Преподобный Сергий и его помощь

Православие.ru

Преподобный Сергий – святой, в котором за внешне скудным, неярким, смиренно-кротким образом жизни есть что-то неописуемо драгоценное, сердцу близкое, бесконечно значимое, но при этом такое, что словом не передать.

Найдем ли мы еще столь бедную обитель при ее основании? Найдем, но именно среди таких подвижников, кои сами подобны Сергию, а то и вышли из его учеников. Тихий огонек лучины, простые деревянные Чаши для Литургии, облачения из мешковины. Ветхие кельи посреди лесной чащи. Но именно здесь чистое сердце сподобилось стать обителью Святой Троицы. Именно эта келья, сложенная из грубо обтесанных стволов сосен, приняла под сводами своими Царицу Небесную. Ныне на этом месте, где когда-то стояла келья преподобного, – Серапионова палата, и там – большой образ Явления Божией Матери святому Сергию.

Попробуйте вспомнить хотя бы одно наставление аввы Сергия, и вы не найдете, что сказать. Попробуйте отыскать хотя бы одну его проповедь, поучение, послание, и у вас ничего не получится. Сохранилось разве что малое, немногословное завещание, записанное в житии внимательным учеником его Премудрым Епифанием. Духовный гений Сергия в том, что он не рассуждал о смирении, он смирением жил. Преподобный не богословствовал о Троице, он Троицу созерцал. Созерцание рождается в сердце чистом, которое, словно гладь прозрачной воды, отражает в себе свет взошедшего Солнца. Дух Христов, воспринятый сердцем, согревал и сердца приходивших к Сергию. И потому сквозь века взор людской вольно-невольно устремляется к нему, преподобному кроткому старцу.

Преподобный Сергий назван собирателем русского народа. Действительно, к нему тянутся все. Его почитают ученые и неучи, именитые и безвестные. Военачальники и крестьяне, князья и простой люд тянулись к нему, и каждый получал что-то свое, именно ему, его сердцу нужное.

Многие ли знают, что императрица Екатерина II, увлекшись старинной русской письменностью, настолько была очарована преподобным Сергием, что написала его житие? Может, испытывая раскаяние в немощах плоти, тоскуя по подлинно чистому, настоящему, высокому; может, видя пользу для граждан нашей великой державы; а может, имея причиной то и другое вместе, – мы не знаем всего. Ясно одно – у самодержицы нашлось время для собственноручного составления жития преподобного Сергия, разумеется, отталкиваясь от древних повествований.

Многие ли знают, что преподобный Сергий лично являлся святителю Филарету Московскому, когда тот по-человечески испытывал страх, отказав самодержцу Николаю I освящать Триумфальную арку с образами античных языческих богов. Святителю грозила опала, душа скорбела. И вот когда святой Филарет уже готовился спать, то, как рассказывает он сам: «Дверь, которую я обыкновенно запираю, тихонько отворилась, и вошел Преподобный, старенький, седенький, худенький и росту среднего, в мантии без епитрахили, и, наклоняясь к кровати, сказал мне: “Не смущайся, всё пройдет…” И скрылся». Вот это утешение преподобный Сергий на самом деле подает каждому, кто своей душой, своим сердечным стремлением – его ученик.

Что значит лично для меня преподобный Сергий Радонежский? Он – отец, он – родной покровитель, он – любящий помощник и наставник. Юным и духовно неокрепшим вступил я под своды обители Сергия – в семинарию у Троицы. Семь лет учился под благодатным покровом Пречистой – Лавру называют уделом Царицы Небесной, ибо Сергию обещала Она быть неотступной от его обители; одиннадцать лет жил возле обители, затем, спустя восемь лет скитаний, вновь вернулся к пристани аввы Сергия. Ошибки допускал такие, от которых ныне леденеет кровь. Но удивительно: и в самые тяжкие времена преподобный Сергий был рядом. Уму непостижимо, но рукоположение в священный сан состоялось именно в обители Сергия на осенний его праздник. Над семьей моей тучи сгущались и развеивались. Как слабые овечки, жались мы друг к другу, гонимые там и здесь, порой без средств, порой из-за злобы людской вынужденные скитаться. Наши двери пинали, словно дикие псы срывались на нас там, где мы жили, и в виду людской ненависти чаще мы находились в обители Сергия, с малыми детьми обретали уют внутри Лавры, как в неизреченном райском пристанище.

Дважды нависала над моей головой, как мне казалось, страшная угроза от других людей, сердце сжималось, в глазах мерк белый свет. Но сердечная молитва Преподобному вдруг рассеивала все искушения, козни исчезали, а зложелательства оказывались разбиты в пух и прах. Помощь приходила настолько очевидно, что я устрашался столь наглядного отклика. Отблагодарить было нечем, вести более совершенную жизнь не хватало решимости, я вновь скатывался к прежним слабостям и грехам. И в то же время замечал: молитва от самого сердца, от всей глубины души, от всего существа принимается сразу. А преподобный Сергий рядом, словно любящий тебя духовный отец.

Прошли годы, десятилетия. Я с удивлением для себя вдруг заметил, что многим моим знакомым преподобный Сергий не просто помог, не просто откликнулся на молитву. Кому-то он явился непосредственно, утешая и спасая, кого-то исцелил, кого-то освободил от терзавших его сомнений и страхов.

Вот дорогой нашему сердцу старец архимандрит Кирилл (Павлов), день рождения которого, по неизреченному Промыслу Божию, приходится на осенний праздник Преподобного. Собственно, отец Кирилл для всех нас был как наглядный образ, живой пример преподобного Сергия. В его жизни был случай, когда его хотели выслать из монастыря, фактически сослать, отправить куда-то вдаль от Лавры. А у многих лаврских отцов – есть здесь такая особенность – созидается в сердце, не побоимся сказать, духовное родство с преподобным Сергием. Родство такого характера, что вне Лавры они просто не мыслят себя. Ни на какое епископство, ни на какие привилегии, статусы, назначения не согласятся они взамен обители Преподобного. И об этом отец Кирилл постоянно братии напоминал: «Из Лавры преподобного Сергия никуда самочинно не уходить». Но вот решили выслать самого отца Кирилла. Он скорбел и молился, по-человечески трудно было что-либо предпринять. Однажды, прикладываясь к мощам преподобного Сергия, он склонил свою голову к раке. Некоторые заметили, что голову он поднял не сразу. С этого момента душа отца Кирилла успокоилась. Из Лавры его так и не выслали. А спустя время он открыл близким людям, что в тот момент он увидел, как сам преподобный Сергий обнял его за голову и ласково сказал: «Я никуда тебя отсюда не отпущу».

Преподобный Сергий – утешитель, он близ каждого своего ученика.

Вот иеромонах И. Мы учились с ним в одно время. Удивительно добрый и кроткий, он и тогда был ученик преподобного Сергия. С ним однажды приключилась неприятность: во время трапезы подавился костью, которая застряла в горле. Повели его в медсанчасть. Врача там не оказалось, и кто-то дал совет сходить в Троицкий собор к Преподобному, пока не приедет врач. Итак, повели его, безмолвного, в храм, где покоятся мощи аввы Сергия. Как он потом сам рассказывал, когда внутри он уже входил из притвора Троицкого собора в самый храм, то вдруг увидел преподобного Сергия, который подошел к нему, прикоснулся рукой к его горлу, и в этот же миг всё прошло, как будто никакой кости и не было.

Эти случаи – далеко не единственные, не будем пересказывать все (отчасти мы их уже публиковали). Кто-то видел преподобного Сергия в детские свои годы, когда мама переживала за деток, а этим деткам в этот момент и явился Преподобный, утешая и ободряя их. Кого-то исцелил он от безнадежной болезни. Кого-то вывел из клубка жизненных проблем. За всеми подобными случаями чувствуется кроткая любовь и смиренное сердце аввы Сергия. Чудеса Преподобного не настолько известны, они не кричат о себе. Они совершаются тихо. Как и сам преподобный Сергий при жизни своей оставлял себя в тени и безвестности.

Кроме того, если ты заранее ищешь чуда и думаешь: помолюсь и получу что-нибудь сверхъестественное, – то ты близок к прелести. А вот когда сердце сжимается от безвыходно тяжкой ситуации и, смирившись до самых глубин, взывает из этих глубин с молитвой к Богу и святым Его, то тогда и приходит помощь.

Рядом с нами такие ходатаи, как преподобный Сергий Радонежский. И это дает утешение.

Мы, мертвые, идем к нему, живому, чтобы приобщиться Жизни, коей он приобщился в избытке. Мы, гордые и тщеславные, невольно склоняем головы перед его смирением, ибо в нем наглядно явилась нам кротость Христова. Мы, трудно исправимые, находим у него поддержку и вдохновение, так что подчас отступают самые закоренелые недуги души.

Остается только от самого сердца сказать: «Преподобне отче наш Сергие, моли Бога о нас».

Священник Валерий Духанин

Опубликовано: пн, 12/10/2020 - 19:47

Статистика

Всего просмотров 162

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle