Языки

  • Русский
  • Українська

Схиархим. Гавриил (Бунге): Я молюсь, чтобы новый президент Украины дистанцировался от церковных вопросов

Содержимое

О подлинных причинах раскола в мировом Православии, истинном выборе украинского народа, новом президенте, полных храмах и независимой Церкви – схиархимандрит Гавриил (Бунге), выдающийся швейцарский богослов и патролог в интервью для «Православной Жизни».

–  Причины раскола – в духовной плоскости.

За подобными разделениями, расколами всегда стоят различные человеческие страсти. И это очевидно. Страсть, которая «вдохновила» на такой шаг некоторых глав Церкви,  а в частности вселенского патриарха Варфоломея, прежде всего – жажда власти, властолюбие.

Я бы назвал это шуточно «апостольской страстью». 

Апостолы Иаков и Иоанн, не ведая о чем просят, хотели сесть по правую и по левую руку от Христа: «Дозволь нам воссесть во славе Твоей, одному по правую руку от Тебя, другому по левую руку!”, но Господь ответил им: «Не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим» (Мф. 20:21).

Человек не меняется. Из века в век – одно и то же.

Мы уверяем себя, что делаем что-то во славу Божию, а по факту делаем это для собственной выгоды, чтобы увеличить собственную значимость,  влияние, прийти к власти.

Подложка всех этих процессов – духовная.

Мы можем много говорить об исторических причинах, фактах, размахивать документами. Но поймите: мы все читаем по-разному, каждый видит свое и трактует по-своему. Со своей выгодой. Но, не это все является определяющим, в конце концов.

На мой взгляд, не Патриархи, митрополиты и епископы, даже духовенство должны предопределять судьбу людей. Этот вопрос следует решать самим верующим. И, насколько я понимаю, они уже его решили.

Украинские власти постоянно говорят о свободе совести, свободе выбора, демократии и т. д. 

Но украинский народ уже сделал свой выбор – остаться в канонической Церкви. Абсолютное большинство. Мы говорим только о верующих. Так в чем проблема?

Если бы верующие хотели чего-то другого, то уже бы за 20 лет, с тех пор как Украина стала независимой, они бы проявили это желание и реализовали его.

Если бы они хотели – ходили в раскольническую Церковь. Но этого нет. Храмы канонической Церкви заполнены, а раскольнические пустуют.

По моему мнению, это очень важный аспект и основной аргумент.

И политики, и Главы Церквей должны принимать во внимание этот факт.

Надеюсь, что новый президент захочет отстраниться от церковных дел, а не углубиться в них. И вопрос разрешится быстро. Все станет на свои места: люди опять смогут свободно делать свой выбор.

Закон и суды начнут работать по закону, беспристрастно рассматривать обращения и наконец-то констатировать, что передачи храмов  раскольникам незаконны.

Государство должно заниматься государственными делами: борьбой с коррупцией, безопасностью своих граждан, улучшением жизни людей. Ему не следует решать церковные вопросы. Там, где есть вмешательство, возникают проблемы.

Без поддержки президента создания новой раскольнической организации не произошло бы.

Но еще раз повторяю, что важным и определяющим является выбор верующих, тех людей, которые ходят в Церковь. И президент должен учитывать и принимать этот выбор.

А какое количество монахов живет в монастырях! Я, кстати, вообще не слышал о монастырях, которые ушли бы в раскол.

Можно долго рассуждать о разных аспектах, приведших к сегодняшней ситуации в мировом Православии: и экономических, и исторических, и догматических. Но нет нужды об этом говорить, другие уже много наговорили.

Претензии Константинополя не являются новыми. Уже сто лет, как Константинополь претендует на своеобразное папство. Мы знаем об исторических обстоятельствах, которые дают ему основания  верить, что он должен это делать.

У Константинополя есть только титул, но нет ни территории, ни прихожан. Поскольку ничего своего нет, он пытается отвоевать себе все новые и новые территории, таким образом воссоздать себя.

Константинополь обвиняет Москву во вмешательстве в другие Церкви, но сам постоянно вмешивается в Греческую Церковь, например. Константинополь пытается проникать и в другие Церкви, захватывать их разными способами.

Заявляют, что украинские верующие хотят иметь независимое управление церковное. Но это все предоставила Москва Украинской Церкви давно. Существуют условные духовные связи. А что дал Константинополь раскольникам сегодня? Едва ли половину от того, что имеет УПЦ.

Никто не оспаривает, что украинский народ имеет право на свою Церковь и независимое церковное управление.

Как я понимаю, не будучи ни украинцем, ни русским, верующий народ Украины не хочет обрывать связи с Русской Церковью,  этого хотят только политики.

Верующие хотят духовно, молитвенно быть вместе с Церковью, которая имеет ту же историю, то же происхождение.

У меня есть друзья-украинцы, которые хотят подвизаться в русских монастырях, потому что это не другая Церковь, а Церковь-сестра. Здесь все понятно и привычно. И это не то же самое, что пойти в греческий монастырь.

Но политики, особенно уходящий президент, хотят обрубить все связи, все нити между двумя странами.

Уверен, украинский народ в своем большинстве не принимает и не поддерживает этого. 

Люди уже выбрали, где быть. Большинство остается верными УПЦ.

Я молюсь о том, чтобы новый президент дистанцировался от церковных вопросов. Все происходящее – чистая политика.

Верю в то, что ситуация стабилизируется. Пусть суды решают, кому принадлежат храмы, какой общине, а не политики. Пусть те, кто хочет уйти в раскол, строят свои храмы.

Грустно наблюдать и слышать о том, как захватываются храмы: где-то священник избит, где-то дверь выбита, где-то крест сброшен на землю, что-то разбито, разрушено. Это жутко. И речь идет часто о тех церквях, которые уцелели при коммунистах. А сейчас их захватывают.

Международные организации по правам человека очень обеспокоены незаконным характером данных процессов. Комитет ООН по делам религии неоднократно призывал украинские власти уважать права верующих канонической Церкви. Всем очевидно: то, что происходит, – незаконно.

Реакция международных организаций несколько запоздалая, но зато они убедились, что права верующих на территории Украины нарушаются.

Когда украинцы приезжали ко мне и спрашивали, когда наступит мир, я отвечал: «Когда вы никого не будете интересовать».

На международном уровне ситуация еще не разрешена: Константинополь в изоляции. Другие Церкви не поддержали его решения.

Но я молюсь за мир, не против кого-либо, а за мир.

И всегда молюсь о Блаженнейшем Митрополите Онуфрии и многострадальном украинском народе, который на протяжении многих веков несет свой крест.

Беседовал Дмитрий Мельничук
Перевод с английского Натальи Горошковой

Опубликовано: пн, 20/05/2019 - 10:22

Статистика

Всего просмотров 6,156

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle