«Сага о Ньяле». Часть 2

Есть ещё один персонаж в этой саге, который меня совершенно потряс.

Потряс, правда, в отрицательном смысле. Это девушка по имени Халльгерд. Халльгерд ‒ полная противоположность того, что в Библии называется «мудрая жена». В Книге Иисуса, сына Сирахова, в Притчах Соломоновых очень много говорится о таких прекрасных, золотых девушках, редких в девичестве, частых среди тех, кто перенёс тяготы брака. Либо если девушка вообще перенесла какое-то мучение, тогда она становится несравненной, золотой, прекрасной, необыкновенной, мудрой. О таких девушках много положительного и прекрасного говорится в Библии: она сокровище, она не просто сохранит дом, но и увеличит благосостояние, и созиждет этот дом, и сделает всё, что только возможно, и такая жена будет несравненным утешением для своего супруга. Халльгерд ‒ полная противоположность такой мудрой жене библейской.

Халльгерд также исторический персонаж, а она в этой саге действует от начала и до конца, я был потрясён, потому что я понял, почему Господь не даёт некоторым девушкам семейную жизнь. Потому что если девушка будет вести себя как Халльгерд, она разрушит и брак, и себя, и мужа.

Халльгерд ‒ несравненная красавица, причём это большая редкость, чтобы в сагах красавицу именовали каким-то другим именем, кроме как Хельга. Все красавицы в сагах именуются Хельги, то есть Ольги по-русски. Эту девушку зовут Халльгерд. Она обаятельна, привлекательна, умна, талантлива, но полностью действует так, как ей подсказывают капризы. Поэтому она не просто разрушает то, что вокруг неё, а с каким-то чудовищным азартом разрушает все три своих брака. В каждом браке из-за неё погибают мужья. Допустим, первый муж не смог вынести её своенравия, чудовищной жадности. Саги говорят, что она проматывала состояния своих мужей, хотя мужья были богатые. Сложно сказать, на что в Исландии Х века можно было промотать состояние, всё-таки это не Рим и не Константинополь, не Бухара и не Дамаск. Она безумно, как говорится в сагах, тратила своё состояние, хотя мужья были богатыми и все они были викингами.

Первый муж обидел, потому что не вынес её своенравия и поссорился с ней. Она не то что договорилась, но сделала так (а девушки это умеют сделать), чтобы её дядя пошёл и первого мужа убил. Халльгерд не особо огорчилась.

Она вступила во второй брак и муж, зная, что случилось с первым мужем, поставил условие, что этот дядя за ней в дом не пойдёт. В итоге, поскольку этот дядя был человеком буянистым, он поругался в своём доме, бежал к Халльгерд – и она попросила мужа, чтобы тот взял. Халльгерд могла добиваться всего, что пожелает. Потому что всё то, что мудрая библейская жена кладёт на то, чтобы союз семьи был прекрасен, священ, всё это Халльгерд ставит в угоду капризам. Она тонка, умна, знает, как подойти к любому мужчине, и быстро добивается, чтобы дядю приняли и здесь. Второй муж, как сказано в сагах увидел, что дядя только немного пожил спокойно, а потом начал снова буянить, но ничего не сделал. Этот момент, когда он не обуздал буяна, оказался роковым.

Как-то к Паисию Афонскому пришел молодой хулиганистый человек и говорит:
‒ Возьми меня к себе.
Паисий отвечает:
‒ Не могу.
‒ Какой ты тогда святой?
Паисий тогда ему говорит:
‒ Я не могу тебя взять, потому что ты человек дикий, взрывной. От тебя что угодно можно ожидать.

Действительно, так и случается и снова характера Халльгерд никто выдержать не может, потому что она всюду тянет одеяло на себя. Ей нужно исполнить только то, что хочет она. В итоге происходит ссора между ней и мужем. И когда дядя услышал эту ссору (в сагах внутренние мотивы никогда не описываются, я полагаю, что она ему нравилась), он, чтобы защитить племянницу, на которую положил глаз, но не мог, естественно, на ней жениться, потому что был небогатым ‒ пошёл и убил второго мужа. Халльгерд снова не особо опечалилась, наши активные прихожанки сказали бы: «Бог дал ‒ Бог взял». Чтобы дядя никого больше не убил, отправила его домой к родственникам второго мужа. Дядя сопротивлялся: как это он пойдет к родственникам убитого им человека жить, но Халльгерд могла убедить и словами.


Дядя пришел к родственникам мужа, выходит отец убитого и говорит:
‒ Что такое? Как у сына дела?
‒ Я его убил.
Викинг оторопел:
‒ Ты убил и пришел сюда?
‒ Да, убил, и мне Халльгерд сказала, чтобы я пришёл сюда.
Викинг задумался:
‒ Если она прислала тебя сюда, значит не хотела этого убийства, ‒ ответил тот, достал топор и раскроил голову дяде.

Это было не первое и не последнее убийство, связанное с Халльгерд. Дело в том, что она была так своенравна и так себя вела, что вокруг неё взбаламутилась вся Исландия. И вся Исландия передралась. Даже на альтинге ‒ величайшем собрании страны, происходящем раз в год, где устанавливались законы, где вершился суд, нельзя было обнажать оружие ни под каким видом, ‒ там тоже произошло сражение, потому что из-за Халльгерд дрались все.

Она не была какой-то злодейкой, нет, не была чудовищем. Это совсем какой-то необычный персонаж, причем персонаж не литературный, а исторический и литературный одновременно. Потому что саги ‒ исторические хроники прежде всего. Конечно, очень красиво написанные.

Есть персонажи исторические женские весьма страшные. Допустим, женщины, которые работали палачами в НКВД, Иезавель, стремившаяся убить пророка Илью. Есть страшные литературные женские персонажи, как Миледи в «Трёх мушкетёрах».
Халльгерд не такая, она не злодейка, у неё нет злодейских целей, но вокруг неё постоянно бушует ураган смертей. Вокруг неё разваливается все: другие браки, мужья бросают жён, потому что они имеют виды на Халльгерд, ей, естественно, никто не нужен. Ей нужен только её каприз, её данное настроение, больше ей ничего в жизни не интересно. Тем не менее она несравненно красива, поэтому все мужчины хотят быть её мужьями.

Все знают, что произошло с её предыдущими мужьями. В конце концов всеми любимый викинг Гуннар, отважный, сильный человек, скажем так, с людьми, которые ему служат и за ним идут в походы, предлагает её отцу, чтобы она стала его женой. Отец говорит:
‒ Ты же знаешь, что случилось с её мужьями. Поговори с ней сам.
Он приходит к Халльгерд (а вы можете представить то время, когда с женщинами не церемонились), очень смиренно говорит с ней, мол, «я хочу чтобы ты была моей женой, если ты не против»… Спрашивает её согласие, что совершенно нетипично для викингов и вообще для брачных отношений Средневековья, такого не было. Брак заключался не между женихом и невестой, а между родителями или между женихом и родителями – и никак иначе. Дочь не участвовала в этом процессе и не могла участвовать в Средневековье и в древности так же.

Только Христос принёс понимание, что женщина свободна и прекрасна, сама должна решать свою жизнь.

Гуннар женится на Халльгерд, он, конечно, хороший муж, светлый, смиренный, уступает её диким капризам, диким нравам, но в результате не выдерживает. У них происходят время от времени ссоры, причём в саге записана всего одна ссора, небольшая.

Но Халльгерд ‒ очень мстительная девушка, она такого высокого о себе мнения, что не может представить, что кто-то ей может сказать слово поперёк. Она затаила зло на своего мужа. В итоге происходит сражение. К дому Гуннара приходит отряд его врагов: опять же за Халльгерд дерётся вся Исландия. Гуннар сильный, он может победить и этот отряд, но ему нужна помощь. Наступающие собираются поджечь дом. Гуннар хочет перестрелять врагов из лука из окна (дома высокие у викингов). У него нет тетивы на луке, он просит у Халльгерд часть волос. Волосы у девушек длинные по традиции.
‒ Дай мне немного волос, я на лук натяну и перестреляю всех.
Халльгерд говорит ему:
‒ Зачем тебе это нужно?
‒ Иначе я не отобьюсь и ничего не смогу сделать.
Халльгерд отвечает:
‒ Это твоё дело, помнишь, как ты меня обидел? Теперь сам выкручивайся как хочешь, мне всё равно.
Гуннар потрясён таким капризом и говорит:
‒ Ладно. Каждый старается прославиться как умеет.

В итоге его убивают. Сага продолжается, и в ней произойдёт ещё очень много разных событий.

Один из ключевых моментов саги – в Исландию приходит христианство. Правда его приносит, мягко говоря, очень странный проповедник Тамбанд. Он приехал из Рима, но приехал с мечом и отрядом солдат, тем не менее он православный проповедник, но под стать викингам ‒ с ними и сражается, и крестит, когда они соглашаются.

Когда Ньяль слышит, что пришла вера в Христа, он говорит: «Да, это то, чего я втайне ждал. Это чего я всю жизнь хотел. Это будет истинная вера. Это будет единственная вера, а Христос ‒ единственный Бог. Я это всем сердцем чувствую». И Ньяль начинает проповедовать христианство и становится христианином.

Тем временем Тамбанд ездит по стране и предлагает креститься, много интересных моментов с этим связано. Так, в одном викингском селении, куда приезжает Тамбанд, выходят викинги и говорят: «Мы согласимся принять веру, если ты покажешь, что она сильна». Тамбанд разжигает три костра: один обычный костёр, второй он освящает как священник, а третий пытаются благословить викинги именами своих богов. По условиям этого, скажем так, конкурса берсерк, человек, одержимый насилием, должен пройти сквозь костры. Через костёр язычников он проходит легко, а подойдя к костру христиан, он говорит: «Я не могу. Меня жжёт этот костёр». Тогда становится понятно, что это чудо не может преодолеть христианскую преграду, этот берсерк и викинги принимают христианство в этом селении тоже.

Продолжается действие саги. Гуннар, как я сказал, погиб, погибает ещё множество людей из-за Халльгерд и её капризов. В конце концов отряд викингов под предводительством неприятного викинга по имени Флоси подходит к дому Ньяля, потому что тот поссорился с его сыновьями. Виной тому ‒ Халльгерд. Сыновья, естественно, уже взрослые. Флоси понимает, что Ньяль праведный, он христианин теперь, а Флоси ещё язычник, и он говорит:
‒ Я хочу предложить тебе, Ньяль, чтобы ты вышел из дома, ты же погибнешь в огне безвинный.
Викинг говорит такие слова! «Ты погибнешь безвинный». Ньяль сказал:
‒ Я не выйду. Я человек старый и не смогу отомстить за своих сыновей, а жить с позором не хочу.
Тогда Флоси сказал Бергторе (это его жена):
‒ Выходи, хозяйка, я совсем не хочу, чтобы ты погибла в огне.
Бергтора ответила:
‒ Молодой была отдана Ньялю. Я обещала ему, что у нас с ним будет одна судьба.
Они оба вернулись в дом. Бергтора спросила:
‒ Что нам теперь делать?
‒ Мы пойдём и ляжем в нашу постель, ‒ сказал Ньяль.
Тогда она сказала маленькому Торду, сыну Карри (т. е. внуку):
‒ Тебя вынесут из дома – и ты не сгоришь.
‒ Я же обещал тебе, бабушка, ‒ заявил мальчик, ‒ что мы никогда не расстанемся, пусть так и будет. Лучше я умру с вами, чем останусь живым.
Бергтора унесла его в постель, а Ньяль сказал управителю:
‒ Смотри, где мы ляжем и как расположимся в постели, потому что я не собираюсь двигаться с места, как бы меня ни мучили дым и огонь. Заметь хорошенько, где надо будет искать наши кости.
Флоси, конечно, потрясён такими словами праведных людей. Тогда он просит всех женщин, детей, слуг, всех, кроме сыновей Ньяля, выйти из дома, потому что никому не хочет вреда. Снова просит Ньяля выйти. Тот не выходит. Тогда Флоси поджигает дом, часть сыновей погибает, а самый отважный и мудрый в бою как раз и не погибает, зовут его Карри. Карри спасся, а Грим и Скарпенгим погибли.

Проходит ещё несколько лет. Карри и Флоси враждуют, открытых столкновений у них пока что нет. Они враждуют, враждуют, враждуют, а для викингов важна тема кровной мести. Карри пытается отомстить за всех погибших. Флоси хочет ускользнуть от мести. У них у всех и отряды, и силы, и ум, и мастерство ведения боя.

Сага заканчивается так, как не может закончиться рассказ о викингах. Флоси всё больше начинает мучиться, что из-за него погибло такое количество людей. Когда ему говорят: «Ты сжёг такого человека! Это же славный поступок!» ‒ он отвечает: «Нет. Это бесчестие для меня и для всех. Мы убили праведника. Это недопустимо». И он так мучится, что на своём драккаре плывёт в Рим, чтобы Папа Римский (в ту пору ещё бывший православным епископом Рима) отпустил ему грехи. Он привозит Папе Римскому большие дары. Папа сам совершает Таинство Исповеди и отпускает грехи. Обратите внимание, что на тот момент Папа Римский является православным первосвященником.

Флоси возвращается обратно, далее происходит совершенно удивительная вещь ‒ к нему приезжает Карри, который тоже больше не хочет враждовать. Почему? Наверное, потому, что Бергторга и Ньяль молятся о них в раю. Они жили как праведники и умерли как святые.

Вот как заканчивается эта история.

«Теперь надо рассказать о том, что на следующее лето Кари отправился к своему кораблю и поплыл через море на юг. Он начал свое паломничество в Нормандии, дошел до Рима, получил отпущение грехов и западным путем отправился обратно. Он сел в Нормандии на свой корабль и поплыл через море на север, в Дувр. Оттуда он поплыл на запад, обогнул Уэльс, прошел на север мимо шотландских фьордов и не останавливался, пока не приплыл в Трасвик на Катанесе, к бонду Скегги […]
На следующее лето Кари собрался плыть в Исландию. Скегги дал ему корабль. Их было восемнадцать человек на корабле. Они замешкались со сборами, но все же вышли в море, и плаванье их было долгим. Наконец они подошли к мысу Ингольвсхавди, и там их корабль разбился в щепы. Однако люди спаслись. Тут разразилась буря. Люди спросили Кари, что делать, и он сказал, что надо идти в Свинафелль испытать благородство Флоси».

Бог управляет так, что Карри с его отрядом выносит на тот мыс, где живёт Флоси со своим отрядом. Отряды небольшие ‒  человек 15-20, но это викинги, они всё в щепки разнесут и друг друга поубивают. У них кровная месть ‒ главный приоритет в жизни. И вот что происходит дальше. Два кровных врага встречаются на одной территории непосредственно. Бог их свёл лицом к лицу, несколько лет они этого сделать не могли, хотя безмерно хотели друг друга убить. Цитирую, что произошло дальше:
«Не медля, они пошли в Свинафелль. Флоси был в доме. Он узнал Кари, когда тот вошел, кинулся ему навстречу, поцеловался с ним и усадил рядом с собой на почетное сиденье».

Флоси раскаялся, ему было больно за то, что он сделал.

«Флоси предложил Кари пробыть у него зиму, и тот согласился. Они полностью помирились. Флоси просватал Кари свою племянницу Хильдигунн, которая была раньше замужем за Хаскульдом Хвитанесгоди.

Они поселились сначала в Брейде.

Люди рассказывают, что Флоси так кончил свою жизнь. Однажды, когда он состарился, он поехал в Норвегию за лесом для дома и пробыл ту зиму в Норвегии. А летом он замешкался со сборами. Люди говорили ему, что корабль у него плохой. Но Флоси отвечал, что его корабль достаточно хорош для того, кто стар и близок к смерти, и он взошел на него и отправился в море, и больше об этом корабле никогда не было слышно».

То есть он принимает смерть намеренно, чтобы перед Богом самому ответить за то, что сделал. Флоси знает, что Бог его простил, наверняка Папа Римский объяснил ему, что такое прощение грехов. Представьте себе: человек в Рим поехал, чтобы ему грехи отпустили. Здесь люди через дорогу перейти не могут, чтобы прийти на исповедь. «Ах-ах-ах! У нас автобус плохо ходит и метель!». Человек в Рим поехал, полгода туда и обратно, чтобы ему грехи были отпущены. И вот он намеренно уходит в море и намеренно там погибает, чтобы боль, мучающая его, ушла, чтобы встретиться с Ньялем и Бергторгой, которых он обидел, которым он больше не хочет никакого зла, которых он чтит как христианских праведников (таковыми они и являются). Повторюсь, это всё православные люди и исторические персонажи.

Далее в саге говорится о детях персонажей:
«Вот кто был детьми Кари и Хельги, дочери Ньяля: Торгерд, Рагнейд, Вальгерд и Торд, что сгорел с Ньялем. А детьми Кари и Хильдигунн были Старкад, Торд и Флоси. У Флоси был сын Кольбейн. Он был одним из самых выдающихся людей в роду.
Кари, примирившись со своим смертным врагом, поцеловавшись с ним, женившись на его дочери, по благословению Флоси. Он называет уже своего сына именем бывшего врага.
На этом я оканчиваю сагу о сожженном Ньяле».

Артём Перлик

Теги

Опубликовано: ср, 25/11/2020 - 11:38

Статистика

Всего просмотров 693

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle