Языки

  • Русский
  • Українська

Просветитель галичан в Северной Америке

Содержимое

Выдающийся священник и миссионер Северной Америки протопресвитер Александр Хотовицкий (†19 августа 1937) родился 11 (23) февраля 1872 г. в Кременце соседней с Галичиной Волынской губернии (ныне Тернопольской обл.) в семье образованного протоиерея Александра Антоновича.

Его отец в 1867 г., еще до принятия священного сана, занимал пост смотрителя  (руководителя) Дерманского духовного уездного училища при Свято-Троицком монастыре, в 1887 г. в сане протоиерея – ректора Волынской духовной семинарии в Кременце, в 1892 г. – члена Духовной консистории и настоятеля Свято-Михайловского храма в Житомире, второго по значимости в городе после кафедрального собора. Отец священномученика Александра упоминается в cписке лиц духовного ведомства Волынской епархии, принявшего участие в деятельности местного Общества попечения о раненых и больных воинах в 1867 г.(1).

Александр успешно окончил местную семинарию, а в возрасте 23 лет – Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия (1895). Ещё будучи студентом академии, он подал прошение о направлении его в Алеутскую и Северо-Американскую епархию для миссионерских трудов. В 1896 г., после Святок, пребывая вторым псаломщиком Никольского прихода Нью-Йорка, вступил в брак в этом же храме с воспитанницей Петербургского Павловского института благородных девиц Марией Владимировной Щербухиной. В том же году, спустя 5 месяцев после прибытия в Америку, был рукоположен в сан диакона (23 февраля) и через два дня, 25 февраля, – в сан священника епископом Алеутским и Аляскинским Николаем (Зиоровым; 1851–1915), который так отозвался о молодом священнослужителе: «Я увидел, что ты имеешь ту искру Божию, которая всякое служение делает воистину делом Божиим и без которой всякое звание превращается в бездушное и мертвящее ремесло…»(2).

В Америке о. Александр активно занимался миссионерской деятельностью, главным образом среди эмигрантов – униатов, выходцев Галиции и Карпатской Руси, много проповедовал, был главным редактором и одним из основных авторов выходившего на русском и английском языках журнала «Американский православный вестник». В начале своего служения он писал об непростых условиях пастырства: «...В Америке – при отсутствии суровых зим и усовершенствованных путях сообщения – случаи замерзания едва ли возможны. Но ни страшнейшая ли  здесь свирепствует зима холодного неверия и тупого равнодушия к религии, когда мертвеют не тела, а души?» Сердечной болью и грустью исполнены его «Думы миссионера»: «...Смешны были бы сожаления о том, что между краянами нет таких глубоко религиозных людей, как в России... Но разве не дико и в Америке слышать такое заявление: ‟Я православный христианин, но для «бизнеса» должен держаться унииˮ. Или: ‟Не пришли в церковь, ибо собрался дождьˮ. И если последний случится, то вместо обычных 60–80 человек придет 15… И как возжечь огонь веры в тех, которых видишь лишь 2–3 часа на неделю?.. Впрочем, таких счастливых пастырей, имеющих один приход, очень немного. Обычно у каждого есть по 2–3 прихода... А ведь цель нашей, как и всякой миссии – не только поддерживать, а и распространять Православие...» «...Конечно, мы бедны, мы очень бедны... Но что бы это было за «миссионерство» от избытка?.. Какое чувств можем испытать мы, видя, как при этой скудости постепенно обогащается наша миссия паствою, как украшаются грады и веси ее благолепными храмами, как расширяется ее благовествование по далеким пространствам, приводя в ограду овчую и заблудших, и новых овец... Господь помогает нам – видимо, заметно».

После отъезда в Россию настоятеля Свято-Никольского прихода Евтихия Балановича о. Александр был назначен на его место. Молодой иерей взял на себя подвижнический труд по строительству нового величественного кафедрального собора Святителя Николая на Манхэттене вместо малого приходского храма. По благословению епископа Тихона, будущего Патриарха Московского и всея Руси, он купил для строительства собора землю в Нью-Йорке на 97-й авеню. Чтобы собрать средства на возведение собора, ему пришлось не только объехать православные общины Америки, но и побывать в России. Государь Николай II первым пожертвовал 5000 рублей «на это важное и необходимое дело». О. Александр побывал у праведного о. Иоанна Кронштадтского. Об этой встрече о. Александр позже рассказал в своем слове на его смерть: «...Наутро я был в церкви. Здесь о. Иоанн призвал меня, взял мою сборную книгу и на заглавном листе написал: ‟Господи, благослови книгу сию сборную и дело, на которое она дана, благословением вседейственным и всещедрым и привлекай сердца верных рабов твоих к иерею-миссионеру, да расположатся все в его пользу или, вернее, в пользу дела Божия. Кронштадтский протоиерей Иоанн Сергиев. Жертвую двести руб. 27 марта, 1900ˮ». О. Александр вспоминал: «С книгою этою прошел я Святую Русь, и везде эта надпись открывала сердца людские, везде упоминание о благословении отца Иоанна на это святое дело раскрывало кошельки и, таким образом, отец Иоанн был в строгом смысле создателем и нашего храма в Нью-Йорке...» Собор возводился два года(3). В его торжественном освящении 10 (23) ноября 1902 г. приняли участие более 20 священнослужителей. В храме вместимостью 900 человек стояли две тысячи, более тысячи молились снаружи. С трепетом все внимали словам будущего Патриарха Тихона: «В православной вере стойте, родные предания держите, храм Божий любите. ‟Вы род избранный, люди, взятые в уделˮ, чтобы возвещать окружающим нас инославным чудный свет Православия». Через год этот храм стал епархиальным кафедральным собором. В летописи собора запечатлено: «Основан и создан сей кафедральный собор в городе Нью-Йорке, в Северной Америке, иждивением, заботами и трудами всечестнейшего кафедрального протоиерея отца Александра Хотовицкого в лето от Рождества Христова 1902-е».

Отец Александр участвовал в создании и работе «Русского Православного Кафолического Общества Взаимопомощи» (сокр. по англ. ROCMAS), исполнял в нем обязанности казначея, потом первого секретаря и, наконец, председателя (с 1 апреля 1897 г.). Под его руководством «Общество Взаимопомощи» стало помогать не только новым переселенцам в Америке, но также страдающим русинам в Австро-Венгрии, македонским славянам, русским воинам в Маньчжурии и военнопленным в японских лагерях. По его инициативе на Восточном побережье Соединённых Штатов было основано 12 русинских приходов в Филадельфии, Юнкерсе, Пассаике и других городах.

В 1906 г. о. Александр по просьбе русскоязычной колонии, возглавляемой местным русским консулом Николаем Бернгардовичем Струве (до этого приезда два-три года назад о. Александр крестил его новорожденного младенца), и по благословению архиепископа Тихона посетил Монреаль в Восточной Канаде, где впервые в 3-ю, крестопоклонную, Неделю Великого поста совершил Божественную литургию, основал братство и тем самым положил начало Православию во франкоязычной провинции на побережье Атлантики. Консул, изредка посещая Нью-Йорк, встречался с владыкой Тихоном и докладывал ему об увеличении численности русских в Канаде и назревающей потребности иметь в Монреале православный храм со священником, который мог бы противодействовать самозваным священнослужителям – «серафимовцам». В то время «русская семья» в Монреале не считалась «круглой сиротою», так как там действовала Сиро-Арабская Православная Церковь, состоящая в ведении викария владыки Тихона – святителя Рафаила (Хававини), епископа Бруклинского.

Весть о предстоящем прибытии о. Александра в Монреаль была встречена с радостью. Русские поселенцы начали готовиться к богослужению, проводить спевки, на которых разучивали песнопения Великого поста и литургии свт. Василия Великого. Заблаговременно о. Александром были высланы необходимые богослужебные книги нотные сборники. Вопрос о помещении окончательно решился по прибытии священника.

Через 14 часов езды по железной дороге, спустя 2 часа после пересечения границы, о. Александр вышел из вагона на перрон, где его встретил г-н консул. Вместе с ним он прокатился с великим удовольствием на санках по улицам Монреаля, который в тот день парадом и народными гуляньями отмечал ирландский праздник святого Патрика. На другой день отмечали праздник и на «нашей» – русской – «улице». Вечернее богослужение с выносом креста в венке из живых цветов проходило в простом сирийском храме, расположенном на верхнем этаже торгового дома. После субботней вечерни и в воскресенье с 7 до 10 часов утра совершалась исповедь для русских богомольцев. Там же отцом Александром на привезенном антиминсе была отслужена на церковнославянском языке Божественная литургия, на которой настоятель – сирийский священник – отец Георгий для нескольких десятков сиро-арабов на их родном языке прочитал только Апостол и Евангелие, а за ней на своем антиминсе совершил вторую Литургию – уже полностью на арабском. В 4 часа в храме собралось 25 человек и о. Александр открыл собрание. Велась беседа о том, как открыть приход, сплотив русских людей, устроить в дальнейшем храм, пригласить священника. Как всегда, на собрании оказались ревностные оптимисты, верившие в свои силы и желавшие сразу начать дело, и пессимисты-скептики, жаловавшиеся на малое количество русских переселенцев из «Старого Края» и их материальную бедность. В процессе общения выявилось, что действительно о немедленном открытии прихода говорить преждевременно и надо к этому идти естественным для Америки путем – устроением русского православного братства. Решение об организации такого братства было принято единогласно. Все участники записались в члены-учредители. Собрание избрало консула Почетным Попечителем и членов Правления братства (председателя, вице-председателя, секретаря и казначея). Созданное протоиереем Александром братство, для регистрации и деятельности которого он пообещал прислать уставы, возглавили те, кто усердно способствовал его приезду в Монреаль. Оно не остановилось на этом первом шаге и, укрепившись количественно и качественно, стало ядром будущего Петропавловского прихода, который в 1916 г. построил свой первый храм(4).

Вместе с известным русинским миссионером протоиереем Алексием Товтом (1853–1909), включенным также в Собор Галицких cвятых, о. Александр способствовал переходу живших в Северной Америке карпатских и галичанcких русин из унии в Православие. Его 18-летний миссионерский труд в Северной Америке был сопряжен со многими искушениями и скорбями.

С открытием нового собора начался активный переход карпатских русин из унии в Православие. Отец Александр ездил по городам Америки, укрепляя новообращенных. На собрания, проводимые после богослужений, приходили тысячи людей. Ксендзы часто настраивали униатов против православных священников.

Кафедральный священник Феофан Букетов (1879–1968) вспоминал: «...Отца Александра в Бэйонне чуть не убили. Туда приехал он вечером один. Навстречу ему показалась огромная толпа. По близорукости отец Хотовицкий принял ее за толпу православных, вышедших ему навстречу, и доверчиво приблизился к ней. – ‟Вы Хотовицкий?ˮ – обратились к нему с вопросом. – ‟Я...ˮ Тогда один из вожаков вдруг ударил отца Александра по лицу кулаком. Как он не разбил ему очки и не ослепил его?! Отец Александр только вскрикнул и без чувств упал на землю. Это и спасло его. А разъяренной толпе показалось, что он убит, и она в страхе разбежалась».

Преемник святителя Тихона архиепископ Платон (Рождественский), бывший ректор Киевской духовной академии, впоследствии митрополит, воздавая страстотерпцу Александру дань благодарности за понесенные им в Америке труды, в слове, произнесенном за Божественной литургией при прощании с отцом Александром 26 февраля 1914 г., среди прочего сказал: «Был в моей и твоей жизни день, когда поутру ты, придя ко мне в комнату, много не говоря, открыл свою сорочку на груди и показал мне синеющую там огромную ссадину с кровью. То была рана от палки какого-то изувера, в диком озлоблении бросившегося на тебя после того собрания русских людей, на котором ты увещевал родных по крови братий отречься от пагубной унии с Римом. Все мое существо содрогнулось тогда от охватившего меня волнения, предо мною был факт исповедничества за Христа».

17 февраля (2 марта) 1902 г. епископом Алеутским Тихоном (Беллавиным) иерей Александр Хотовицкий был возведён в сан протоиерея: «Архиерейское богослужение в этот раз было ознаменовано особым торжеством – посвящением в сан протоиерея о. настоятеля А. Хотовицкого согласно утверждению Св. Синода еще от августа месяца прошлого года» (5).

26 февраля 1906 г. православная Америка праздновала 10-летие священнического служения одного из своих самых замечательных пастырей протоиерея Александра. Поздравляя юбиляра, святитель Тихон отметил: «Когда ты вспоминаешь в годовщину свое посвящение во иерея Божия, то невольно задаешься мыслью о том, как ты употребил данный тебе от Бога талант, не вотще ли была благодать Божия на тебе, как далеко ты ушел по пути нравственного усовершенствования. Ты при этом производишь сам себе суд, но тут ты являешься сам и судьей и судимым. А для правильности суда требуется выслушать голоса людей посторонних свидетелей. Вот они и выступают пред тобою: прислушайся же к их голосу! Благодарение Господу! Сейчас мы выслушали пространное и воодушевленное свидетельство их в похвалу тебе. Со своей стороны, как начальник твой, могу свидетельствовать, что ты оправдал доверие и чаяния, которые возлагались на тебя при твоем посвящении».

Самоотверженное пастырское служение новомученика Александра в Америке знаменательным образом закончилось ровно через 18 лет по его рукоположении в сан пресвитера – 26 февраля 1914 года. В своем прощальном слове отец Александр сказал: «Прощай, родная Мать моя, святая Американская Церковь, Православная Американская Русь. До земли склоняется пред тобою сыновним поклоном вечно благодарный тебе сын твой. Ты меня родила духовно, ты взрастала меня, от недр твоих ты силой своей вдохновила меня. Исповедничеством насадителей твоих облистанная, апостольством проповедников твоих озаренная, ревностью верных чад твоих облагоуханная, – величайшее счастье дала ты мне, – быть сыном твоим!»

Будущий Патриарх Тихон, под чьим омофором о. Александр совершал свое пастырское служение в Америке с 1898 г. по 1907 г., подвел итог его деятельности в Североамериканской епархии: «Со своей стороны, как начальник твой, могу свидетельствовать, что оправдал доверие и чаяния, которые возлагались на тебя при твоем посвящении». По отзывам современников, о. Александр являл собой пример жертвенного служения Богу и ближним: «От природы аристократ, чрезвычайно умный и образованный, с тонким юмором, в проповедничестве – стихия, в литературе – незаурядный публицист и поэт, для своих пасомых – идеальный пастырь, для нас, иереев, – хоть и молодой, но уже умудренный опытом, всегда отзывчивый и благожелательный друг и советник, а для всех русских людей – неизменно гостеприимный хозяин, – таков был отец Хотовицкий». При прощании ему были сказаны слова любви и благодарности американской паствой: «Ту самую боль, какую только можно вообразить и какую, кажется, должен был бы пережить человек, если бы от него отделяли не только части тела, но и души, испытывает и вся Американская Православная Русь, навеки прощаясь с тобою… Забудет ли когда-нибудь Американская Православная Русь тебя, славнейшего из пастырей ее?! Нет! Никогда! Ты вечно будешь жить в истории Американской Руси, в благодарных сердцах верных сыновей, в своих великих трудах по участию в создании Церкви Православной Американской, которая, верим, на Страшном Суде будет ходатайствовать пред Праведным Судьей – да украсит Он славную главу ее любимейшего сына нетленным венцом...»

Летом 1914 г. архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский) пригласил его в свою епархию и о. Александр был назначен в Гельсингфорс (Хельсинки) настоятелем Успенского собора и Свято-Троицкой церкви. Однако время его пастырского служения в финской столице было недолгим. Уже в августе 1917 г. он поехал в Москву.

С августа 1917 г. отец Александр – ключарь(6) храма Христа Спасителя в Москве и один из ближайших помощников Святителя Тихона по управлению Московской епархией, участник Поместного Собора 1917–1918 гг., на котором высказался за участие Собора в борьбе за спасение Отечества. Имея в виду разрабатываемые Собором проекты преобразований и нежелание некоторых соборян реагировать на уже начавшуюся государственную разруху, он заявил: «Похоже на то, как если бы в руках строителей какого-либо здания кипела работа по изготовлению чертежей, проектов и так далее для наилучшего сооружения и они спокойно смотрели бы в то же время, как кирпич за кирпичом вражеской рукой это же здание разрушается». 4 ноября отец Александр предложил Собору безотлагательно провести выборы Патриарха. По его инициативе Соборный Совет постановил выразить семье убиенного протоиерея о. Иоанна Кочурова – его сослуживца по Северной Америке – соболезнование от имени Собора, ходатайствовать об ее обеспечении и возвестить об этой трагедии всей Православной России.

В 1918 г. отец Александр содействовал образованию православного братства при Храме Христа Спасителя для поддержания его деятельности. В мае 1920 г. и в ноябре 1921 г. он арестовывался по обвинению в преподавании Закона Божия детям, что было уже запрещено безбожной властью. В 1924 г. начальник 6-го отдела ОГПУ Е. А. Тучков характеризовал его: «Поп-проповедник с высшим образованием, очень активный, резок и пользуется влиянием на тихоновцев. Настроен антисоветски». В 1928 г. о. Александр был возведен в сан протопресвитера и в 1930-е гг. служил настоятелем церкви Ризоположения на Донской улице. Прихожанин этого храма А. Б. Свенцицкий спустя много лет вспоминал: «Я присутствовал в 1936–1937 гг. много раз на службе отца Александра. Высокий, седой священник, тонкие черты лица, чрезвычайно интеллигентная внешность. Седые подстриженные волосы, небольшая бородка, очень добрые серые глаза, высокий, громкий тенор голоса, четкие вдохновенные возгласы… У отца Александра было много прихожан, очень чтивших его… И сегодня помню глаза отца Александра: казалось, что его взгляд проникает в твое сердце и ласкает тебя. Это ощущение было у меня, когда я видел святого Патриарха Тихона… Так же и глаза отца Александра, светящийся в них свет говорят о его святости»(7).

17 июня 1937 г. протопресвитер Александр Хотовицкий был арестован последний раз и обвинен в участии в «антисоветской организации церковников». Его расстреляли на праздник Преображения 19 августа 1937 г. Местом его неизвестного захоронения в общей могиле стало Новое Донское кладбище при Московском Донском монастыре, на которое свозили тела казнённых или замученных с Лубянки, Лефортова и других мест Москвы. В 1994 г. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви (Москва, 29.11 – 2.12.1994) отец Александр был прославлен в лике священномученников(8).

Епископ Иов (Смакоуз)

Примечания:

1. Список лиц духовного ведомства Волынской епархии, принявших участие в деятельности общества попечения о раненых и больных воинах в 1867 году // Эл. ресурс: http://www.mem6.com/2012/spisok-lits-duhovnogo-vedomstva-volynskoj-eparhii-prinyavshih-uchastie-v-deyatelnosti-obshhestva-popecheniya-o-ranenyh-i-bolnyh-voinah-v-1867-godu/
2. Ключари храма Христа Спасителя // Эл. ресурс: http://www.xxc.ru/history/kluch/index.htm
3. Таким образом, Нью-Йоркский Никольский собор был воздвигнут трудами, молитвами, благословением и попечениями четырех русских святых: Царственного страстотерпца Николая II, праведного протопресвитера отца Иоанна Кронштадтского, святителя Тихона и причисленного в 1994 г. к лику cвятых протопресвитера Александра Хотовицкого.
4. Поездка в Канаду // Американский Православный Вестник, 1906 г.; Centenaire de la paroisse orthodoxe russe Saint-Pierre-et-Saint-Paul de Montreal. Montreal, 2006. P. 31–50.
5. Пребывание Его Преосвященства, Преосвященнейшего Тихона, Епископа Алеутского и Северо-Американского, в Восточных Штатах Америки // Американский Православный Вестник. 1902. Т. VI. № 6. С. 137.
6. Ключа́рь (греч. Κλειδοῦχος – ключник) – в Православной Церкви наименование священника соборного и кафедрального храмов, служащего заместителем настоятеля (так как настоятелем кафедрального храма епархии обычно является правящий архиерей). Ключарь, как должностное лицо, заведует церковной утварью и ризницей, часто хранит ключи от храма и наблюдает за порядком совершения богослужения // Ключари храма Христа Спасителя. Эл. ресурс: http://www.xxc.ru/history/kluch/index.htm
7. Священномученик протопресвитер Александр Хотовицкий // Эл. ресурс: http://www.rizopolozhenie.orthodoxy.ru/navy.php?cat=history&ii=1&jj=6. Большинство цитат без ссылок приводятся по «Базе данных ‟Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX векаˮ».
8. На момент канонизации священномученика Александра Хотовицкого в 1994 г. не был известен точно день его мученичества, и по решению Архиерейского Собора день памяти был установлен на день канонизации. А поскольку чин прославления был совершен на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, это моментально свело на нет его богослужебное почитание. В процессе поиска материалов о Русских новомучениках был обнаружен, в конце концов, день его расстрела. С 2002 г. в Патриархийном Церковном календаре он числится 7 (20) августа, но в календаре Украинской Православной Церкви еще несколько лет его память отмечалась дважды: 21 ноября (4 декабря н. ст.) (эта дата никак не объяснялась, т. е. не было указано, что это дата прославления) и 7(20) августа.

Опубликовано: пн, 21/08/2017 - 18:46

Статистика

Всего просмотров 73

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle