Православные СМИ: чтобы миссия не была напрасной

Если мы стремимся открывать с интересом мир веры и Церкви, если материал пробивает наше сердце, – он будет пробивать и читателя. И читателю будет интересно.

Главный редактор журнала «ФОМА в Украине» протодиакон Александр Карпенко

16 сентября в Киево-Печерской лавре состоялась первая тематическая «Правлайф-встреча» – «Учимся говорить и писать о своей вере». Гость собрания главный редактор журнала «Фома в Украине» протодиакон Александр Карпенко рассказал участникам о православной журналистике, становлении «Фомы» и секретах издания. Слушатели узнали о принципах работы редакции известного журнала, искушениях аматоров, а также о том, как не «музейно» рассказать о вере и Церкви.

Лодочка в океане

Православная журналистика должна говорить о важнейших смыслах и меньше отвлекаться на просто любопытные вещи. Православная журналистика должна быть христоцентрична. Это не значит, что на каждой страничке газеты, журнала, сайта должно быть написано: «Христос, Христос, Христос». Но это накладывает ответственность на команду авторов и редакторов.

20 лет назад, когда появился журнал «Фома», православных СМИ, по сути, не было. Отцы-основатели издания – Владимир Легойда и Владимир Гурболиков – решили так: немного расскажем о жизни, о Христе, затем немного о Церкви, дадим проповедь – и аминь. Ребята надеялись, что люди, прочитав такой журнал, тут же полюбят Церковь, уверуют, и все у них получится. Однако нашелся священник, который сказал: «Ребята, Бог – это безбрежный океан. А вы хотите в один журнал вставить Бога, веру, Церковь... В лучшем случае, это будет всего лишь лодочка в этом океане. Но главное – чтобы она плыла в правильном направлении».

Второй совет священника был таким: слушайте духовников. Не бойтесь проявлять инициативу, импровизировать, придумывать что-то, открывать, но прислушивайтесь к духовникам. И все 20 лет редакция так поступает. С молитвой, с поиском своего лица и языка мы выпускаем «Фому».

Разговор с конкретным человеком

Если сравнить православные СМИ, которые издавались в 1990-х годах и 2000-х, заметна разница и в повестке дня, и в материалах, потому что все эти годы церковная общественность менялась. Поначалу казалось: будем перепечатывать Евангелие, святых отцов, давать комментарии священников – и этого вполне достаточно. Затем старались показать, что мы, православные, такие же как все люди. Стали привлекать «звезд», героем каждого номера был какой-то известный человек, и за это «Фому» часто попрекали, мол, «православный гламур», «православие-лайт», то есть облегченная версия. Немножко обидно было такое слышать, потому что «Фома» – журнал пограничный. Он задумывался как издание, которое будет на границе Церкви, которое будет рассказывать о красоте Православия прежде всего тем, кто еще не уверовал, но интересуется. При этом задача – быть интересным и церковной аудитории. Сложная задача, тяжело с ней справляться, но, думаю, от номера к номеру, с переменным успехом, у нас это получается.

Во главу угла поставлен личностный подход. Мы стараемся говорить не с аудиторией, а с конкретным человеком, который держит в руках наш журнал. Говорить о Боге можно по-разному. Можно, действительно, рассматривать, трактовать Евангелие – в этом нам помогают специалисты. Можно публиковать апологетические статьи – мы это тоже делаем. Но постепенно эта часть журнала ужимается, потому что проходит информационный голод, литературы становится все больше, появляются специализированные издания. Мы пришли к выводу: теория хороша и важна, но без практики духовная жизнь не имеет окончательной ценности. И начали учиться говорить о Боге и вере через истории конкретных людей.

Мир духовных открытий

Самое простое для восприятия читателя – это другой человек. Его путь, страдания, его терзания, поиски, его открытия. Читатель примеряет на себя чужой кафтан, но задает свои вопросы. Поиск общего языка с простым человеком – до сих пор не до конца решенная задача редакции. Потому что не всегда мы можем поехать в маленький городок, где живет наш герой, не всегда интересного собеседника, даже если он Златоуст, можно толково и грамотно разговорить. И тогда огромная ответственность ложится на фотографа, который будет ловить интересный момент, на автора, который будет писать очерк о нашем герое и подмечать мельчайшие детали. Искусство православного журналиста – увидеть живую веру, даже когда человек о ней не рассказывает.

У редакции «Фомы» есть выверенный подход к подбору кандидатов на интервью. К примеру, берем мы известного светского человека: сегодня он рассказывает о своей вере, говорит какой он православный, а через полгода окажется, что у него уже третья жена или еще что-нибудь. Это бросает тень на издание, на Церковь, на веру вообще. Поэтому мы щепетильно составляем портрет человека и уже к этому портрету подбираем вопросы. И даже при тщательном, чуть ли не под микроскопом рассмотрении личности, наше интервью оказывается открытым. Часто сами интервьюируемые в процессе общения открывают себя с новой стороны – люди не привыкли говорить о серьезных вещах, о вере, тем более – со средствами массовой информации. Поэтому отвечая на вопросы, которые мы задаем, у человека не особо получается юлить и рисоваться. Часто люди в процессе интервью начинают сами себя открывать и познавать с точки зрения веры. Точно так же и журналисты – порой в неожиданных для себя ситуациях делают серьезные духовные открытия. 

Главное – помнить, ради Кого трудимся

Мы всегда должны помнить, ради Кого трудимся и не забывать о главной задаче Церкви – спасение души конкретного человека.

Здесь есть несколько искушений. Первое, уже немного отжившее, но еще встречающееся в периферийных СМИ – это музейный подход к рассказу о Церкви. Второе – это проповедничество. СМИ для широкой аудитории – это не амвон. Даже если на наших страницах выступает священник, он не проповедует – он рассказывает. Проповедь и рассказ – разные жанры.

Еще один важный момент: не превращаться в «партийные», «общественно-партийные», внутрицерковные СМИ. Даже в Церкви есть искушение кого-нибудь поукорять, пообсуждать, выдвинуть претензии. В журнале «Фома» мы изначально от этого ушли, в нашей повестке дня позитивный аспект Православия. В «Фоме» не найдешь материалов, где бы неуважительно, жестко полемически писали о католичестве, протестантстве, язычестве, даже о раскольниках. Во главе у нас – Бог и любовь, а где любовь не может быть никаких копьев. Копьев в «Фоме» нет!

Я не хочу сказать, что православные журналисты не должны отвечать на вызовы современности. Важно, чтобы это не стало первоочередной и первостепенной задачей. Заходя в информационное пространство, человек не должен видеть Церковь, которая только и делает, что от кого-то отбивается и на кого-то нападает. Мы должны вести людей ко Христу. Мы, журналисты, по сути, посредники, люди, которые должны взять читателя за руку и подвести к Церкви, к священнику. Дальше уже – не наша работа.

«Стяжи дух мирен, и тогда тысячи вокруг тебя спасутся». В этих словах преподобного Серафима Саровского главный смысл. Если мы сами стремимся открывать с интересом мир веры и Церкви, если материал, что называется, царапает наше сердце, пробивает его насквозь, – он будет пробивать и читателя, и читателю будет интересно. Лишь тогда мы посеем зерна веры и дух любви в душах и умах других. И наша миссия не будет напрасной.

 

Опубликовано: пт, 18/09/2015 - 21:28

Статистика

Всего просмотров 21

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle