Языки

  • Русский
  • Українська

Православная миссия в современном Китае

Содержимое

Протоиерей Дионисий Поздняев об особенностях священнического служения в Гонконге и главном интересе китайцев в Православии.

Фото: Infomission.org

По преданию, ещё апостол Фома отправился в Китай с проповедью Христовой вести. Однако до династии Тан (618–907 гг.) не сохранилось документальных источников, подтверждающих присутствие христиан в этом регионе. В VII веке в Поднебесной империи распространилось несторианство, которое после указа императора У-цзуна о роспуске монастырей в IX в. прекратило своё существование. В XIII в. на китайские земли пришли католики (сначала францисканцы, спустя несколько столетий – иезуиты). В XVII в. началась история православной миссии в этой стране.

Что же представляет собой Православная Церковь в современном Китае, в частности в Гонконге? Какова специфика православной миссии и служения священника в этом крае? На эти и другие вопросы отвечает протоиерей Дионисий Поздняев, настоятель храма Святых апостолов Петра и Павла в Гонконге (с 2003 г.), миссионер, специалист по истории православия в Китае.

– Какими юрисдикциями представлено сегодня православие на территории Китая?

– Это Китайская Автономная Православная Церковь, которая была учреждена Московским Патриархатом в 1957 г., хоть и без участия Собора и рецепции другими Патриархатами. Функционирует приход Московского Патриархата на территории посольства РФ в Пекине, а также приход РПЦ в Гонконге, где находится также митрополия Константинопольского Патриарха, учреждённая в 1997 г.

– А в Гонконге из трёх христианских конфессий какая численно является доминирующей?

– В Гонконге больше всего католиков: 7 % от общего населения.

– В чём принципиальная специфика православия в Китае по сравнению с Православными Церквями других азиатских стран: Монголии, Сингапура, Индонезии, Японии, Индии и т. д.?

– В Китае Православная Церковь не столько окормляет эмигрантов (они временно пребывают на территории Китая, как правило), сколько старается максимально концентрироваться на миссионерской работе.

Фото: Radiovera.ru

– Какие основные направления православной миссии в Китае сегодня?

– Формы православной миссионерской деятельности разнообразны: это и богослужение на родном для китайцев языке, и образовательные программы на китайском языке, и перевод церковной литературы. Переводы включают большой корпус богослужебной литературы, катехизической. Есть и святоотеческие труды, и жития святых. Все переводы представлены в нашей онлайн-библиотеке. Это несколько десятков книг.
Однако многое ещё предстоит сделать. Так, актуальной является проблема отсутствия в китайском языке лексических стандартов православной терминологии. Переводов на китайский язык церковных (особенно богослужебных) текстов не так много, как хотелось бы. Осуществление переводов – это кропотливый процесс, требующий времени и внимания. Также наблюдается значительный дефицит святоотеческих толкований Священного Писания.

– Решён ли вопрос о регулярных богослужениях в православных храмах Китая?

– В КНР эта проблема до сих пор не развязана, как в Гонконге, на Тайване. В Китайской Народной Республике, во-первых, не хватает духовенства, во-вторых, есть общины без храмов и храмы, которые не переданы православным общинам. Это довольно сложный процесс.

– Вы служите в своём приходе богослужения на английском, китайском, славянском языках. Кто Ваши прихожане?

– У нас международный приход, хотя русскоязычных прихожан, наверное, больше. Мы открыты для всех.

Прихожане о. Дионисия. Фото: Blagnews.ru

– Что привлекает современных китайцев в христианстве, в православии в частности, как Вы думаете? В чём специфика восприятия китайцами Христовой вести?

– Главное, что интересует китайцев, – практика духовной жизни православия. Эстетический критерий второстепенен, хотя некоторых привлекает именно красота литургической традиции, иконописи православия.

– В интервью 2010 г. Вы отмечали, что ежегодно в Китае только католиков и протестантов становится на 10% больше. Сохранилась ли эта позитивная динамика китайской христианизации сегодня? С чем это связано? Каково место Православной Церкви в данном процессе?

– В континентальном Китае интерес к христианству достаточно высок до сих пор. Китайская цивилизация нуждается в ответах на фундаментальные вопросы своего бытия, так как собственно китайская культура была языческой, к тому же она  разрушена. Китайцы стремятся к духовной жизни, познают, например, буддизм. Однако многим христианство видится более глубоким, чем буддизм, чем традиционный для Китая даосизм. Все же православных христиан здесь слишком мало. Миссия затрудняется в силу того, что православие воспринимается населением как специфическая «русская религия», поэтому интерес к ней меньший, чем к католицизму и протестантизму.

– Ваша, как Вы сами заметили как-то, «история любви» к Китаю началась с частного визита в 1994 г. в Пекин к китайскому крестнику. Что Вас больше всего поразило в Китае тогда, возможно, разрушило стереотипы? Или Вас Китай встретил именно таким, каким Вы себе его представляли?

– Меня более всего впечатлила вестернизация обыденной жизни китайцев. Китайская цивилизация очень современная, я бы сказал даже, с западными, американскими стандартами жизни. Это проявляется в интересах, в быту, в музыкальных предпочтениях и т. д.

Фото: Рrotoinfo.ru

– Насколько изменился Китай за прошедших 25 лет?

– Выросло благосостояние людей. Заметна интенсивная урбанизация: число горожан увеличилось за счет крестьян – эти два мира органично сосуществуют. Увеличился процент образованных людей. Развивается наука. Но в целом прогресс носит технократический характер.

– Вы служите в Гонконге. Какие особенности (культурные, религиозные и пр.) этого региона по сравнению с другими китайскими административными единицами?

– Гонконг был колонией, где правила жизни диктовали британцы. Отсюда специфические принципы построения социальной жизни, иначе складываются отношения между людьми. Общество здесь очень стратифицированное с ярко выраженным делением на классы, которые слабо взаимодействуют. До сих пор в Гонконге велика роль иностранцев: они ведут свой бизнес, владеют недвижимостью, влияют на жизнь города.

– Что для Вас как православного священника было самым трудным в миссионерской деятельности здесь, а что, напротив, по-доброму удивило?

– Особую сложность представлял языковой барьер. Я не изучал китайский систематически в вузе, только с частными преподавателями, поэтому говорю на нем не очень хорошо. Но в континентальном Китае им пользуюсь, а в Гонконге, где распространен кантонский язык, изъясняюсь по-английски. Для китайцев качество знания их языка – вопрос принципиальный, хотя это касается и языка в широком смысле этого слова: языка как системы понятий.

– Как выглядит распорядок дня православного священника в Гонконге?

– Стараемся ежедневно совершать богослужения в храме: Литургию, вечерню, утреню. Постоянно бываю в храме. Так как мы ограничены в человеческих ресурсах, приходится самому выполнять много бумажной, административной работы, связанной с храмом. Также посещаем тюрьмы (в Гонконге это разрешено православным священникам, а в КНР – нет). Основное отличие местных тюрем – в большей строгости и одновременно порядке. Здесь практически нет коррупции, не нарушаются официальные правила и порядки. Имеются достаточно хорошие условия для содержания заключенных – не как в Европе, скажем, но на уровне. Например, администрация тюрем учитывает религиозные предпочтения заключенных в вопросах организации питания. Недавно ко мне обратились из одной тюрьмы с запросом о том, какой должна быть постная пища.

Фото: Vistanews.ru

– Какие главные ошибки миссионерской деятельности может допустить священник в азиатских культурах, в частности в китайской?

– Я думаю, следует избегать, с одной стороны, русификации: не следует навязывать людям свою культуру (не заставлять, например, учить церковнославянский язык, чтобы стать православными), важно проповедовать Христа. С другой стороны, нужно уходить от традиции излишнего нарочитого «подстраивания» под местную культуру. Свидетельство должно быть естественным – нет смысла выискивать местные приемлемые формы, надо говорить в евангельском духе о смысле жизни, об Истине, о Боге без специфического культурного контекста.

– Сохранились ли какие-то раннехристианские и средневековые церковные памятники на территории современного Китая?

– Да, Несторианская стела в городе Сиань, относящаяся к VIII в., причудливо соединяет элементы христианской и местной языческой культуры (например, изображения креста и двух драконов в верхней части и т. д.). Памятник свидетельствует о миссионерской деятельности несториан в Китае эпохи Тан. Сохранились также старые католические храмы.

Беседовала Анна Голубицкая

 

Опубликовано: вт, 30/10/2018 - 10:33

Статистика

Всего просмотров 42

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle