма клуб в 1922 году был уволен из школы. В 1924-м рукоположен в диакона, а затем в священника.

Многие священники, потеряв храм в годы гонений или не имея возможности «питаться от престола», работали сотрудниками институтов или преподавателями, продолжая нести крест священника, совершая тайно церковные Таинства. Многие знают, как действующий епископ свщисп. Лука Войно-Ясенецкий в рясе вел лекции в медицинском университете. Прпмч. Евтихий (Качур), ревностный пастырь, к моменту третьего ареста в 1937 году проживал в городе Зарайске Московской области и работал садовником–цветоводом на фабрике «Москож». Прпмч. Лев (Егоров) после ссылки в середине 1920-х работал переплетчиком книг, что позднее зафиксируется в его арестантской карточке.

Первые десятилетия советской власти прошли под знаком борьбы с тунеядством, запрещенным законом. Казалось бы, хорошо, все будут трудиться. Но труд веры, служения Богу и людям в атеистическом государстве не считался трудом. Под статью «о тунеядстве» подпадали монахи, священники, церковнослужители. Их лишали продовольческих карточек. Они назывались в духе того времени «лишенцы». Духовенство должно было быть исключено из общества как класс. Тому, кто не имел поддержки верующих, необходимо было устраиваться на дополнительный приработок. Работали садовниками, столярами, кто-то оставался при храме, фактически живя нищенски. Матушка арестованного мученика-священника ходила по соседним селам, прося милостыни, чтобы как-то прокормить детей.

Сщмч. Евфимий (Тихонравов) после закрытия за неуплату налогов и превращения храма в конюшню некоторое время прожил в селе, совершая по просьбе верующих требы. Жить становилось все трудней, и он переехал в Иваново, где устроился работать сторожем в одном из лечебных учреждений, но так же, как и раньше, совершал требы по просьбам верующих.

Псаломщик и мученик Павел Соколов не шел на светскую работу, невзирая ни на что служил в храме до самого ареста в 1938 году, неся на себе все тяготы служителя гонимой Церкви – нищету, поборы, преследование властями. Христианский мученик Павел Сергеевич исполнял это послушание, хоть и был слеп на один глаз.

Вся жизнь государства была пропитана безбожием. Следует заметить,

что коллективизация тоже несла с собой атеизм, село, где люди вступали в колхоз, государство считало «сознательным» населенным пунктом. Здесь верят в социализм, значит, не верят в Бога. Поэтому в большинстве случаев храмы в таких селах закрывались. Путь христианина в такой ситуации становился узким и тернистым. Мц. Надежда (Аббакумова) овдовела, поднимала своим участком земли четверых детей, была старостой в храме, помогала гонимым священникам. Не вступила в колхоз, вела свое хозяйство сама. Её обложили непомерными налогами, а за неуплату их сельсовет к 1935 году забрал единственную корову. К этому времени дети уже работали и жили в другом городе, она полностью посвятила себя Церкви, веру проповедовать в эти годы было равно мученичеству – расстреляна в 1938 г.

Житие мученика Иоанна Артемова повествует, что родился он в семье сельского плотника, сам получил техническое образование. Иван Иванович многие годы работал строителем, специалистом по сметам. В Москве в квартире у него зачастую жили священники из закрытых храмов, оказавшиеся без места, монахи и верующие, а также в его доме в селе жил священник. Будучи простым прорабом, он был и катехизатором, и миссионером для своих строительных рабочих, говорил им о Боге и Церкви. Среди своих друзей собирал деньги для храма своего родного села, который обложили непомерными налогами, что позволило на время оттянуть закрытие храма. Такая работа вела к вере. Это неминуемо означало приговор в будущем.

Лучший способ «законно» уничтожить врага – лишить его возможности пропитания и образования. Детям священников, то есть детям лишенцев, запрещалось поступать в высшее учебные заведения, а верующих попросту увольняли. Сколько христиан тогда потеряли работу и с терпением и благодарностью Богу несли дальше крест на Голгофу!

Мученик Алексий (Скоробогатов) – педагог, во время Первой мировой был офицером царской армии младшим помощником начальника штаба дивизии по хозяйственной части. В ходе коллективизации лишился коровы, дома и лошади. Известно, что в конце 20-х нёс службу чтецом в церкви. Вынужденно поменял место жительства. В 1935-м был директором школы, арестован и расстрелян по обвинению в контрреволюционной агитации.

Особо складывались судьбы монахинь женских монастырей. После закрытия обителей сестры часто объединялись в трудовые коллективы, создавали сельскохозяйственные или швейные артели, устраивались работать в свои бывшие монастыри, где местные власти устраивали различные заведения. Многие из них, несмотря на закрытие обителей, старались придерживаться в своей жизни монастырского Устава. Некоторые поселялись неподалеку от обителей, зарабатывали на пропитание, подобно древним пустынникам, рукоделием, а молиться ходили в ближайшую приходскую церковь.

Прпмц. Наталья (Ульянова) в 1930 году поступила на государственную службу – курьером и уборщицей в Московский городской банк, находившийся на Ильинке. Ей пришлось нести все тяготы, которые выпали на долю народа, и все трудовые повинности: ее мобилизовывали на все общественные работы: то на очистку снега на железной дороге, то на торфоразработки. Послушник Григорий Алексеевич Ларин до ареста работал слесарем в Белевском промкомбинате. Был расстрелян в Тесницком лесу.

Прпмц. Надежда (Круглова) отбывала наказание в городке Аулиата, в 1934 году была освобождена, вернулась в Егорьевск и устроилась работать на фабрику, а затем уборщицей в школе.

В начале 1931 года, по слову игумена Дамаскина (Орловского), ОГПУ создало «дело» против монахинь Крестовоздвиженского монастыря, расположенного рядом с селом Лукино Подольского района. Сестры Крестовоздвиженского монастыря после закрытия обители добились разрешения на открытие в стенах обители сельскохозяйственной артели. В 1926-м монастырь был окончательно упразднен, а в его корпусах разместился дом отдыха. Двенадцать сестер обители и тогда не ушли отсюда, частью устроившись работать в доме отдыха, частью поселившись в соседних деревнях, живя рукоделием. Работали монахини, скорее всего, в доме отдыха уборщицами, поварами и гувернантками. Работали и спасались молитвой.

Именно в таких обстоятельствах была арестована прписп. Параскева (Матиешина). В ссылке в Алма-Ате исповедница была поварихой в большой рабочей артели, состоявшей из ссыльных. За проявляемые ею к рабочим заботу и сострадание они называли ее сестрой.

Сщмч. Прокопий (Титов) во время отбывания наказания был счетоводом в Соловецком лагере. Когда он освободился, его «должность» занял сщмч. Петр (Зверев).

Святость как плод созревает со временем. Необходимо постоянство подвига. В борьбе с грехом особенно хорошо помогает труд. Он лишает праздности и лени, от которых рождаются все грехи. Труд – это предупредительная мера против греха. Труд важен христианину так же, как и молитва. Все подвижники свое время распределяли на время бдения и время труда. 

Мц. Татьяна Гримблинт была воспитательницей в детской колонии «Ключи», в лагере изучила медицину и стала фельдшером. На свободе служила в больнице, где ее труд светил евангельским светом. Зимой 1937 года, сидя у тяжелобольного в палате, в присутствии больных и медперсонала после его смерти встала и демонстративно его перекрестила. Отвечая на вопросы о том, почему она ведет скудную жизнь при хорошем заработке, мученица вынужденно говорила: «Вы тратите деньги на вино и кино, а я на помощь заключенным и Церковь». Почти весь заработок она отдавала по тюрьмам, помогала и словом и делом заключенным епископам, священника и мирянам. Причем часто её помощь была без разбора кому, только бы страждущим.

Сохранились известные стихи мученицы, поражающие своей глубиной и силой духа. Вообще, мы много встречаем поэтов среди новомучеников. Современники вспоминают, что сщмч. Владимир (Богоявленский) чрезвычайно любил природу, ценил красоту, любил стихи и до самой старости сам сочинял их.

Господь есть Творец всего на свете, видимого и невидимого, Он Творец и самого света. Человек – венец творения Человек – царь природы. Его задача – заботиться о мире, в котором он живет, как государь о подданных. Обрабатывая землю, наблюдая за всей красотой природы, можно глубже осознать премудрость Творца, хвалить Его и радоваться Ему. Праведный Иоанн Кронштадтский в дневнике часто писал о цветах, целовал их лепестки и говорил: «Целýю Руку вас создавшего». Вот почему так часто в дни последних гонений духовенство устраивалось садовниками: чтобы быть ближе к Творцу прекрасного творения.

Как повествует нам житие священноисповедника и садовника Димитрия (Крючкова), уже 63-летним старцем в конце тяжелого 1937-го он переехал в поселок Томилино Московской области. Здесь он сам построил на заработанные деньги дом в семь квадратных метров, который знакомые называли сарайчиком, и устроился работать садовником при детском саде. В Москве жили его духовные дети и друзья; с риском быть арестованным принимал теперь отец Димитрий на свои плечи их духовное окормление. Он регулярно бывал в Москве и поселках Подмосковья, на квартирах и дачах служил Литургию, исповедовал и причащал, крестил, отпевал. Репрессии этого периода чудом не коснулись его. Господь хранил отца Димитрия. В 1941 году при наступлении немцев детский сад эвакуировался, но о. Димитрию не предложили ехать с ними, хотя он желал этого. Во время войны на месте прежнего хозяйства разместились военные госпитали, при которых отец Димитрий был оставлен садовником. Он выращивал рассаду капусты, помидоры, свеклу, морковь и цветы. Когда госпиталь выехал из Томилина, он был оставлен садовником при детских яслях завода Семашко.

Ушедший век принес много изменений в трудовой дисциплине. Раньше человек, за редкими исключениями, где родился, там и созревал, и работал, старел и умирал. XX век разрушил патриархальный уклад. Как и сегодня, новомученики часто могли менять работу, переходить из должности на должность, жить жизнью, полной трудностей и драм, но при этом хранить самое важное сокровище на поле своей души – веру!

С 11-летнего возраста сщмч. Семен Кулямин поступил учеником на текстильную фабрику Собинской мануфактуры. 28 лет он работал садовником у фабриканта Лосева. В 1917 году Семен Федорович переехал в поселок Ильинское, где работал в Центросоюзе. В 1921 году он устроился псаломщиком в Троицкий храм в поселке Удельная Московской области, а в 1925 году был рукоположен в диакона в той же церкви. В ней он и прослужил до своего ареста 26 января 1938 года.

Мученик Павел Кузовков родился 15 июня 1875 года в селе в семье рабочего. Окончил сельскую школу. В 1887 году поступил на фабрику и работал на подсобных работах, а затем, став квалифицированным рабочим, проработал на фабрике до 1904 года. С 1904 по 1906 год он работал на вагоноремонтном заводе. С 1907 по 1932 год Павел Васильевич работал сукновалом на фабрике Лыжина. С 1932 года и по день ареста работал дежурным на водонасосной станции. 1 января 1937 года Павла Васильевича избрали председателем церковного совета храма Смоленской иконы Божией Матери, за это он был арестован.

Мученик Николай Копнинский из семьи рабочих селян. В 1888 году окончил сельскую школу и поступил на работу в контору к фабриканту Лыжину, где проработал до 1899 года, когда был призван в армию. С 1903 года на той же фабрике работает конторщиком, а с 1908 по 1914 год – конторщиком в Московской соединенной биржевой артели. В 1914 году Николай был призван в армию и прослужил до 1918 года в инженерном интендантстве в Москве; затем вернулся в Ивантеевку и занимался крестьянским хозяйством. С 1921 по 1930 год Николай Иванович работал конторщиком на разных фабриках в Ивантеевке. В 1930 году он попал в железнодорожную катастрофу и вследствие тяжелой травмы получил инвалидность. С 1935 года Николай Иванович работал секретарем ревизионной комиссии при церковном совете и за это в 1937 году был арестован.

До священства и монашества у некоторых новомучеников проходила целая трудовая жизнь. Так, прпмч. Нил (Тютюкин), по происхождению крестьянин, после окончания сельской школы поступил на фабрику Позднякова в городе Дмитрове – сначала учеником, а затем ткачом. Позднее работал в Орехово-Зуеве на ткацкой фабрике Зимина до принятия монашества.

Свщмч. Рафаил (Шейченко) до монашества был сапожником вместе с отцом, в Оптиной нес послушание ветеринарного фельдшера, когда монастырь закрыли, работал в Козельске сапожником.

Священномученик, а в прошлом финансист Николай (Голышев) также по происхождению из семьи крестьян. После окончания земской школы в 1903 году поселился в Егорьевске, где устроился работать конторщиком на фабрике. В 1914 году его приняли на работу в городскую управу помощником бухгалтера. В этой должности он проработал до 1917 года, когда устроился в Егорьевском финотделе заведующим сметно-кассовым подотделом.

Мученик Симеон (Туркин) был волостным старшиной. В двадцатых годах он организовал строительную артель, брал подряды и строил дома. В 1933 году был выбран старостой храма. В конце тридцатых годов начались беспощадные гонения, тогда и был призван к подвигу за веру и жизнь вечную.

Сщмч. Сергей (Шеин) в 1913 году от своей родной Тульской губернии избирается в члены Государственной Думы IV созыва, будучи действительным статским советником. В 1917–1918 годах он входит в состав Секретариата Священного Собора Православной Российской Церкви в качестве секретаря. 

Среди новомучеников много юристов, борцов за правду и веру. Мученик Юрий Петрович Новицкий родом из Умани, юрист, историк права, профессор Санкт-Петербургского университета, православный общественный деятель, сподвижник митрополита Вениамина (Казанского). В Киеве научную деятельность сочетал с работой судебного следователя, участвовал в расследовании убийства П. А. Столыпина. Создавал приюты для детей сирот, преподавал в гимназии в Киеве, участвовал в организации Педагогического музея Киевского учебного округа. Приват-доцент Киевского и профессор Петербургского университетов. Организатор рабоче-крестьянского университета. Читал лекции в разных университетах и духовной академии. Автор работ по истории судебных доказательств. Был религиозен с детства, мальчиком прислуживал в церкви, читал и пел на клиросе. Был приговорен к расстрелу «по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей» вместе с духовенством и другим известным юристом и адвокатом Иоанном (Ковшаровым).

Мученик Иоанн родом из Одессы, здесь учился в нынешнем университете Мечникова, здесь началась его адвокатская деятельность. Защищал большевиков и анархистов. Позже переехал в Петербург. Как адвокат-христианин, всю жизнь боровшийся за справедливость, был юрисконсультом гонимой Церкви, входил в духовный Собор Александро-Невской Лавры.

Новомученики работали на заводах и фабриках, служили в адвокатских конторах и банках, несли подвиг труда на бирже и в трудовых артелях, трудами рук и ума добывали хлеб насущный и так служили Богу и людям. Все профессии, от повара до сантехника, от депутата до секретаря, освящены молитвой и подвигом новомучеников и исповедников, подвизавшихся на этом поприще.

Иерей Андрей Гавриленко

Теги

Опубликовано: ср, 02/09/2020 - 14:19

Статистика

Всего просмотров 2,647

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle